ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эйран внимательно слушала: эта возможность тревожила ее больше других. Ведь остальные и не подозревают, что с ними женщина. И потому дорога через горы казалась ей привлекательней.

Гирван с отвращением фыркнул.

— Неужели вы думаете, что волшебницы это не предусмотрели? Их изменение внешности не так-то легко преодолеть.

— Моя природа зовет в горы, — упрямо сказал Велдин. — То же самое чувствует мой брат сокольничий.

Ярет кивнул. В этом, по крайней мере, сокольничьи были заодно, как бы ни различались их взгляды на другие вопросы, на женщин и жен.

— Но об одном вы не подумали.

Велдин неприязненно посмотрел на Гирвана.

— О чем именно?

— О том, что мы выдаем себя за наемников, ищущих работу и ушедших от эсткарпских ведьм. Честные люди не пойдут в Ализон через Запретные Холмы.

— Это следует принять во внимание, — неохотна согласился Ярет.

— И еще одно. — Гирван слегка улыбнулся, как человек, собирающийся выложить выигрышную карту. — Если вы пойдете через горы, вы никогда не узнаете, прошли ли Псы с пленниками. Вы можете оказаться во вражеской земле совершенно бесцельно.

Наступило долгое молчание. Эйран глубоко вдохнула, как будто долго не могла дышать. Камень волшебницы, скрытый под ее одеждой, словно кольнул кожу.

Это мое воображение, подумала она. Это невозможно. Камень умирает вместе с волшебницей. Я не знаю, зачем несу его.

Но она не попыталась его выбросить. Напротив, спрятала поглубже и размяла плечи, прогоняя неожиданную оцепенелость.

Эйран огляделась. Остальные мигали и беспокойно ерзали, словно приходя в себя после транса. Освободившись, Эйран подняла, что волшебство их соблазняло, пыталось увести от цели. Но Гирван говорил им, что волшебные ловушки должны привести захватчиков в болота Тор. А эта магия или тот странный импульс, что вел к Ализонскому хребту, — все это тянуло в противоположном направлении.

Ярет, с побледневшим лицом, смотрел на носки своих сапог. Потянуло влажным ветром, и лошади, чуя воду поблизости, забеспокоились. Они начали фыркать и топать, тянуть за удила.

— Твои аргументы неприятны, но убедительны, — сказал, наконец, Ярет. — Мне они не нравятся, но ты говоришь правду. Мы последуем твоему совету, Гирван.

Пойдем по дороге, хотя все мое существо этому сопротивляется. Пусть дорога ведет нас к иллюзиям.

Гирван заметно расслабился.

— Как я говорил, иногда иллюзии стихают, особенно, если только что кто-то прошел, — сказал он. — Будем надеяться на это, Ярет.

— Будем также надеяться, что волшебство подействовало на нас с Велдином по-другому, чем на остальных, и что ты ведешь нас по верному пути. — Сокольничий потянулся и расслабился, как остальные.

— Да, — сказал Хирл. — Когда ты высказывал свои аргументы в пользу Ализонского хребта, они казались разумными. И даже единственно возможными. Я готов был следовать за тобой туда. Но слова Гирвана заставили меня увидеть положение в другом свете.

— Согласен, — сказал Ранал, и остальные его поддержали.

Гирван позволил себе горько улыбнуться.

— Сейчас я радуюсь своему ализонскому происхождению, — сказал он, — потому что оно помогло мне сохранить хладнокровие, когда остальные готовы были устремиться к своей судьбе.

— Мы благодарны тебе за это, — ответил Ярет.

Они в последний раз посмотрели назад, на Эсткарп.

Потом с новой решимостью сели на лошадей и продолжили преследование. Но в пути оба сокольничьих бросали тоскливые взгляды на невысокие горы, такие близкие и соблазнительные.

Глава 24

Гирван никак не мог найти объяснений странному принуждению, которое заставляло сокольничьих вторгнуться в Запретные Холмы и распространилось на всех остальных. Что касается самого прохода, участники экспедиции не скрывали своей надежды, что их проводник окажется прав. И, к их огромному облегчению, продвигались они без всяких происшествий.

— Как ты и говорил, волшебные ловушки и стражи, должно быть, действительно после того, как через них прошли, бездействуют, — сказал Даннис.

— А может, за долгое время волшебство выветрилось, — предположил Лорик.

— Или его совсем не было, — мрачно заметил Велдин.

Последним заговорил Ранал.

— Как бы там ни было, такое положение меня устраивает.

Отряд, выдававший себя за наемников, двигался вперед; воинов окутал туман, рожденный близкими болотами. Но туман этот природный, а не связанный с волшебством. Местность не меняла своих черт, никто не пытался заманить к топям, лежащим за толстым туманным слоем. Ко всеобщему облегчению, оба сокольничьих начали вести себя более естественно и снова сосредоточились на изучении следа и на непосредственных целях похода.

— Ага, — сказал Велдин. Он склонился с седла, разглядывая почву под копытами лошади. — Здесь они свернули с дороги. Следы совершенно ясные.

Вскоре обнаружилось место, где Псы останавливались, очевидно, чтобы передохнуть и поесть, а оттуда двинулись пешком, ведя лошадей на поводу. Тут и там следопыты указывали на царапины от когтей собак: их держали на поводках, не давая убегать — не вперед, как требовал разум, а к болотам Тор. Эйран содрогнулась. Она не хотела думать о волшебстве, которое вызывает такую реакцию.

Сокольничьи спешились и, ведя лошадей за собой, медленно пошли по следу, пытаясь извлечь из него как можно больше сведений.

— Что вы думаете найти? — спросил Лорик. — Следов слишком много, они перекрывают друг друга.

— Смотри. Они старались очень аккуратно ступать на следы предыдущих, — ответил Ярет. — Но у них это не всегда получалось. Посмотри сюда.

Он указал на единственный маленький отпечаток справа от главного следа. Как будто ребенок, оставивший этот след, шагнул в том направлении, и его тут же силой оттащили назад. Но в нескольких шагах дальше вся группа свернула в том направлении — на восток и в сторону от болота.

Мышцы на челюсти Ярета дернулись.

— Они поставили одну девочку впереди, чтобы она вынюхивала волшебство, как и предположил Кернон.

Эйран закрыла глаза и заговорила, стараясь сдержать дрожь в голосе.

— Ты можешь.., можешь сказать, какая это девочка?

— Нет, — ответил Ярет. — Но их уловка сработала.

Девочка привела их назад, к главной дороге, хотя, кажется, вначале они не соглашались с этим направлением. — Он выпрямился и посмотрел на запад. Густой туман скрывал то, что там находится, как сплошной стеной. Само его присутствие запрещало путнику двигаться в том направлении. — Болота Тор отрезаны от остального мира, к ним нет доступа, даже когда волшебство не действует.

Интересно, почему.

— На это я могу ответить, — сказал Ранал. — Жители болот во время войны допустили большую ошибку.

Они помогали колдерам, захватили нескольких знатных пленников и за плату передали их колдерам…

— Действительно, знатных, — отозвался Хирл. — Это были сам лорд Саймон и госпожа Лойз из Верлейна. Я никогда не мог понять, как их удалось захватить и почему жители болот передали их колдерам.

Ранал пожал плечами.

— Каковы бы ни были причины, они это сделали.

И волшебницы навсегда закрыли их болота для остального мира. Этих болотных жителей не вполне можно назвать людьми, как рассказывают, и во всяком случае внешний мир их не интересует. И волшебницы устроили так, что туда можно забрести, если будешь неосторожен, но выйти оттуда невозможно.

— Неплохая пробка для Ализонского прохода, — сказал Велдин. — Ну, что ж, в этом месте мы узнали все, что могли. Идемте, пока волшебство не восстановило свою мощь и не захватило нас.

21
{"b":"20912","o":1}