ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дэйн не видел когтей или клыков, но чувствовал, что даже для вооруженного человека это весьма серьезный противник. Он инстинктивно отпрянул и спрятался за краем платформы, не решаясь выглянуть, чтобы посмотреть, что делается под платформой. Но всем телом он чувствовал, как чудовище крушит столбы. От этих ударов и толчков платформа дрожала и раскачивалась.

Ужасный крик, переходящий в рев, снова раздался под ним. Платформа вздрогнула, словно от акустической волны, а не от мощного удара в столбы опор.

Удар! Толчок! Еще удар! Чудовище слепо упорствовало. Долго ли выдержит платформа? Они опять были в ловушке, еще более смертельной, чем раньше. Долго ли выдержит платформа? Этого никто не знает... Но все же это было убежище!

– Смотрите! – Тау слегка потянул Дэйна за руку. Врач тоже лежал рядом с ним на платформе, словно считал, что так будет безопаснее.

Смотреть? Куда? На что? Патрульные спускаются к ним на гравитационных поясах? За последние сутки столько самых невероятных событий произошло с ними, что Дэйн ничему не удивился бы.

Но он увидел только бело-зеленое свечение там, откуда только что появилось чудовище.

Глава 12

Тайная база

Платформа под ними дрожала, и Дэйн еще раз с тревогой подумал о том, что долго она не выдержит. Светящееся зеленоватое пятно тем временем выплывало на открытое место.

Плыло – так лучше всего было описать способ его передвижения.

Очертания его были неопределенными, как будто оно целиком состояло из полужидкого вещества. Чем ближе оно приближалось, тем меньше напоминало живое существо.

Другой запах не менее отвратительный смешался со зловонием первого пришельца. И в то же мгновение удары о столб прекратились. Снова раздался ужасный крик. С платформы чудовище внизу не было видно, но Дэйн догадался, что оно не радо появлению нового существа.

Плывущая масса своим свечением слегка разогнала мрак на поляне. Она не значительно превосходила размерами флиттер. Приближаясь к платформе она начала выбрасывать длинные щупальца, более белые и яркие, чем само тело. И все они устремились к первому чудовищу. Но ни одно не удержалось долго и снова втягивалось обратно в основную тускло светящуюся массу.

Чудовище внизу снова закричало, но не начинало схватку с вновь прибывшим, хотя и не убегало. Как будто оно колебалось, не зная, что выбрать.

На открытой местности светящаяся масса продвигалась очень быстро. Все больше и больше щупалец устремлялось вперед. Они становились все тоньше, но по-прежнему не держались долго.

Чудовище закричало в третий раз и, по-видимому, приняло окончательное решение. Оно мгновенно прыгнуло вперед, ударив приближающуюся к нему массу. Не менее трех щупалец отлетело в разные стороны. Но они не замерли, а, задвигавшись самостоятельно, образовали, слившись, небольшую светящуюся массу, очень похожую на родительскую. Впрочем, чудовище не обратило на это никакого внимания. Масса изменила курс и замедлила свое продвижение.

Снова чудовище бросилось в атаку и опять оторвало часть массы. И снова оторванные куски слились в небольшую массу, которая тоже покатилась навстречу противнику.

Теперь перед чудовищем было три светящиеся массы, но две значительно меньших размеров и не такие страшные на первый взгляд. Еще дважды ударяло чудовище, с яростью разрывая противника на части, и, тем самым, каждый раз создавая лишь новых, хоть и меньших по размеру врагов.

– Они его окружили! – воскликнул Мешлер. – Оно думает, что рвет противника на части, а на самом деле окружает себя.

Он был прав. Вместо трех светящихся пятен сейчас было не меньше двух десятков. Чудовище уже не нападало с прежней яростью. Либо оно устало, либо стало осторожнее, а, возможно, начало сознавать, что его усилия делают положение все более угрожающим.

Родительская масса теперь вдвое уменьшилась в размерах. Но по мере того, как она уменьшалась, росли ее потомки. Самые большие из них, в свою очередь, стали выпускать щупальца. И все эти щупальца со всех сторон подступали к противнику.

Но вот в этой страшной схватке наступила пауза. Чудовище присело и застыло, по-прежнему глядя на первую массу. Массы тоже остановились, но их щупальца непрерывно двигались. В их движении была явная цель, которую они очень быстро обнаружили. Два щупальца различных масс соприкоснулись и соединились. Теперь вместо двух щупалец стало одно, более тонкое и длинное, но постепенно наполнявшееся и утолщавшееся. Точно также соединились и другие щупальца. Масса светящихся тел перераспределилась. И вскоре вокруг чудовища сомкнулось светящееся кольцо с единственным разомкнутым выходом, где его поджидала родительская масса... Возможно ее инертность должна была подстегнуть жертву.

Дэйн не знал, что послужило сигналом к следующему этапу схватки, но два свободных конца светящейся ленты соединились с родительской массой. И сама лента прилипла к спине чудовища, потащила его вперед, упирающегося и отбивающегося прямо в «раскрытые объятия» родительской массы.

Почти полностью опутанное чудовище какое-то время еще сопротивлялось.

Катящийся шар постепенно менял свою форму. В нем протекала смертельная схватка. Но постепенно она затихла. И вот остался только сплошной шар, внутри которого не было видно никакого движения.

– Переваривает, – сказал Тау.

– Что это? – Дэйн повернулся к Мешлеру. – По крайней мере вы должны знать местную животную жизнь.

– Не знаю, – ошеломленный Мешлер по-прежнему смотрел на шар. – Оно не местное.

– Значит, не меньше трех, если считать и съеденного, – сказал Дэйн.

Муравин и эти два. Муравин тоже не с этой планеты. Не исключено, что эти милые создания не единственные...

– Но ввозить животных без разрешения – противозаконно. – Мешлер как будто с трудом поворачивал голову. – Люди Трости не стали бы...

– Кто говорит, что их ввезли? Во всяком случая, в этой их форме? спросил Тау. – Если у них есть ящичек, то это тоже могут быть регрессивные формы. Конечно, у людей Трости отличная репутация. Вы-то уверены, Мешлер, что это люди Трости?

– Это строго секретная зона отдана в распоряжение Трости, – медленно проговорил Мешлер.

– Иногда приказы и распоряжения можно использовать в качестве прикрытия, – заметил Тау, выразив тем самым то, что вольные торговцы знали уже давно.

– Зачем кому-то нужны чудовища? – Дэйн взглянул на массу и отвернулся. Ему не хотелось вспоминать подробности схватки, хотя никакой симпатии к чудовищу он не испытывал.

– А может быть чудовища созданы не ради них самих, – возразил Тау. Возможно, это какой-то эксперимент. Подобную радиацию можно использовать и иначе. Допустим, такой ящичек вы скрытно поместили на территории поселка.

Долго ли продержатся поселенцы, если их скот начнет так мутировать?

Прекрасный способ очистить территорию. А если окажется, что высокая доза радиации или ее продолжительное воздействие отразится также и на людях...

Дэйн сел. Тау выразил его собственные страхи. Но Мешлера больше интересовала первая часть рассуждений Тау.

– Зачем же им избавляться от поселенцев?

– Вы больше моего знаете о своей планете. Спросите себя. А я вот сейчас думаю над тем, сможет ли этот шар вскарабкаться сюда к нам? – Тау посмотрел в сторону массы. – И скоро ли она снова проголодается?

Дэйн встал. В его родном мире существовали рептилии, которые, проглотив пищу, спали несколько лет. Конечно, нельзя на этом основании судить о чужой фауне, но у них есть надежда. Он обернулся и посмотрел на светящуюся стену силовой защиты. Отсюда ее было прекрасно видно, и можно было судить о том, добился ли бреч успеха.

– Никакой причины... – Мешлер по-прежнему не мог понять, как поселенцы стали целью такого эксперимента. – Для этого же нет никакой причины. К тому же такой эксперимент должен быть известен Совету планеты.

– Ну, хорошо! – ответил Тау. – Значит, нам нужно выбираться отсюда как можно скорее, и вы сможете все сообщить Совету. Поле еще стоит? повернулся он к Дэйну.

26
{"b":"20905","o":1}