ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 8

— Нет! — Голос Туи сорвался на визг. — Нехорошо!

И она заговорила ригелианской скороговоркой, примешивая к ней слова, которые для Рипа звучали как язык татхов.

Рип видел, как Дэйн сосредоточенно хмурился. Грузовой помощник после недель разговоров с Туи понимал ригелианский не хуже, чем Туи терранский, или примерно так же. Но сам он редко говорил этим трудным свистящим языком.

— Обязательство жизни? — спросил он наконец и покачал головой.

Туи высвистела быструю серию нот, означавшую огорчение. И повернулась к Рипу.

— Подарок жизни значит — ты владеешь жизнью. Плохо, очень плохо...

— Если нам не нужны рабы? — сухо перебил Дэйн. — О владыки космоса! Уж если мы вляпываемся, так вляпываемся!

— Рабы? — повторил Рип с удивлением. — Как? Ведь этого мертвого предрассудка больше нет, правда?

— Не правда! — крикнула Туи, снова повышая голос.

— Будь добра объяснить, — попросил Рип, ворочая шеей. Неужели этот день никогда не кончится? Путь обратно к кораблю отнял еще больше, чем выход наружу, а в конце, когда они с трудом вообще держались на ногах, их хорошо полило дождем. Он выдохся и мечтал только добраться до койки.

Экипаж почти весь разошелся по каютам, хронометр Геспериды-4 показывал всего пару часов до восхода. Только Тау и Туи не спали, ожидая в кают-компании их возвращения.

Вдруг до Рипа донеслось ощущение еще двоих — Али и Джаспера, оба спокойно спящих Через все тело текла усталость, наполняя конечности и мозг Когда Туи заговорила, он заставил себя встать и взять кружку горячего джекека.

— Дары снаружи группы клана только в договоре, — сказала Туи. — Маленький дар зовет маленькое обязательство, но большой дар, дар жизни, есть обязательство жизни Торговцы татхов дают лагерь, дают машины. Вы берете руду, уходите, они кончают жизнь здесь. Вы даете дар, везете их в космопорт, значит, возвращаете жизнь. Они принимают — тогда они должны вам жизнь.

— Что мне было держать язык за зубами! — застонал Рип. Он не мог удержаться, чтобы не состроить гримасу Дэйну. — И ты тоже не очень спешил меня остановить.

Дэйн вздохнул:

— Потому что у меня было то же самое чувство жалости, сочувствия, в общем, назови как хочешь. Я думал, это благородный жест.

Гребень Туи затрепетал.

— Ты не читал файлы?

— Конечно, я их читал! — ответил Дэйн, усталый настолько, что не мог скрыть раздражения. Не то чтобы Туи это трогало; она знала, что грузовой помощник был зол не на нее, а на себя. — Я прочел про все эти обязательства, но я считал, что все это относится к заключению договоров. В уме я перевел это как вид Торговли. Бартера. Предметы за услуги. Но я так понимал, что сначала обе стороны должны согласиться на условия. Я думал, что предложение Рипа прошло без последствий, поскольку оно не ставило условий. Он предложил им бесплатный проезд.

Туи покачала головой, вздыбив гребень.

— Но они знают, что жизнь — условие. Либо жизнь кончается тут, либо возвращать жизнь на корабль. Теперь понял?

— Теперь понял, — мрачно ответил Дэйн. — Туи, тебе крайне необходим отдых. Утром поговорим. Я знаю, что мне понадобится твоя помощь, когда я опять пойду на встречу с ними, и я хочу, чтобы ты отдохнула и была готова.

Туи перевела взгляд с одного на другого, подняв гребень с надеждой. Потом встала и вышла.

Рип открыл рот, но Дэйн неожиданно поднял руку, останавливая его. Они в молчании слушали звяканье ступенек, по которым спускалась Туи. Потом Дэйн сказал:

— Я хочу, чтобы она стала нашим локутором и пошла в лагерь завтра ночью, чтобы выправить положение.

— Локутором? — повторил Рип. — Но ведь ты мне вчера сказал, что это официально уполномоченный делать заявления. Она ведь так недавно в команде, и ей всего девятнадцать лет...

Дэйн нетерпеливо встряхнул головой.

— Мне было столько, сколько ей, когда я стал служить на “Королеве”, желторотым выпускником Школы. Конечно, ей многому еще надо научиться, и она это знает — она изучает данные Торговли за много лет. Как я в Школе. И я окончил, зная только, как мало я знаю. И все равно ван Райк мне доверил настоящую ответственность в первой же паре рейсов.

Рип ощутил легшую на него тяжесть решения. И Джеллико тоже было так тяжело? “Он поставил меня командовать “Королевой”. Интересно, каково ему было доверить свой корабль тому, кто только полгода как перестал быть учеником?"

Возраст — опыт — умение.. Капитан, если хочет быть хорошим капитаном, должен уметь оценивать все вместе плюс еще целый ворох достоинств и недостатков, а не судить только по одному качеству. Рип понял, что ему есть о чем подумать.

Он взглянул на Тау и увидел вопрос в его глазах. Медик и Дэйн ждали ответа.

— Хорошая мысль, — сказал Рип. И Тау кивнул с явным одобрением.

— Вы тут кончайте планирование, — сказал он, — а я пошел в койку.

Тут Рип понял, что пока он оценивал Туи, он сам проходил некоторое испытание, не зная этого. И выдержал.

***

Рип проснулся, когда утро уже миновало. Он посмотрел в наружный экран и увидел рассеянный свет тумана.

В кают-компании он увидел уже спустившегося Дэйна, глядевшего на белый экран. Рип подошел и понял, что на экране показан вид за кораблем. Туман был такой густой, что трудно было разглядеть землю.

— Я их видел, — сказал Дэйн. — Странники. Уверен, что это они.

Рип прищурился на экран. Дэйн умерил яркость. Рип покачал головой, не отрывая глаз от экрана.

— Ничего не вижу.

— Смотри.

Они стояли рядом. Вскоре Рип уже мог различить какие-то узоры в густом тумане, и клубящиеся пары почти его загипнотизировали. Пару раз мелькало что-то плавающее в тумане жемчужно-серое, не слишком близко, но тут же растворялось, и Рип предполагал, что это просто ландшафт проглядывает через менее густой туман.

— Парящий патруль? — спросил новый голос. Рип обернулся через плечо. Али небрежной походкой входил в кают-компанию, глаза его слегка припухли. Рип знал, что инженер принимает какое-то лекарство, взятое у Тау. Посмотрев ему в глаза, он подумал, не удвоил ли Али дозу. Дэйн, не отрываясь от экрана, сказал:

— Мне кажется, они там.

25
{"b":"20906","o":1}