ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эйран вздохнула. Ну, по крайней мере, Рофан и его приятели варят неплохое вино, не такое, которое способно искалечить или даже убить человека. У нее самой на верхней полке в кухне стоит кувшин с вином Рофана. В небольших количествах это отличное стимулирующее средство. А если немного полить на порез или рану, устраняется опасность инфекции. Эйран всегда поражало, как можно дурно использовать жидкость с такими благотворными свойствами. Но именно так и поступает Рофан.

— Пошли, — резко сказала она. — И все остальные дети тоже. Мы сделаем из этого игру. Каждый должен взять какую-нибудь вещь и положить на место. У нас очень скоро дом станет чистым!

Под ее непрерывными побуждениями дети зашевелились — неохотно и недовольно, но все же выполняли ее приказы. Но некоторые продолжали стоять, глядя в пространство.

— Ты так хорошо ладишь с детьми, — сказала Бельда. — Я не умею. Странно, что у меня каждый год новый, а у тебя все еще одна девочка.

Эйран внимательно посмотрела на Бельду.

— Ты хочешь сказать…

— Да, я снова беременна. Наверно, перспектива кормить еще один рот вывела из себя Рофана в этот раз.

— Как будто он кормит тех, что уже есть. — Эйран прикусила язык, но слова уже сорвались. Нужно уйти, пока она не наговорила лишнего. — Рауфа, ты старшая, пока маме не станет лучше, — решительно сказала она. — Следи, чтобы в доме было чисто. И помогай маме с малышами. Вам всем придется работать вместе.

— Да, госпожа, — ответила девочка.

Но в глубине души Эйран знала, что слова остаются словами. Те, кто появился на свет в этом жалком доме на краю деревни, уже потерпели поражение в жизни. Ей стало жаль еще не родившегося малыша, такого маленького, что на теле Бельды беременность еще не заметна.

От всего сердца Эйран пожелала, чтобы Ярет поскорее вернулся с охоты. Строгий сокольничий, ставший ее мужем, не терпел вздора ни от кого: ни от мужчин, ни от женщин. В первый раз, когда Эйран пошла лечить Бельду от побоев мужа, Ярет отыскал Рофана и так его избил, что тот неделю не мог прийти в себя. Теперь Рофан осмеливается бить Бельду, только когда Ярета нет в деревне, но в такое время он словно вымещает на ней необходимость сдерживаться.

Эйран собрала свои вещи в сумку, отказавшись от предложенного супа.

— Сбереги его для детей, — сказала она Бельде. — Или для Рофана, когда он вернется. Я зайду завтра и принесу новое средство, которое помогает беременным.

И, может, немного муки, если смогу поделиться. Приготовишь что-нибудь для детей.

— Спасибо, госпожа, — покорно сказала Бельда. — Спасибо, мудрая женщина.

Глава 2

День уже заканчивался, когда Эйран возвращалась в тепло и чистоту своего дома. Ей не хватало Ярета, это ощущение причиняло боль, как холодный ветер начала весны. Эйран поскользнулась и едва не упала. Идти было трудно: к вечеру грязь начала подмерзать, и "на лужах появилась ледяная корка. Эйран хотелось поскорее добраться до тарелки с жарким, которое, конечно, разогрела для нее Дженис. Девочке всего шесть лет, но Дженис — одна из тех редких девочек, которые словно рождаются взрослыми. С того времени, как она научилась ходить, больше всего любит она «помогать маме». Эйран любила ее так же сильно, как Ярета; оба они составляли смысл всей ее жизни.

Несмотря на выходки Рофана и необходимость время от времени выбираться из уютного теплого дома, Благден — приятная маленькая деревушка, и Эйран довольна была своей жизнью здесь. Большую часть года они с Яретом жили очень неплохо. Трудно приходилось только к концу зимы, когда запасы пищи заканчивались, а холодные ночи сменялись прохладными влажными днями начала весны.

Они много странствовали после путешествия по Барьерным горам в поисках развалин Гнезда. Когда они впервые встретились, Ярен носился с мыслью восстановить древнюю крепость сокольничьих. Влекомый этой мечтой, он похитил Эйран, чтобы она стала родоначальницей нового поколения сокольничьих.

Вначале она его возненавидела, презирала за то, что он похитил ее во сне, но никогда его не боялась. Мужчина, который молча сидел в трактире ее дяди на дороге между Карсом и Верлейном, привлек ее внимание так же, как и она заинтересовала его. Но Эйран не из тех, кто покорно смиряется с судьбой. Поняв, что она связана, что во рту у нее кляп, на глазах повязка, обнаружив, что ее похитили, Эйран, как только вытащили кляп, начала кричать. Даже сокол Смельчак улетел от этого крика.

Эйран перестала кричать только когда заикала, как всегда с ней бывало в моменты расстройства и гнева. Тогда у них произошла первая ссора. Он ожидал, что она займется разбивкой лагеря; она гневно возразила, что так как она его пленница, он, напротив, должен о ней заботиться. Постепенно, после дня каменного молчания, они достигли непрочного мира. Впоследствии в пути старались не обострять отношений, пока не добрались до самих гор, и там на них напала такая страшная тварь, что Эйран радовалась тому, что ее отбросило в сторону и она потеряла сознание прежде, чем смогла разглядеть это существо.

Они вчетвером — Эйран, Ярет, Смельчак и конь-торгианец Рангин — нашли убежище в узкой пещере, и здесь — несмотря на вечерний холодный ветер, Эйтан стало тепло от воспоминаний — Ярет раздел ее, чтобы осмотреть ушибленное плечо. Они соприкоснулись, придвинулись друг к другу и прежде, чем смогли опомниться, сошлись, начали любить друг друга. Потом чудовище обнаружило их след, оно рвало когтями скалу, а они теснились в темноте, ожидая. Оба считали, что не переживут этой ночи. Он отдал ей свой охотничий нож.

Без слов они согласились, что смерть их будет чистой.

Эйран убьет торгианца, Ярет — сокола. Потом она умрет от его руки, а он убьет себя тем же самым оружием прежде, чем страшная тварь сможет коснуться их. К счастью, утром чудовище ушло прежде, чем они осуществили свой план.

Видя, какие чудовища населяют горы, в которых некогда находилось Гнездо, они вынуждены были уйти.

В одиночку они не могли сражаться, а сокольничьи рассеялись по свету, их сообщество оказалось таким же разорванным, как горы, в которых они некогда жили.

Такие переживания прочно привязывают друг к другу мужчину и женщину. Сокол принял ее, он теперь ехал на своем специальном V-образном насесте на седле рядом с ней, а конь, Рангин, позволил ей кормить и чистить себя. Они больше не сомневались, что будут жить вместе, хотя мечта Ярета о восстановлении Гнезда рухнула. Эйран отказалась возвращаться в трактир: дядя уже начал заставлять ее зарабатывать деньги, «хорошо относясь» к просьбам гостей-мужчин. Она всегда мечтала о своем доме, чистом и аккуратном, о ребенке в колыбели и о мурлычащей на пороге кошке. Только на этот раз ее мечта могла осуществиться.

Они направились в Эсткарп, проезжали много поселков и от всех отказывались. То это были заброшенные захолустья в горах, где Эйран плохо себя чувствовала, либо города на равнинах — а здесь Ярет ощущал себя не на месте. Наконец они наткнулись на маленькую деревушку Благден в нескольких милях к югу от Лормта. Благден расположен в ущелье Барьерных гор, где они отходят от Великих гор на восток. Место понравилось Ярету. Сама деревня располагалась на небольшой равнине, на которой Эйран хорошо себя почувствовала. Здесь она, наконец, раскрыла свой запас монет, который накопила за многие годы; Ярет добавил к нему свои сбережения, и они купили дом и участок земли, достаточный, чтобы прокормиться. На оставшиеся деньги Эйран купила вторую лошадь, спокойного старого мерина, пригодного для пахоты, потому что торгианец — не рабочая лошадь.

Так они, наконец, осели на месте. Эйран уже почти отчаялась вовремя найти нужное место: она знала, что ребенок, растущий в ее чреве, вот-вот родится.

Первая зима оказалась трудной, потому что у них не было времени приготовиться к ней. Но Ярет охотился на кроликов, белок и птиц, он обменивал их на другую пищу и на семена для весеннего сева. Эйран на последние деньги обставила дом, купила кровать, стол, стулья и посуду. Ярет проявил необыкновенный талант, вырезая тарелки и ложки. Позже он собственными руками соорудил колыбель для дочери. Эйран тоже не сидела без дела. Она пахала, сеяла, стирала, готовила. И всюду носила на спине маленькую Дженис. Дом буквально заблестел под ее руками, огород расцвел, а сад трав угрожал перерасти свои границы. А потом, словно завершая ее мечту, однажды утром появился молодой кот тигровой расцветки, прошел в дом и сделал его своим. Вначале Смельчак посматривал на него настороженно, и кот — Прыгун — тоже прятался, когда сокол сидел в доме па своем насесте. Но постепенно они привыкли друг к другу, как сами Эйран и Ярет. Территория Смельчака — место рядом с Яретом, в горах, а Прыгуна — возле Эйран, в доме и ближайших окрестностях.

2
{"b":"20912","o":1}