ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы свободны, — резко сказал Эсгир. — Возвращайтесь к своим обычным обязанностям.

Командир Псов быстро прошел через караульное помещение, за ним вели девочек. Мышь оглянулась через плечо, надеясь в последний раз увидеть Талгара, но тот уже исчез. Раскрасневшись от успеха и самодовольства, Эсгир направился прямо к большому многоэтажному зданию и поднялся по его наружной лестнице с привычной легкостью человека, который хорошо знаком с окружением. На верху лестницы дверь вела в помещение на уровне третьего этажа. У Мыши сложилось смутное впечатление о множестве дверей, помещений, светловолосых мужчин и нескольких бледных женщин с прямыми волосами, в длинных платьях со шлейфами. Но вот открылась последняя дверь, и они оказались в комнате, похожей на кабинет хранительницы, только гораздо богаче обставленной, с ярко раскрашенными стенами и потолком. В мягком бархатном кресле сидел светловолосый человек с короной на голове. В короне большой зеленый камень. Человек сидел, опираясь на локоть. Появление Эсгира его не удивило.

— Сэр, — сказал Эсгир. Он слегка поклонился, его люди поклонились гораздо ниже. Мышь и остальные девочки только смотрели, широко раскрыв глаза. Они слишком боялись, чтобы пошевелиться.

Человек в кресле вяло махнул рукой.

— Ты вовремя, Эсгир, — сказал он. — Мы довольны.

Осмелившись оглядеться, Мышь обнаружила, что в комнате находится еще несколько человек. Большинство светловолосые ализонцы, к наружности которых она уже привыкла, но один человек резко отличался от остальных. Он выглядел необыкновенно и странно. Раньше Мышь считала, что никогда не видела ничего ненавистней зеленых глаз и серебристо-белых волос своих похитителей, пока не заметила этого человека. С безошибочным инстинктом, который заставляет в ужасе отшатнуться от змеи или скорпиона, даже если никогда раньше их не видел, она испытала отвращение к этому человеку. Остальные девочки ахнули и прижались друг к другу.

На незнакомце был серый балахон с поясом, на голове — серая шапочка. Но Мышь тут же поняла свою ошибку. Она приняла это существо за человека, потому что у него фигура человека. На самом деле он не похож на знакомых Мыши людей. У него широкое плоское лицо и узкий подбородок, почти совсем незаметный. У всех ализонцев гордые крючковатые носы; у этого небольшое возвышение посредине лица с узкими разрезами на месте ноздрей. Он скользнул к креслу, слегка наклонил верхнюю часть туловища и издал ряд странных звуков. Мышь решила, что это он так говорит.

— Говори так, чтобы все понимали, — раздраженно сказал человек в кресле. — Ты должен знать, что это действует мне на нервы.

Человек наклонил голову.

— Как пожелаешь, барон Малландор. — Говорил он с сильным акцентом и все время вставлял в местную речь щелкающие и свистящие звуки. — Я говорю, что они подойдут. Подойдут.

Он приблизился к девочкам, глядя на них желтыми .глазами, и Мышь захотела стать действительно мышкой и спрятаться где-нибудь. Она дрожа схватила за руку Птицу и обнаружила, что Птица тоже дрожит.

— Да. Они подойдут. — Неожиданно он нечеловечески длинным пальцем указал на Пламя. — Начнем немедленно. Вот с этой.

— Нет! — Девочки, преодолевая потрясение, закричали, Пламя громче всех. Но бесполезно. Солдат, который сопровождал ее сюда, теперь прочно держал Пламя, а остальных девочек вывели.

— Отведите их в верхнее помещение башни, — приказал Малландор.

— Будет сделано, сэр, — ответил Эсгир. — Я сам поставлю стражу.

К своему стыду и отчаянию, Мышь обнаружила, что .все-таки не все слезы выплакала. И хоть не хотела проявлять слабость перед Малландором и его ужасными приближенными, ничего не могла сделать. Громко заплакала, и у остальных четырех тоже были мокрые щеки.

Пламя не плакала. Мышь старалась высвободиться из хватки стражника, хотела посмотреть на Пламя, утешить ее, спасти…

Но они всего лишь дети, маленькие девочки в руках больших сильных мужчин. Псы без усилий подняли их и унесли. Еще множество коридоров, узких спиральных лестниц, еще двери, еще одна лестница, более узкая. Одну за другой девочек толкнули на усыпанный соломой пол.

Потом вышли и закрыли за собой дверь.

Дети медленно зашевелились, потягивались, разминали затекшие мышцы, пытались присмотреться к новому окружению. Шепелявая лежала в углу и плакала.

Звезда и Сверчок пытались ее успокоить. Мышь тоже дрожала, хотя и не так конвульсивно, как Шепелявая.

"С тобой все в порядке? — спросила Птица.

Мышь молча кивнула. Но она не могла забыть потрясенное лицо Пламени. Девочка выглядела такой маленькой и одинокой в руках ализонцев. И это странное существо в сером балахоне, протянувшее свою необычной формы руку к щеке девочки.

Глава 23

Гирван, Велдин и Ярет часто останавливались, разглядывали след и совещались. Хотя на участках дороги, где ветром смело слой почвы, они теряли следы лошадей, но всегда умудрялись снова находить их. Гирван ни разу не усомнился в направлении, куда двигались похитители. Они вступили в местность, защищенную волшебством, и ненадолго остановились для отдыха. Все спешились, чтобы передохнули и лошади.

— Псы уверены, что их не преследуют, — сказал Гирван. — Видите? Предводитель больше не высылает назад разведчиков так часто, как вначале. Теперь он просто поступает, как осторожный человек. Можно быть уверенным, что этот парень очень осторожен. Это было видно и в Эсткарпе, судя потому, как организована засада.

Велдин осматривал местность впереди.

— Слева, где поднимается густой туман, должно быть, край болот Тор. За поворотом дороги Ализонский проход, там кончается Ализонский хребет. Холмы. Всего лишь холмы.

Ярет тоже смотрел на пурпурную полоску хребта на горизонте. Его задумчивый взгляд дрогнул.

— Мы все равно движемся в том направлении. А в горной местности я чувствую себя уверенней. Там мы можем пройти незаметно. Взвешивая все, я считаю, что это самая безопасная дорога.

Гирван недоверчиво посмотрел на него.

— Нет! Категорически нет! Проход теперь безопасен, через все его ловушки только что прошли"

Им нужно время, чтобы набраться энергии и переместиться.

Ярет, казалось, его не слышит.

— Теперь, когда мы подошли достаточно близко, я считаю, что мы должны оставить дорогу. Найти путь через хребет. Мы легко это сделаем. — Голос его звучал совершенно спокойно.

— На этот раз я вполне с тобой согласен, брат мой сокольничий, — сказал Велдин. Голос его звучал так же спокойно. — Мы не пойдем через болота. Пойдем через горы.

Эйран подумала, что теперь, когда они уже здесь и видят, что лежит впереди, такой выбор кажется разумным. Зачем рисковать в опасностях болот? Остальные тоже одобрительно закивали.

Гирван мрачно смотрел на них.

— Должно быть, вы от волшебства свихнулись, — с отвращением сказал он. — Велдин, ты сам говорил об опасностях высот.

— Я передумал.

— Послушайте. Я родом из южной части Ализона. Есть причина, почему люди, живущие здесь, называют Ализонский хребет Запретными Холмами. Никто не осмеливается идти туда. Только те, кому обязательно нужно скрыться. Если вы не хотите выглядеть бандой воров, грабителей и убийц, я советую не ходить туда.

— Да, но там не так опасно, как на дороге. Кто-то все равно стережет проход. В горах мы можем выслать птиц, и они заранее дадут знать об опасности. Если похитители оставили человека следить за дорогой, мы и его обойдем.

— Если бы это было так легко, Псы тоже отправились бы этим путем, — сказал Гирван. — У них были все основания торопиться, но они выбрали проход с его опасностями и волшебством. Вы думаете, это зря?

— Конечно. — Ярет холодно улыбнулся. — Ни один Пес не сравнится с сокольничим, если тот решился на что-то.

— К тому же, — добавил Велдин, — мне не нравится вонь волшебства. У некоторых из нас изменена внешность. А что, если ловушки подействуют на наших коней?

20
{"b":"20912","o":1}