ЛитМир - Электронная Библиотека

Сбоку у неё располагалась кнопка. Тот конец трубки, что ближе к кнопке, имел странную заострённую форму. Бнм поднял трубку острым концом вверх. Теперь она напоминала горящую свечу! Не думая о последствиях, Бим нажал на кнопку. И вся заострённая часть трубки засветилась голубым светом.

В отличие от фонаря, эта штука ничего не освещала. Собственно говоря, огонёк был виден, только если смотреть прямо на трубку. Нет, он был холодным.

Бим случайно поднёс трубку к почтовому ящику и с удивлением обнаружил, что четвёртая звёздочка на его крышке замерцала и стала ярче, засветилась голубоватым светом, как будто эта странная свеча отдала ей часть своей энергии.

Бим ещё раз нажал на кнопку, и огонёк исчез. Понадёжнее спрятав находку, Бим помчался домой, надеясь, что его не хватились, и это утреннее приключение останется в тайне.

Зачем ему нужна свеча, он не знал, но был уверен в том, что она очень пригодится.

6. Так кто боится?

Бим сидел в постели. Он успел как раз вовремя. Из-за двери доносилось гудение бритвы мистера Джонсона, а из кухни долетал аромат кофе. Никто так и не узнал, что он выходил из дому. Бим подумал о Монни. Но на каждом конверте стояло его имя. Мальчик достал похожий на свечу фонарь и попробовал вновь нажать на кнопку. Заострённый кончик еле приметно засветился, а сама кнопка только чуть-чуть сдвинулась, но дальше не шла. Зато гудение бритвы прекратилось, а из кухни послышались возгласы.

Свет в коридоре помигал, а потом опять загорелся. Бим решился ещё на один эксперимент и повторно осторожно нажал на кнопку. И опять свечка на мгновение вспыхнула, а свет замигал. Бим никак не мог понять, что произошло. Он положил свой новый подарок рядом с палочкой «Са-бум» и стал их внимательно разглядывать.

Он был твёрдо убеждён, что слово «Са-бум» и металлическая палочка с её непонятными рисунками и закорючками имели какое-то отношение к странному происшествию с автобусом и к ещё более странно перепутанным вариантам контрольной. Теперь ещё и эта штука, похожая на свечу.

Бим хотел было снова нажать на кнопку, но отдёрнул руку. Кто оставлял в ящике лиловые конверты? И зачем.

— Позвони Стивенсу, — услышал он голос мистера Джонсона — Что-то случилось с электропроводкой. Если пробки неисправны, пусть он позаботится, чтобы их заменили.

Бим схватил свечу и палочку и спрятал их подальше.

Предположим — только предположим, — что свет действительно потух из-за свечи, и Джонсоны об этом узнают. И кто поверит в его рассказы о почтовом ящике, подарках и «Семи чудесах»? В поисках конвертов Бим порылся в своём портфеле. Первый конверт сохранился, но он совершенно выцвел. Ни надписей в углу, ни марок-звёздочек. Даже своё собственное имя Бим различил с большим трудом. Конверт, в котором была свеча, тоже уже сильно посветлел.

Хорошо бы поговорить с Монни, подумал он. Какие подарки достались ей? В том, что она что-то доставала из ящика, он не сомневался. Она должна знать, кто такие «Семь Чудес» и почему он получил такие подарки. Да, нужно прижать Монни к стенке и потребовать ответа!

Полный решимости, Бим помчался в кухню и залпом проглотил свой завтрак, так что миссис Джонсон пришлось дважды напомнить ему, что спешить за едой нельзя. Но мысли миссис Джонсон были заняты неполадками с электричеством. Она обещала испечь печенье для церковного благотворительного базара и боялась, что плита не будет работать. Так что Бим, который всегда долго сидел за столом и крайне неохотно выходил из дому, сегодня оказался первым — после еды Монни вернулась за чем-то в свою комнату.

Спрятавшись в подъезде, Бим пропустил Монни вперёд. Не оглядываясь по сторонам — впервые с тех пор, как за ним стал охотиться Мэтт, — Бим устремился за Монни. Как он и предполагал, она направилась к пустырю.

Когда Бим настиг девочку, она стояла на коленях и дёргала крышку почтового ящика.

— Там ничего нет!

Монни обернулась так резко, что чуть не упала. Лицо у неё покраснело, глаза сверкали. Она готовилась к настоящей драке. Бим отступил на шаг.

— Послушай, — он говорил быстро, но не потому, что боялся драки, особенно здесь, на пустыре. Даже если они с Монни сцепятся, Джонсоны всё равно ничего не узнают и список его прегрешений не пополнится. — Что это за ящик? Кто им пользуется — кроме тебя? Кто такие «Семь Чудес»?

Монни вскочила и теперь наступала, а него лишь у неё перекосилось от ярости.

— А что ты о них знаешь, — спросила она в свою очередь.

— Только то, что они оставляют письма, а в этих письмах лежат…

— Ты брал письма? — такой разъярённой он её никогда ещё не видел.

— На них стояло моё имя, — поспешно возразил он. — Как на почтовом ящике. Вот, смотри! — он вытащил из кармана оба конверта и помахал у неё перед носом.

Монни вцепилась в них, а так как Бим не сразу разжал пальцы, верхний конверт порвался. Однако на конверте действительно было выведено его имя, даже Монни пришлось это признать.

— Я нашёл их здесь, — Бим указал на почтовый ящик, — и они предназначались мне. Надеюсь, ты читать умеешь?

Выражение лица девочки не изменилось, но она кивнула, хотя и крайне неохотно.

Бим вздохнул с облегчением. Монни он теперь не боялся, но по-прежнему хотел получить ответы на свои вопросы. В конце концов, ящик — её идея.

— Кто такие «Семь Чудес»? — повторил он свой вопрос.

Монни пожала плечами.

— Не знаю.

— Но ты установила ящик и написала на нём своё имя. Значит, ты их ждала, — продолжал настаивать Бим.

Монни пнула ящик ногой.

— Я просто подумала о письмах. Мне и в голову не приходило, что их действительно пришлют, — ей очень не хотелось рассказывать все это Биму. Единственным её желанием было убежать отсюда подальше, — чтобы не слушать Бима и не находиться рядом с ящиком. Но что присылали Биму в этих выцветших конвертах? Монни не двинулась с места.

— Что было в твоих письмах? — резко спросила она.

Бим помолчал. Монни решила, что он не ответит и её захлестнула волна гнева. Вот бы врезать ему хорошенько за то, что он все испортил. Но тут он достал из кармана ветровки какой-то предмет, завёрнутый в рваный листок из школьной тетради.

— Сначала я получил вот это, — Бим держал в руке палочку «Са-бум», — а вот что лежало в ящике сегодня утром, — он протянул ей свечу-фонарик. — А что прислали тебе? — он был уверен, что и Монни получала подарки.

— Метлу и куклу, — ответила она со своей обычной резкостью в голосе.

Метлу? Бим посмотрел на почтовый ящик. Метлу в него точно не засунешь. Монни все придумала.

Повинуясь внезапному импульсу, девочка достала из-под джемпера висевшую на починенной цепочке метёлку.

— Видишь?

— Это метла?

— Она похожа на те, что делали раньше, — уж если она достала метёлку, чего делать совсем не собиралась, то можно и объяснить. — А ещё кукла, не наводящая порчу.

Бим ничего не мог понять. Странная серебряная штука — пусть Монни и утверждает, что это метла, — на его взгляд не имела с метлой ничего общего — и кукла! И что такое кукла, не наводящая порчу? Ни о чём подобном ему слышать не приходилось.

Монни уже не казалась такой разъярённой, скорее, она о чём-то задумалась. Вот она снова наклонилась, дотронулась до звёздочек на крышке ящика и заговорила, не отрывая глаз от серебряных пятнышек.

— Для чего они предназначены?

Бим решил, что она имеет в виду те подарки, что они находили в почтовом ящике. Он помедлил с ответом. Стоит ли рассказывать ей о происшествиях с автобусом и вариантами контрольной? О том, что, по его мнению, всё произошло из-за слова «Са-бум»?

— А твои? — задал он встречный вопрос.

— Точно не знаю, — Монни теребила метёлку на шее. Куклу она ему не показала. — Я не совсем уверена. Метёлка — к ней была приложена записка: «Вымети дочиста».

— Что вымети? — спросил Бим, когда она замолчала.

— Думаю… да нет, не знаю.

11
{"b":"20909","o":1}