ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 17

— Он поправится.

Рип прислонился к переборке в проходе рядом с лазаретом. Он не позволял себе надеяться даже тогда, когда Али привел флиттер с почти выжженным горючим и дымящимися двигателями, и они вынесли дышащее тело Дэйна. Дышащее, но в глубоком обмороке. Мысли о коме, повреждении мозга, неврологической катастрофе мелькали в мозгу Рипа, пока он помогал Муре нести Дэйна в лазарет.

Али шел сзади, еще не успев отмыться после катастрофической ночной экспедиции за рудой, с напряженным лицом, а глаза его бросали вызов любому — да, любому! — кто посмеет пристать к нему с вопросами. Джаспер следовал за ними своей беззвучной походкой, ничего не говоря, но Рип подозревал, что скрываемые им чувства совпадают с его собственными. А за Джаспером ковыляла Туи с убитым видом, и гребень ее посерел и повис.

Вся команда собралась около лазарета, втиснувшись из-за недостатка места в гидропонную лабораторию, и ждала вердикта Тау.

И вот он вышел, улыбнулся и повторил еще раз:

— Он поправится.

— Как это? — спросил Иоган Штотц. У Али взлетела бровь, и Мура поспешил объяснить:

— Он этому рад. Конечно же! Но я думал, что эти твари убивают при контакте. Так был он поражен такой штукой или нет? И если нет, то что случилось?

Крейг Тау помолчал и сказал:

— Может быть, я смогу ответить на эти вопросы и на другие, когда возьму еще анализы. Нам всем нужно отдохнуть — и я предлагаю всем вам этим заняться. Когда проснетесь, у меня будет готов для вас полный отчет.

Штотц перевел взгляд с Тау на Али, потом хмыкнул:

— Я подожду. И мне точно надо поспать. Хотя пройдет приличное время, пока кто-нибудь из нас выйдет наружу, поспав или нет.

Рип подумал о пакете данных, который только что передал Глиф и который сообщал о массивной зоне плохой погоды, идущей с запада. Судя по ее виду, им предстоит трепка штормом ураганной силы в течение не меньше двух суток.

Когда команда начала расходиться — дольше всех колебалась Туи, и больше всех оглядывалась, — Тау тихо позвал:

— Али! Джаспер!

И мигнул Рипу, кивнув головой в сторону лаборатории.

Через минуту они все были в лабораторий. Рип плюхнулся в кресло. Али прислонился к двери, положение плеч выдавало его напряжение. Только Джаспер казался спокойным, когда наклонился и погладил остроухую голову Синбада.

— Дэйн жив только потому, что это, что бы оно ни было, изменило его биохимию, — сказал медик без предисловий. — Его нервная система еле смогла справиться с тем зарядом, который выдала ему эта тварь, и мозг его тоже выжил.

— Он говорил? — перебил Али. Джаспер поднял голову.

— Да. — Тау бросил взгляд в сторону Али. — Я его снова отключил, чтобы починить связки в колене. Он сказал, что этот странник вступил с ним в контакт. Без слов, но он уверен, что это контакт. Он говорит, что почувствовал вопрос, и думает, что это существо ощутило его боль, поскольку очень резко ушло. Все это за секунду или две восприятия, когда он был охвачен судорогой, но я склоняюсь — учитывая все факты — к тому, чтобы ему поверить.

— Контакт? — повторил Рип, не в силах уставшим мозгом понять сразу. — Разумное?

— Возможно. Но это потом. Вопрос же в том, что вся остальная команда, и Торговцы тоже, захотят услышать, что случилось. Ошибкой было бы дать им поверить, что они могут пережить контакт с этим существом, разумно оно или нет. Боюсь, джентльмены, что пришло время информировать всех о том, что с вами случилось.

Рип кивнул, не сказав ни слова, и Джаспер тоже наклонил голову. Все глаза обратились к Али. Он смотрел вниз, на палубу, и на его руке побелели костяшки. Вдруг он поднял голову, и лицо его перекосила кривая улыбка.

— Если мы станем уродами из кунсткамеры...

— Не уродами! — резко перебил Тау. — Это — нет. Ты назвал бы уродами друзей Туи по клану? Закатан?

— Людьми-уродцами -'— а мы вообще люди? — горько спросил Али.

— Человечество — это открытое множество, ты этого до сих пор не понял? — ответил вопросом медик. — Ты растешь и меняешься, или каменеешь и умираешь. Татхи, берране, Сиер, Туи — это все млекопитающие, и их вполне можно назвать людьми. Величайшее достоинство нашего вида — его бесконечная приспособляемость. Вы — индивиды, но вы не одиноки — если сами не захотите быть одинокими.

— Одинокими. Я бы не возражал, если бы мои сны оставались у меня в голове.

— Над этим мы поработаем. Есть способы — я про них прочитал. Но тебе придется с этим работать.

Вдруг напряжение оставило Али. Он поднял голову, сразу став серьезным.

— Ладно. Скажи им, что считаешь нужным. И я сделаю, что ты считаешь нужным — спущу лекарства в утилизатор. Но обещай мне, что я смогу сохранить свои ментальные границы — как-нибудь, когда-нибудь, потому что иначе я с этим жить не смогу.

— Обещаю, — твердо ответил Тау. Али развернулся и вышел. Джаспер вежливо кивнул остальным и выскользнул вслед за Камилом. Рип замешкался:

— Я обещал сообщить Лоссину.

— Я свяжусь с Сиером, — пообещал Тау. — Расскажу ему то, что рассказал другим. Теперь иди спать. Тебе еще многое предстоит. Я бы предпочел, чтобы ты был в сознании, когда этим займешься.

Рип кивнул и вышел, направляясь в свою каюту. Мысли его перешли от Дэйна к другому предмету — добыче руды. Вопреки всем планам и героическим усилиям, обе команды Торговцев выбрали только семьдесят пять процентов того, что надеялись получить. И было ясно, что скорого выхода у них не будет.

Вытягиваясь на койке, Рип подумал, что там с “Северной звездой”. Радиомолчание — в опасности?

Али хотел быть один. Рип мог бы ему сказать, что с удовольствием бы с ним поменялся.

Он закрыл глаза и нырнул в неспокойные сны.

***

— Хорошо, попробуем еще раз, — сказал Рип, пытаясь справиться с собственным нетерпением.

Это было через три дня — три беспокойных дня, наполненных мелочами, вопросами, тремя срочными вылетами на помощь Торговцам для помощи в ремонте оборудования, потрепанного жестокими штормами.

Али сделал нетерпеливый жест:

— Это было...

— Мы слышали, — коротко перебил Дэйн. Никто не улыбнулся. Все слишком устали. Но связь работала — или могла работать, если сосредоточатся все. Если отсекут остальные мысли. Если напрягутся. Если у них будут силы. Они работали над этим все эти три дня при каждом удобном случае, и Рип знал, что еще и близко к цели не подошли.

56
{"b":"20906","o":1}