ЛитМир - Электронная Библиотека

– Волки, госпожа, – прошептал он. – Но не .. Треск, как от сломанной под ногой ветки, заставил их подпрыгнуть.

– Благородная госпожа оказала честь недостойному солдату, – сказал ао Ли голосом, который показался девушке неестественным. – Солдат удалится, чтобы лучше защищать ее.

Ему она вполне может доверять. Но что испугало старика? Серебряная Снежинка прижалась щекой к луку, вспоминая последнюю охоту у Великой Стены, прежде чем появился императорский посыльный и призвал ее к незнакомому будущему. Прикосновение знакомое, привычное; девушка попробовала тетиву. Она новая и туго натянутая.

Где же Ива? Ведь она хромает. Если поблизости волки, она не сможет ни убежать от них, ни сражаться. Серебряная Снежинка едва не окликнула ао Ли, чтобы тот организовал поиски. Но служанка, наверно, не хочет, чтобы к ней было привлечено внимание. Девушка заставила себя сидеть неподвижно, но под длинными рукавами так стиснула кулаки, что ногти впились в ладони.

– Красные брови.., разбой прошлой ночью.., трое крестьян…

Опять отрывки разговора от костра чиновника. Итак, совсем не звери. Пока можно не опасаться за Иву. Но кто такие «красные брови»? Наверное, разбойники. Серебряная Снежинка была вдвойне благодарна за этот подарок… может, если она воспользуется луком, это не сочтут ужасающим нарушением приличий.

Но лучше нарушение приличий, отважно подумала она, чем насилие над ее телом. Она дочь полководца, возможная будущая наложница императора; она не добыча разбойников.

Ветер изменил направление, заставив девушку вздрогнуть; слова чиновника стали не слышны.

Неожиданно звезды над головой перестали обещать свободу. Напротив, открытые просторы вокруг скорее угрожали, чем сулили освобождение. Ветер поднял от костра искры. Серебряная Снежинка встала и пошла в повозку. Она хотела отыскать в своих вещах кинжал с нефритовой рукоятью. Им она прервет жизнь разбойника или свою собственную.

Шорох завесы заставил ее вздрогнуть и обернуться. Девушка схватила зловеще сверкнувший кинжал, готовая пустить его в ход.

Завеса раздвинулась. Перед Серебряной Снежинкой стояла Ива. Своими зелеными лисьими глазами она сразу увидела кинжал в руке хозяйки.

– Госпожа? – осторожно начала она, используя свое самое формальное обращение к хозяйке.

Серебряная Снежинка покраснела и опустила кинжал. Однако она с удовлетворением заметила, что рука ее не дрожит ни от холода, ни от страха.

– Входи, Ива, пока здесь, как и снаружи, не наступила зима.

– Я сберегла немного супа, – сказала Ива, поднимая закутанной в тряпку рукой котелок. Она опустила за собой завесу, закрываясь от ветра и внешнего мира. Серебряная Снежинка ждала, едва сдерживая нетерпение. А Ива наливала суп, расправляла подушки. Наконец они сумели сесть рядом и сблизить головы над вкусно пахнущей едой.

– Я рада, что ты благополучно вернулась, – прошептала Серебряная Снежинка. Ива рассмеялась.

– Легко пройти по лагерю, если тебя считают уродливой, госпожа. Мужчины хватаются за амулеты и пропускают меня всего лишь с одной-двумя шутками. И если не обращать внимания на их грубые слова, можно услышать и узнать многое. – Блеск в глазах служанки напомнил Серебряной Снежинке, как трудно было Иве этому научиться.

– И что можно узнать таким способом? – спросила она.

Ива достала маленький диск, исписанный иероглифами и идеограммами. Несмотря на всю свою ученость, Серебряная Снежинка не могла его прочесть. Необычные картины и символы, конечно, язык зверей.

– Солдаты спрашивали, зачем такой уродливой женщине, как я, такая красивая вещь, – заметила Ива. Выглядела она так, словно хочет в кого-то вцепиться когтями. – Я ответила: чтобы видеть, что у меня за спиной. Они рассмеялись. Но это правда: я вижу в нем, что у меня сзади, по бокам и впереди, потому что не все люди таковы, какими кажутся.

– Ты видела таких? – спросила Серебряная Снежинка.

Ива кивнула.

– Да, старшая сестра. Некоторые из них волки. Волки! Именно об этом хотел предупредить ее ао Ли, когда их разговор прервали.

– Что ты знаешь о «красных бровях»? – спросила девушка у служанки.

Чашка не дрогнула в руке Ивы, но служанка пристально взглянула на хозяйку.

– Я мало что узнала в окрестностях лагеря, старшая сестра, – сказала она. – Братья и сестры в меху боятся луков и копий солдат. Но еще больше они боятся волков. В лагере есть люди, которые принимают серебро, но не оправдывают его своей службой. Но…

– Что но? – подхватила Серебряная Снежинка. – Если твои братья и сестры так боятся, они не стали бы с тобой говорить.

– Это верно, госпожа, – согласилась Ива. – Но еще больше они боятся «красных бровей», которые охотятся не от голода, а из-за страсти к убийствам, которые сжигают деревни, когда им не нужно тепло, и убивают детей, человеческих и звериных, словно не думают о завтра. Мне кажется, солдаты охраны тоже боятся. Когда я проходила мимо них, ветер принес запах страха…

Она поморщилась и чихнула.

– Но что еще хуже, многие боятся лазутчиков. И действительно, здесь они есть.

– Ты можешь их узнать? Ива кивнула.

– Хорошо. Наблюдай внимательно. Серебряная Снежинка достала лук, радуясь удивлению Ивы.

– Мы не безоружны, – сказала она.

– Госпожа, если они узнают, что ты умеешь стрелять…

– Они предпочтут, чтобы я повесилась на собственном шарфе из страха насилия? Я заставлю дорого заплатить за развлечение и убью себя, прежде чем они смогут развлечься. Ива, не забудь: кроме торговых товаров, мы везем шелка и золото – и нефрит – в подарок Сыну Неба. Наш караван был бы богатой добычей. Ты можешь найти след этих разбойников? – спросила она.

Ива положила руку на свои войлочные сапожки. Один с толстой подошвой, чтобы компенсировать недостаток: слишком короткую ногу.

– Госпожа, если бы у меня была свободная ночь, я могла бы узнать. Но оставить тебя неохраняемую, без служанки…

– О чем ты говоришь? – спросила Серебряная Снежинка. – Я думала… – Она указала на хромую ногу Ивы, скрытую складками платья. Ива не может подтверждать подобные отвратительные слухи. Она говорит просто о подсматривании.

Но Ива энергично покачала головой.

– Когда твой достойный отец купил меня у работорговца, я была всего лишь щенком. Могла ли я выжить без хозяина? Нет. Поэтому я и осталась. Старшая сестра, позволь мне…

Я думала, ты меня любишь. А ты говоришь, что если бы не была хромой, оставила бы меня и убежала! При этой мысли глаза Серебряной Снежинки наполнились слезами. Ива взяла ее руку свой мозолистой ладонью, похожей на лапу, и поцеловала.

– Я тебя никогда не оставлю. Только разбойники охотятся на себе подобных и оскверняют свои гнезда. Звери чувствуют благодарность к тем, кто их кормит, согревает.., любит, – сказала Ива, кланяясь до земли. – Ничтожная подобна зверю у твоих ног. Прости меня, старшая сестра, за мои слова.

Слишком большой риск.., а если разбойники заметят Иву и решат поохотиться на нее? Но готовность Ивы рискнуть собой может спасти их всех.

– Только до захода луны. – Хотя Серебряная Снежинка имеет право приказать, голос ее звучит просительно. – Разве не сказал полководец Сунь-цзы, что армия без тайных осведомителей все равно что человек без глаз и ушей?

– А служил ли этот мудрец с твоим отцом, да улыбнутся ему предки? – спросила Ива. Дорогая Ива! Как Серебряная Снежинка ни пыталась учить ее, та добровольно никак не хотела учиться.

Для служанки важны не традиции человечества, а виды и запахи местности, по которой они проезжают, ей понятны речи растений и животных; Ива, подобно женщинам шунг-ню, умеет читать местность. Умеет и кое-что еще. За все годы жизни вместе Серебряная Снежинка делала вид, что не замечает этого.

В своей невинности и наивности Серебряная Снежинка так же упряма, как Ива. Что если слухи справедливы и Ива действительно лисица-дух? Сама ответь на свой вопрос, девушка, – непривычно резко подумала Серебряная Снежинка. – Что с того, если она действительно лиса? Она отдала тебе свое сердце! Разве все остальное имеет значение?

9
{"b":"20911","o":1}