ЛитМир - Электронная Библиотека

Но прошел час, за ним другой, и ничего не случилось. Ни связи, ни движения — ничего, кроме медленно слабеющего ветра и тяжелого ливня снаружи.

Рип кое о чем подумал и щелкнул кнопкой интеркома.

— Тау?

— Слушаю, — донесся голос медика из лаборатории.

— Какова дистанция твоих датчиков температуры?

— Только ближайшая окрестность. Но если наши соседи не обманывают мои датчики, то они не движутся.

— Спасибо.

Рип отключился, ощущая непривычную тяжесть в суставах рук. Он случайно напряг пальцы. Интерком мигнул, и Рип его включил. Голос Тау произнес:

— Я настроил датчики как только мог и не нашел никаких признаков корабля.

Из машинного отделения донесся голос Штотца:

— И не должен был, если у них корабль полностью остыл.

— А мы часто бываем полностью остывшими? Даже когда мы садимся на планету на долгую стоянку, мы держим небольшую мощность для жизнеобеспечения, компьютеров и гидропоники.

Тау говорил спокойным и деловым голосом.

— Верно, — ответил Штотц несколько сухо. — Но неплохо учитывать все возможности.

Рип сообразил, что остальные не столько докладывают, сколько напоминают ему о многих аспектах ситуации, которые он мог просмотреть, но никто не хотел говорить об этом прямо. Он ощутил странную смесь благодарности и раздражения — последнее в основном в свой адрес, потому что у него нет того вида знающего и предвидящего все капитана, который был второй натурой Джеллико. Наверное, капитан убедил экипаж в своей непогрешимости сразу, как принял командование. Он вздохнул, ощущая напряженными мышцами шеи непривычный груз тяготения. Протирая глаза, он подумал о словах медика. Мысли его отвлеклись ощущением, что на него кто-то смотрит. Он повернулся и увидел в проеме люка Дэйна Торсона с усталым и слегка виноватым видом.

— Чего мы так и не узнали, — сказал Дэйн, — так это был ли на борту “Ариадны” полный экипаж, когда ее захватила банда Флиндика. Если они разделились и оставили здесь половину команды, то “Ариадна” могла бы слетать к Бирже с полным грузом и вернуться сюда с припасами за грузом, который уже ждал бы.

Али присвистнул:

— Я не подумал, но ты вполне можешь быть прав, Викинг.

— Звучит осмысленно, — медленно произнес Рип. — Мы провели именно этот корабль с половиной экипажа, и знаем, что это возможно.

— А если так, — сказал Али, лениво барабаня пальцами по консоли, — то мы и есть пираты. По крайней мере так они должны думать. У них должен быть телескоп — если делить команду пополам, то телескоп будет нужен не меньше радиосвязи.

— Значит.., если они увидели “Ариадну” на орбите, то знают, что их корабль у нас; — заметил Дэйн. Он вздрогнул и встряхнул головой. — Тяже-до вот так узнать, что твои товарищи по команде присоединились к Сэнфорду Джонсу на его корабле-призраке.

Рип положил ладони на колени.

— Я знаю, что я должен делать. — Он включил экран интеркома. — Али, давай сигнал широкого спектра на полосе Торговцев.

Али протянул руки к консоли, но остановился и поднял глаза, скривив рот.

— Ты же знаешь, что наши соседи извне вполне могут быть пиратами.

Рип набрал побольше воздуху, потом покачал головой:

— Мы рискнем.

Али слегка пожал плечами и вернулся к работе. Красный свет над экраном интеркома сменился на зеленый — это значило, что слова Рипа и всех остальных в ходовой рубке транслируются наружу. Рип смахнул несуществующую соринку со своего мундира Вольного Торговца и объявил:

— Я Рип Шеннон, пилотирующий “Королеву Солнца”. На орбите находится корабль, бывшая “Ариадна”, ныне “Северная звезда”. Корабль найден нами на орбите в системе Микоса, на выходе из гиперпространства мы пересекли его орбиту...

Рим медленно и спокойно рассказал всю историю.

В конце передачи он велел Али передать две ленты из судового журнала: их первый контакт с “Ариадной” — он просто показал прохождение вдоль ее борта и фальшивое название “Старвенджер”, написанное пиратами вдоль ее корпуса.

Потом была показана лента, где был записан арест Флиндика.

Это был риск — обнаружить себя, не зная, кто может за ними подсматривать и зачем. Рипу было неприятно разговаривать перед молчащим экраном. Но он считал, что хотя бы это они должны экипажу “Ариадны” — если неизвестные были экипажем “Ариадны”, — и он отметил, что никто из остальных не стал дальше возражать.

Он закончил и медленно сказал:

— И вот почему мы здесь. У нас есть лицензия, выданная Торговой Комиссией, и мы прибыли для добычи сьеланита. Мне жаль, что я принес вам такие новости.

Он сам почувствовал, что дал слабину в конце, и поморщился, отключая связь.

Долгие секунды они ждали, и когда ответа не последовало, Рип оглядел остальных.

— Раз нам все равно нечего делать, отчего не поесть, а тем, кто не на вахте, не отдохнуть? Если у нас впереди тревожная ночь, стоит к ней подготовиться.

Первым вышел Дэйн, на вахте остался Али. Рип заметил, как неуклюже и медленно двигается грузовой помощник. Он встал, и у него стрельнуло в голове, а мускулы живота предупреждающе сжались. Он вздрогнул и заставил себя расслабить мышцы перед тем, как подойти к трапу. После приземления “Королевы” он ощущал свое тело комком узлов.

Он рассчитывал, что долгое путешествие в гипере с его псевдогравитацией даст всем возможность вновь адаптироваться к полному тяготению, но, кажется, так не вышло. И это беспокоило. Не была ли ментальная связь только частью того, что с ними случилось? Или остальной экипаж приспособился к новым условиям космоса канддоидов, где переменное тяготение было нормой?

Проделывая комплекс расслабляющих упражнений, он отметил, что слишком ленился работать на весовых тренажерах. Тау недвусмысленно давал понять, что все должны определенное время тренироваться, чтобы поддержать уровень кальция, несмотря на периоды микрогравитации. Мышцы у Рипа вроде бы не болели, но все остальное было как бы не на месте.

Наконец он осторожно пошел и спустился по трапу. На палубе рядом с трапом на следующий Уровень стоял Дэйн Торсон. Грузовой помощник строил гримасы и потирал виски.

— Упал? — спросил Рип.

12
{"b":"20906","o":1}