ЛитМир - Электронная Библиотека

Андрэ Нортон

Шервуд Смит

Разум на торги

Глава 1

— Они будут стрелять!

Голос шел отовсюду.

Дэйн Торсон бросился бежать, но ноги месили на одном месте, не продвигая его вперед. Он в ужасе оглянулся назад, увидел причудливые черные тени, висящие в воздухе, как бомбы. Их были тысячи. В слепящем свете вокруг плавали призраки. Какие-то лица были знакомы — полузабытые лица из детства. Из Школы? Нет...

— Иииии — Йааа!

Вопль зазвенел в голове у Дэйна, грубо вырвав его из забытья.

Он сел в койке, мигая на мягкий ровный свет ночника на переборке, а обрывки и осколки сна мелькнули перед глазами и пропали. Он не убегал от надвигающейся атаки, он сидел в безопасности своей койки на борту “Северной звезды”, где летал грузовым помощником.

Он глубоко вдохнул и выдохнул и сделал еще один вывод: сны и воспоминания принадлежали не ему.

— Али, — сказал он. Это были сны Али Хамила — и воспоминания тоже его.

Он натянул одежду и нажал кнопку на пульте двери.

В коридоре он увидел Али, прислонившегося к стене и неподвижного. Он тоже был бос, и его обычно учтивое сдержанное лицо было почти неузнаваемо. Дэйн взглянул на наморщенный лоб инженера, где под спутанными черными волосами блестели бисеринки пота, и подумал, насколько тяжелее был этот сон для него.

На слова времени не было: в ту же минуту два черно-белых блика ракетой пронеслись по коридору, преследуемые новой ученицей Дэйна — Туи, ригелианской полукровкой, которую они нашли на огромной обитаемой базе под названием Сад Гармоничного Обмена, или попросту Биржа. Едва ростом с ребенка, с сияющей от усердия голубой кожей, она двигалась со странной плоскостопой грацией в псевдогравитации гипера, поставленной на 0,85 от тяготения их места назначения.

Дэйн взглянул на Альфу и Омегу — корабельных кошек и перевел глаза на Туи, ожидая, пока ригелианка переведет дыхание, и, заметил он с неловкостью, избегая обвиняющего взгляда Али.

Кошки и Туи явно прервали какую-то игру. Маленькая полукровка легко приноравливалась к изменениям гравитации; лучше, чем вся остальная команда с микрогравитационной адаптацией, сделанной Крейгом Тау после пережитого на Бирже. Туи привыкла к переменной гравитации огромной конструкции, которая была домом для людей, насекомоподобных канддоидов и выходцев из тяжелого мира шверов.

А остальная команда не привыкла. Люди, потомки терран, предпочитали планеты вроде Гес-периды-4, до которой сейчас было меньше дня пути. Но они далеко вышли за терранскую сферу влияния, и почти вся торговля будет проходить в цилиндрических обитаемых базах космоса канддоидов. И потому оба корабля соблюдали сложный цикл гравитации — то есть псевдогравитации гиперпространства, — чтобы команда привыкала к различным соотношениям веса и массы.

— Я слышала, кричал, да? — сказала Туи.

— Извините меня, — криво улыбнулся Али. — Надо будет спросить Рипа, что он сунул в наши рационы...

— С негодованием отметаю! Вряд ли кто скажет, что от моей стряпни пальчики оближешь, но никто пока и не отравился.

Это появились бок о бок Рип Шеннон и Джаспер Уикс: высокий, красивый, темноволосый и бледный, приземистый, оба в коричневых мундирах Вольных Торговцев — оделись на вахту. Хоть Рип и шутил, лицо у него было встревоженное, и у Джаспера тоже.

— Вы не могли из самой ходовой рубки слышать, как я ору во сне, — сказал Али.

Рип покачал головой. А Джаспер похлопал себя по лбу:

— Я тебя здесь слышал.

— Туи тебя слышит, в гидропонной лаборатории. — Гребень Туи прилег к голове, когда она показала за угол и тронула себя за ухо. — Плохой сон, Али Камил?

— Плохой сон, Туи, — ответил Али, попытавшись улыбнуться.

— Второй, — заметила Туи, и ее зрачки вдруг сузились в щелочки. — Ты кричишь две вахты назад. Туи слышала. Доктор Тау говорит: “Туи, делай работу”. Ты думаешь, плохой сон от плохой еды?

— Нет.

Этот голос прозвучал с другого конца коридора: доктор Крейг Тау, старший из вновь набранного экипажа.

— Извините. — Красивое лицо Али свело напряжением. Дэйн кожей чувствовал, до чего его коллеге все это неприятно. Али был не из тех, кто любит делиться эмоциями, тем более подробностями личной жизни. — Кажется, я приобрел способность превращать кошмары детства в цветные видеосны. Интересно, не причитается ли мне с вас плата за трансляцию?

Тау слабо улыбнулся и ответил:

— Прошу вас четверых присоединиться ко мне в кают-компании через.., десять минут. Настало, кажется, время, для разговора, который уже давно назрел. Туи, отчего бы тебе пока не приземлиться в ходовой рубке? Мы тебе потом все расскажем.

Маленькая ригелианская полукровка кивнула и засмеялась.

— Что смешного? — спросил Дэйн. Туи слегка подпрыгнула; ее голубая, причудливо чешуйчатая кожа лоснилась здоровьем.

— Приземлиться в ходовой рубке? Я там приземляюсь? Течения космоса меня приземляют!

Она смеялась сквозь зубы шипящим смехом — попытки Дэйна объяснить ей, что Али умеет настраивать двигатели, чтобы они “пропускали сквозь себя” гиперпространство, создавая псевдогравитацию, особого успеха не имели.

Гребень ее чуть опустился, когда она добавила:

— Скоро выход! Настоящее свободное падение до входа в гравитационный колодец!

Дэйн отметил слово “вход”. Не “спуск”. Он подозревал, что она все еще слабо представляет себе понятия “верх” и “низ”. На уровне разума она понимала это хорошо, но не понимала физически, несмотря на свою фантастическую адаптабельность. Но Дэйн не сказал ничего. Время покажет. И он не знал, что нужно объяснять, а в чем предоставить дело опыту.

Туи минуту на него смотрела, потом ее гребень снова встал дыбом, она побежала вприпрыжку по коридору и скрылась. Кошки за ней.

Тау не ждал ответа. Он вернулся в свою каюту, и до Дэйна донеслось шипение закрывающейся двери.

Оставшиеся переглянулись, пожали плечами, и Дэйн сказал:

— Что бы оно ни было, а может подождать, пока примем душ и выпьем чего-нибудь горячего. Али кивнул и тоже скрылся в своей каюте. Джаспер посмотрел ему вслед и произнес:

— Я лучше пойду закончу работу.

И скрылся в направлении отсека двигателей.

1
{"b":"20906","o":1}