ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 21

Дэйн почувствовал, как напряжение чуть отпустило его, и глубоко вздохнул, ворочая из стороны в сторону заболевшей шеей, не отводя взгляда от консоли. Именно во время взлета обычно срабатывал закон Мэрфи, особенно если загрузка велась в спешке.

Но облегчение его длилось недолго.

Экран внешнего обзора вдруг затянуло световыми мазками, и изображение начало прыгать.

— Входим в ионосферу, — объявил голос Лоссина. — Задействуем пылевые экраны.

Бронированный щит, предназначенный для зон космоса, сильно засоренных микрометеоритами, отсек экран внешнего обзора Дэйна, и экран погас. Через секунду на нем появилась диаграмма электрических полей планеты, и Дэйн уставился на нее, не веря своим глазам, — “Королева Солнца” поднялась всего на двадцать пять километров — меньше чем до половины уровня, где обычно начиналась ионосфера!

— Штотц! Тау! — раздался голос Рипа. — Есть у вас эти показания?

— Подтверждаю. — Голос Штотца прозвучал напряженно-сухо.

Дэйн ощутил, как у него самого растет напряжение, будто череп сдавило невидимыми тисками, когда он вводил запрос в компьютер. Выскочивший ответ заставил его сжать зубы: дикие флуктуации магнитного поля планеты выходили за рамки всего, что наблюдалось когда-либо на любой планете, известной компьютеру корабля.

Дэйн открыл на экране окно с видом на мостик. Рип Шеннон был натянут как струна. Профиль его четко выделялся на фоне экрана, руки летали над консолью уверенно и быстро, а “Королева” с трудом, но набирала высоту.

Наблюдая за Рипом, Дэйн почувствовал эхо в мозгу — Рип смотрел, как он смотрит, — и головокружение от этого эха заставило его закрыть на секунду глаза. Потом он ощутил такое же смещение от Джаспера — но от Али ничего. И за это спасибо, угрюмо подумал Дэйн.

Потом раздались тревожные гудки — консоль Лоссин подала сигнал, привлекая внимание.

— Обнаружен тормозной импульс, пеленг десять тридцать два, девятьсот километров... — Доклад татха на мгновение прервался. Лоссин склонился над консолью. — Выход из ионосферы, — сказал он. — След потерян.

Дэйн явственно слышал озадаченность в его голосе.

По интеркому побежал быстрый разговор:

— Мы все еще поднимаемся на максимальной тяге?

— Да, но тогда как...

— Отставить треп! — резко сказал Рип, и его столь редкая грубость подчеркнула напряженность момента.

Молчание.

"Королева Солнца” вздрогнула и вроде бы замедлилась, будто на что-то налетев, но Дэйн знал, что при такой скорости столкновение с чем-нибудь твердым разрушило бы корабль.

Снова открылись пылевые экраны, и образ внешнего мира мигнул и установился. Это выглядело как вытянутый смерч пламени, закрученный вокруг обернутого в облака и заплетенного сеткой молний шара Геспериды-4, превратившегося в почти невидимую искорку света.

— Огонь бластера, два-девяносто отметка тринадцать, удаление девяносто километров.

Голос Лоссина звучал странно — почти тонко. Страх это или возбуждение? Дэйн ощутил струйку пота, стекающую с брови, и подумал, что первое.

— Девяносто! — воскликнул Штотц по интеркому.

Дэйн вспомнил, что им неизвестно, насколько мощны коллоидные бластеры. Эта информация была строго засекречена Патрулем. Теперь у них есть основания для оценок, и эти оценки куда хуже, чем кто-нибудь мог предполагать.

— Чуть ближе попадут — и мы сваримся, — пискнула Туи.

Дэйн поднял голову, увидел ее огромные желтые глаза, глядящие на него, увидел, как напрягся ее гребень. Он нехотя кивнул. Если они могли ощутить эффект промаха на девяносто километров, то, пройди луч ближе, от “Королевы” останется пар и капли конденсата от металла корпуса.

Дэйн обернулся к экрану, где расплывался факел от оружия пиратов. Какие же у них теперь шансы?

— Неплохо бы нам уйти подальше, — вдруг сказал Штотц. — Меньше атмосферы — меньше ударная волна и поперечная радиация от луча.

— Пока еще не можем, — ответил Рип сдавленным голосом. — Выше — значит медленнее, и больше времени у них для наведения на нас. Я веду нас на еще один виток орбиты, чтобы стряхнуть их в электромагнитном излучении сьеланитовых полей. Все равно в такой адской магнитной буре им не навести луч точно.

Дэйн и Туи смотрели у себя на экранах, как он, произнося эти слова, одновременно выполнял, то что говорил, и дал реверс реактивных двигателей, удерживая “Королеву” на более низкой и быстрой орбите.

Подвеска Дэйна щелкнула, когда ускорение упало до нуля. Они были в свободном падении. Атавистическая часть его мозга в панике вздрогнула, узнав два самых древних кошмара: атаку хищника и падение.

Это чувство резко обострилось на миг, когда проснулась пси-связь. Появились они все четверо, но почти сразу же исчезли.

Из корабля-преследователя вырвалась еще одна вспышка света, пока еще только световая точка, теперь уже ближе к ободку планеты, но смертельный луч на этот раз изогнулся вверх и прочь от планеты. И световая точка погасла.

— Дэйн, что случилось? — спросила Туи. — Пират взорвался?

— Противник вошел в магнитопаузу, — лаконично доложил Лоссин.

— Нет, — ответил Дэйн, когда ритм его сердца замедлился до нормы и пришло понимание. — Он влетел в тень Геспериды.

По интеркому донесся голос Джаспера — спокойный голос учителя:

— Его луч отклонила ударная волна частиц возле терминатора.

— Проводимость растет, — снова сообщил Лоссин, когда по обзорному экрану опять поползли коронные разряды и закрылись пылевые щиты. Очевидно, татх связал их напрямую с сенсорами корабля.

Чтобы отвлечься от растущего ощущения беспомощности, Дэйн стал объяснять Туи, как огибает планету поток частиц от неспокойного солнца, создавая в космосе что-то вроде расходящейся от носа лодки волны.

Туи тоже обрадовалась возможности отвлечься. Она внимательно слушала, ее выразительный гребень трепетал, потом она коротко кивнула и спросила:

— Значит, луч пиратов на это налетел и отклонился?

— Да, — ответил Дэйн. — К сожалению, мы не можем рассчитывать, что это случится опять.

— Отсеки, доложите обстановку, — прервал их голос Рипа.

69
{"b":"20906","o":1}