ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо сделано, — сказал сокольничий, и Хирл заулыбался этой непривычной похвале.

— Здесь нетронутая корзина с хлебом и сыром, — заметил Даннис. — Я могу одновременно есть и сражаться и не настолько горд, чтобы отказаться от еды Псов.

— Мы не ели со вчерашнего вечера, — сказал Велдин. — Давай. Но побыстрее.

Все начали торопливо рыться в корзине, набирая полные руки еды.

— Нет! — воскликнула Эйран. Все повернулись к ней. — Дети, — сказала она. — Они тоже голодны.

— Ты права, — согласился Даннис. Он положил свою долю назад в корзину. — Отнесем им. — Его улыбка начала напоминать прежнюю, жизнерадостную. — Как на пикнике.

Ярет быстро распределил захваченное оружие. Теперь у них на всех было четыре меча и пять кинжалов.

Эйран сжала кинжал, который дал ей муж. И вот они осторожно вышли из караульной. Смельчак исчез.

Велдин что-то сказал по-соколиному Острому Когтю, птица поднялась в воздух и полетела за Смельчаком.

— Подожди! — сказала Эйран. — Позови его назад! — Все повернули к ней головы. — Я.., я слышу Дженис. >.

— Это невозможно, — ответил Велдин. Тем не менее, он свистнул, и Острый Коготь вернулся к нему на кулак.

— Я слышала ее, — упрямо возразила Эйран. — Я знаю, куда идти.

— Я тебе верю, — сказал Ярет. — Куда?

— Здание в дальнем углу. И высоко. Очень высоко.

Войдя в первую же дверь, они наткнулись на Псов.

Те как будто передвигаются четверками, подумала Эйран. Она наклонилась и погрузила кинжал в грудь Пса прежде, чем тот смог среагировать. Быстро и молча, с угрюмыми лицами, эсткарпцы прикончили остальных и добавили оружие к своему запасу. Эйран вытерла кинжал и сунула его и кинжал своего противника за пояс. Потом подняла его меч. Даже если бы сейчас остальные не были вооружены, никто — даже Велдин — не стал бы оспаривать ее право на оружие. Приятно и успокоительно было ощущать его в руке.

— Идемте, пока нас не нашли, — сказала Эйран.

— Тише, — ответил Ярет. — Слушай.

Откуда-то издалека донеслись крики и глухие удары.

— Твой Смельчак настроен очень решительно, — заметил Велдин.

Эйран удивленно посмотрела на него. Похоже на шутку.

— Он любит Дженис, — объяснила она. — И будет пробиваться к ней через закрытую дверь.

— Похоже, он так и делает. — Велдин взвесил в руке меч. — Пошли.

На первом пролете спиральной лестницы они встретили еще двоих Псов.

— Сбежавшие пленники! Зови на помощь! — крикнул первый. — Я их задержу!

Второй повернулся и побежал. Велдин, шедший первым, обнаружил, что ему мешает центральный столб.

Лестница устроена так, чтобы облегчить защиту. Его противник мог свободно пользоваться оружием.

— Подсади! — крикнул Ярет.

Велдин немедленно прижался к внешней стене. Ярет вскочил ему на плечи, сокольничий выпрямился и подкинул Ярета прямо на удивленного обороняющегося. Пес упал, а Ярет перескочил через него и погнался за вторым. Через мгновение оба Пса были мертвы, сталь сокольничьих пронзила их сердца.

Велдин с улыбкой посмотрел на Ярета.

— Вижу, ты не забыл, — сказал он, чуть отдуваясь. — Несмотря на.., ну, ты знаешь.

Эйран протиснулась мимо них. Она еще не видела Смельчака. Но услышала его гневный крик, услышала звуки скрежета когтей о дерево. И побежала на эти звуки. Коридор заканчивался двумя дверьми. Одна дверь, решила женщина, ведет к внешней стене и дорожке часовых. За второй снова началась лестница, еще более узкая и крутая. Она вела к закрытой двери наверху башни. Смельчак бился об эту дверь. Груда щепок на полу свидетельствовала о ярости его нападения.

— Смельчак! — Сокол неохотно вернулся на кулак Ярета. — Возьми ключи, — сказал сокольничий, протягивая Эйран связку, которую снял с пояса тюремщика.

Свободной рукой он принялся сдвигать брус, перекрывавший дверь. Эйран заторопилась ему на помощь.

— Думаешь, ключи подойдут? — спросила она.

Даннис стоял за Яретом. Лестничная площадка такая маленькая, что всем остальным пришлось остаться на ступеньках. Даннис улыбнулся.

— А почему бы и нет? — спросил он. — Ключей очень много. Пробуй все.

Эйрин уже вставляла первый ключ в замок. Он не подошел. Она попробовала второй, потом третий.

Четвертый ключ с легким скрежетом повернулся, и замок неохотно щелкнул. Эйран распахнула дверь. На соломе в углу жалась группа испуганных детей в серых платьях. Смельчак с торжествующим криком влетел в комнату. Серые дети с криками разбежались, как цыплята. Смельчак сел на спинку кресла и принялся прихорашиваться.

— Что я вам говорила? — произнес один из серых призраков. — Вы все глупые! Вы мне не поверили!

Другая девочка схватила первую за руки и заплясала.

— Она нам говорила, она нам говорила! — запела она. — Мы спасены, мы спасены!

Поле зрения Эйран неожиданно резко сузилось. В нем осталась только одна девочка, та, что заговорила первой.

— Дженис! — закричала Эйран. Она в несколько шагов пробежала через комнату, опустилась на колени и прижала к себе своего ребенка. — О, Дженис, что они с тобой сделали? Что они сделали со всеми вами? Ты такая грязная! И такая худая!

Она обнимала и целовала Дженис и никак не могла остановиться. Остальные, даже та, что начала танцевать, столпились вокруг, хватали Эйран за руки, за талию, пытались дотронуться до нее. Они словно черпали своими маленькими ручками жизнь и уверенность. Эйран постаралась всех их обнять. Одна из девочек цеплялась за ее ногу, а большой палец второй руки сунула в рот.

— О, мама, — слабо сказала Дженис. — Я так боялась, что ты не придешь.

— Ну, я пришла. И мы заберем вас из этого ужасного места. — Она встала, взяла Дженис за руку и двинулась к выходу. Дженис осела и упала. — Что с тобой? — воскликнула Эйран.

— Она еще не может идти, — сказала одна из девочек. — Пламя тоже не может, не быстро.

Эйран внимательней посмотрела на дочь. И только сейчас заметила ужасные следы на висках.

— Мне было больно, мама, — прошептала девочка.

— Кто тебе сделал больно?

— Люди. Серые люди.

— Колдеры, — сказала та девочка, которая начала танцевать и петь. — Меня зовут Звезда. Я могу объяснить все.

Теперь все эсткарпцы собрались в относительной безопасности камеры. Хирл с оружием в руках остался у двери.

— Есть хотите? — спросила Эйран.

Последовал хор «Да!» Дети набросились на еду, и Эйран порадовалась, что догадалась сберечь для них обед стражников.

— Мяшо, — сказала Шепелявая. Ее довольный голос подсказал Эйран, как давно дети по-настоящему не ели. Быстро, не переставая есть и сохраняя удивительное для своего возраста самообладание, Звезда рассказала обо всем, что с ними случилось со времени похищения. Рассказала об Ализонском проходе, о том, что выпало на долю Пламени и Мыши…

Мышь? Эйран недоуменно посмотрела на девочку. А, должно быть, она имеет в виду Дженис.

.., что выпало на долю Пламени и Мыши, когда их привели в Ализонский замок.

— Они хотят найти способ подчинить себе весь народ Древних и превратить нас в рабов. И считают, что детей сломить легче. Я говорю о колдерах, а не об ализонцах. — Звезда поморщилась.

— Мы считали, что ализонцы с вашей помощью хотят открыть врата в мир коледров, — сказал Лорик. — Так нам говорил Гирван.

— Его рассказ был прекрасно продуман, — заметил Велдин. — Он пришел в Эсткарп раненый и говорил, что его хотели убить как предателя. В качестве доказательства предъявил рану.

— Да, он оказался предателем, но не совсем таким, как мы думали. — Лорик нахмурился. — Новость очень плохая. Колдеры еще живы в нашем мире. Я думал, они все погибли, когда лорд Саймон опустошил их гнездо.

— Эти, наверно, оставались здесь, координировали действия ализонцев с вторжением из-за моря.

— Где эта комната, о которой ты говоришь? — спросил Ярет.

Дженис и девочка по имени Пламя стали описывать дорогу, по которой их вели. Вдвоем они описали ее достаточно подробно, и все были уверены, что отыщут путь.

29
{"b":"20912","o":1}