ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Гретлера?

– Чей же еще? Сньюман передал, что торговцы увезли источник на шлюпке в дикую местность, чтобы там какой-нибудь специалист взглянул на него.

Клянусь четырнадцатью рогами Боблана, все идет не так, как нужно! Мы пытались убрать чудовищ, и что получилось? Напали на этих...

– Дэксти сказал, что нужно их уничтожить. Пусть рейнджеры думают, что это сделали звери.

– Знаю, знаю. Но что же произошло? Часть из них ушла. Нам пришлось задержаться, и мы потеряли флиттер. Не поедешь же на краулере, когда эти крошки могут легко растоптать его словно тюбик Е-рациона.

– Значит мы ждем другой флиттер?

– А ты можешь придумать другой выход? Эйлик убрал помехи. Мы послали призыв о помощи на волне порта, сознательно сделав его слабым. Между нами и портом четыре-пять больших поселков. Может отозваться любой из них.

Таков обычай поселенцев. Мы получим флиттер, включим источник на полную мощность, и теперь, когда роботы уже остановились, желание Дэксти все же исполнится: не останется никого в живых.

Хотя кое-что еще оставалось неясным, общая картина отвратительного замысла стала ясна Дэйну целиком с самого начала, когда он впервые увидел мертвеца на своей койке. Как он и опасался, эти мерзавцы не собирались выполнять условия договора. Как же предупредить людей за камнями?

– Эй вы... там! – на этот раз первыми заговорили поселенцы.

Дэйн пытался подчинить свое тело воле. Если бы только он мог крикнуть! Но когда он попытался, то из горла вырвался лишь хрип. Один из незнакомцев, проходя, пнул вытянутую ногу Дэйна. Боль огнем пробежала по телу, и он подумал, что потеряет сознание. Придя немного в себя, он снова увидел разговаривающих незнакомцев и поселенцев.

– Мы согласны. Отзовите зверей, и мы позволим вам взять флиттер... если он прилетит.

– Прилетит, – сказал незнакомец. – Мы послали уже тревожный сигнал на север. Вы не предупреждаете их, а мы отзываем зверей. Но если вы нарушаете договор, то мы снова спускаем зверей обратно. И они сначала займутся этими... – он указал на обломки, где лежал Дэйн.

Но где же бреч? Снова Дэйн почти забыл о чужаке. И поскольку незнакомцы не упоминали о существе с Ксечо, то бреч, вероятно, погиб в обломках флиттера – отвратительный конец для необычного товарища в этом болезненном приключении. Капюшон лежал под головой Дэйна, и когда он попытался повернуть голову, чтобы увидеть цел ли микрофон, в шею ему впился какой-то острый предмет. Как будто коммуникатор разбит. Теперь, даже если бреч жив, то позвать его нет возможности.

Но когда незнакомцы вернулись от камней и остановились над ним, у Дэйна было над чем задуматься. Оба незнакомца были землянами или потомками землян-колонистов, насколько он мог судить. На них были стандартные термокостюмы, капюшоны наброшены на головы. Один из них присел рядом с Дэйном.

– Слышал наш разговор. – Это был не вопрос, а утверждение.

– Ладно, не вздумай предупредить их. Мы выпустим наших крошек и как ты думаешь, кем они займутся в первую очередь?

Дэйн не ответил, и человек казался удовлетворенным тем, что напустил страху на беспомощного пленника. Он добавил:

– Мы о вас позаботимся. Если бы не вы, проклятые торговцы...

– Пошли, – его товарищ опустил ему руку на плечо.

– Бесполезно говорить ему об этом. Виноват Гретлер, а не они.

Гретлер... и то, что мы не могли всего предвидеть. Во всяком случае с ним покончено.

Они исчезли из поля зрения Дэйна, и он остался лежать, глядя на обломки, на неподвижного робота, на камни, а в ушах у него продолжало звучать: «с ним покончено». Но что-то в нем реагировало не так. У Дэйна было такое чувство, словно его вытянули хлыстом по спине.

Итак, они считают, что с ним покончено. Все, что осталось от него, лежит тут, приманка в их ловушке, как добыча для одного из чудовищ! Если бы только он мог оглянутся... Что они сказали раньше? Мешлер в порядке, только ноги связаны танглером. Он высовывается из-под обломков, играя роль другой жертвы крушения.

Но на этот раз нет бреча, который смог бы освободить их. То, что нужно сделать, Дэйн должен сделать сам. Снова медленно, с величайшей осторожностью пытался он шевелить руками и ногами. На этот раз они слушались его легче, без той утомляющей скованности. Боль в голове уменьшилась, и мир больше не вращался перед глазами.

Он попытался, взглянув на небо, определить сколько прошло времени с момента их вылета. Но облака держались с утра и трудно было решить, сколько часов осталось до темноты. Но бандиты наверняка осветят обломки, чтобы привлечь внимание тех, кто придет на помощь. Они не оставят свою приманку в темноте. Сколько будет света?

Дэйн внимательно прислушался. Он слышал звон двух последних работающих роботов, чьи-то голоса в удалении. Слова были непонятные.

Вода – Дух Космоса! Как он хочет пить! Вначале это была безымянная потребность, но когда он подумал об этом, жажда чуть не свела его с ума.

Дэйн всегда считал себя выносливым – вольные торговцы славятся своей способностью выживать даже в трудных условиях. На Земле его учили особой технике: выживаемость не в припасах, а в особой внутренней силе человека.

Дэйн не очень хорошо усвоил эту науку и сомневался в своих способностях, но иного выхода у него не было.

Он начал действовать, как учили его инструкторы, часто приходившие в отчаяние от его бездарности. Мозг над телом.

Жажда... он хочет ПИТЬ! Он как будто лежит в воде и впитывает ее всеми порами своего тела. Вода! На мгновение он позволил себе подумать о воде, о сухости во рту, о пепельной пустоте в горле. Потом тщательно применил нужную технику – или то, что инструкторы считали нужной техникой.

Ладони Дэйна были прижаты к земле. Он украдкой оперся о них. Немного приподнялся и обнаружил, что слабость почти исчезла. Он может встать.

Сможет ли он бороться с безумием? Будут ли враги так грубо обращаться с ним на виду тех, за камнями? Ведь они заключили сделку, хотя и не намерены выполнять ее условия. Предположим он встанет, и они обрушатся на него. Те, за камнями, поймут, что с ними обойдутся не лучше. Его сознательно пнули, хотя со стороны он мог казаться лишенным сознания.

Итак...

Дэйн перенес давление на одну руку. А куда он двинется? Если к камням, то его тут же остановят. А если ближе к обломкам? Нужно попробовать...

Изо всех сил оттолкнувшись рукой и телом, он перевернулся на живот и застыл. Боль и тошнота снова обрушились на него. Но теперь он полностью видел обломки. Недалеко от него лежал человек лицом вниз. Дэйн узнал его.

Это был тяжелораненый, которого он первым поднял на борт флиттера. Теперь он явно мертв. Немного дальше лежал Мешлер.

Рейнджер смотрел на Дэйна. Вот он слегка шевельнулся. Он высовывался из-под двери люка, а над ним под угрожающим углом возвышалась лебедка.

– Этот двинулся! – Дэйн не видел говорящего, но голос раздавался откуда-то рядом.

– Воды!.. – Дэйн решил, что пора начать игру. – Воды!..

Голос у него был хриплым, почти шепот.

– Он хочет пить.

– Ну, так дай ему. Те должны догадаться.

Дэйн обрадовался. Он правильно оценил положение. Рывок через плечо перевернул его на спину, и он увидел горлышко бутылки. Из нее полилась благословенная влага, хлынула по щекам, подбородку. Потом горлышко засунули ему в рот, и он начал пить.

Когда горлышко резко выдернули, раздался приказ:

– Оттащи его отсюда! Он слишком близок к камням. Кто-нибудь захочет унести его, когда стемнеет.

Дэйна подхватили под мышки, слегка приподняли и потащили. Он прилагал все усилия, чтобы не потерять сознание от боли, которую ему причиняли толчки о землю.

Когда его выпустили, он ударился о землю головой и плечами. Мешлер теперь находился совсем рядом.

– Прекрасно!

Дэйн полуоткрыл глаза. Теперь он не играл роль, он жил в ней. Смутно он видел стоящего рядом человека.

Человека? Нет, это был чужак, такой же, как тот, в лагере, если не тот же самый. Он говорил на базовом языке. По крайней мере это слово было произнесено на базовом языке звездных линий, но с сильным акцентом.

36
{"b":"20905","o":1}