ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, подожди! — закричала Эйран. — Послушайте, Велдин, Ярет! Эта собака — эта девочка — она действительно Дженис! У нее на шее камень волшебницы!

Велдин резко остановился.

— Клянусь Великим Соколом! Женщина права! Но все равно, возможно, это ловушка. Они могли отобрать этот камень. Откуда у тебя эта безделушка, собака?

— Мы отдали ее ей, — сказала другая собака. — Вше пыталишь оживить камень, но получалошь только у Мыши. — И она засмеялась.

Эйран тоже невольно засмеялась. От облегчения и сознания нелепости ситуации у нее закружилась голова.

— Никто, даже самые опытные волшебники Ализона, не подумают создать собаку, которая могла бы шепелявить! О, как удивительно — ик! — как прекрасно?

Мы спасаем их, а они спасают нас!

— Прекрати, Эйран! — сказал Ярет. — Не впадай в истерику!

Оба сокольничьих, не веря своим глазам, смотрели на эту разношерстную группу: ализонец, стражники Эсткарпа в облике ализонцев, дети-волшебницы с внешностью белых собак.

— Ну, как же нам быть? — наконец, спросил Велдин. — Нас тоже превратят в Псов?

— Если у малышки остались силы. — Талгар положил руку на голову собаки-Сверчка. Та заплясала, высунув язык, когти ее скребли каменный пол. Камень на шее собаки-Дженис отбрасывал слабые голубые блестки. — Если дети-волшебницы не смогут включить вас в иллюзию, мы выйдем из замка, делая вид, что вы наши .пленники. И спустим собак на вас. Так мы поступаем с пленниками.

Ярет обрел дар речи.

— Ты.., ты как будто все продумал.

— Мы ничего не смогли бы сделать, если бы дети не превратили нас в невидимок, — сказал «ализонец», державший на руках собаку-Дженис. Эйран-узнала голос Данниса.

— Это я жделала!

— Перестань хвастать, Шепелявая, — сказала собака-Сверчок.

— Вше равно я!

— Только с помощью Мыши и ее камня, и ты сама это знаешь!

— Потом будете спорить, — сказал Талгар. — Пошли, дамы. И господа. Пойдете ли вы как Псы или в собственном облике, нужно уходить побыстрее. Ведьм… дети-волшебницы не могут вечно поддерживать иллюзию.

Сокольничьи и Эйран присоединились к остальным.

Собака-Дженис села на руках у Данниса.

— Смельчак! — воскликнула она. — Он ранен?

— Мы ничем ему не поможем, пока не выберемся из города, — жестко ответил Велдин. — Острый Коготь может улететь, но как замаскировать второго сокола.

— Не отпускай Острого Когтя, — сказала собака-Звезда. Собака — нет, девочка — говорила с таким спокойствием и самообладанием, что Эйран снова пришлось сдерживать желание расхохотаться. Вместо этого она икнула. — Кто-нибудь может ее увидеть. И понять, что произошло.

— Что же тогда? — Лицо Ярета осунулось. Он посмотрел на Смельчака, лежащего на руках Эйран, и погладил его очень осторожно. Сердце Эйран разрывалось.

— Мы отдадим все свои силы Мыши, а она направит их с помощью камня, — продолжала собака-Звезда. — Как ты думаешь, Мышь? Сможешь изменить и их? Птиц мы замаскируем как щенят.

— Наверно. Ну, давайте все попробуем.

Даже в этом необыкновенном окружении то, что произошло дальше, оказалось таким странным, что Эйран даже перестала икать. Все шесть «собак» повернули головы к сокольничим и Эйран. И сосредоточенно смотрели на них. Эйран увидела, как их начинает окутывать легкая голубоватая дымка, от одной к другой перекинулись тонкие, похожие на паутину нити. Она покачала головой, уверенная, что это галлюцинация. Полоски света становились все ярче, хотя этот свет не рассеивал темноты прохода. Но вот вспыхнул камень волшебницы, а паутина силовых линий натянулась. Она устремилась вперед и окутала трех человек и двух птиц.

Эйран и Ярет пошатнулись и едва не упали, а Велдин сделал шаг назад. В коридоре слабо запахло жженым.

— И все? — спросил Велдин, глядя на свою руку. — Я не изменился.

— Ты не можешь это увидеть своими глазами, — сказала Эйран.

Ярет повернулся и посмотрел на них.

— Вы оба изменились! — воскликнул он.

— И у тебя на руках щенок. — Эйран осторожно коснулась головы Смельчака.

Велдин посмотрел на «щенка» у себя на кулаке — абсолютно невероятное зрелище.

— Теперь я верю, — сказал Велдин и заговорил с Острым Когтем по-соколиному. Потребовалось много уговоров, чтобы сокол позволил нести себя так, как нес Ярет раненого Смельчака. К облегчению Эйран, Смельчак в своей маскировке не казался раненым. И не противился тому, что его несут. Крови не видно; «щенок» кажется просто спящим.

— Ну, пошли, — грубовато сказал старший сокольничий. — Острый Коготь долго это не выдержит.

— И не понадобится, — ответил Хирл. — Как только выйдем за пределы городских ворот и нас не смогут увидеть часовые.

— Я скажу: чем быстрее мы сбросим эту ализонскую внешность и вернемся к своей, тем лучше. А ты, женщина, держи рот закрытым. Твой голос не изменился на этот раз, и, если ты начнешь болтать, как все женщины, ты нас выдашь.

Глава 39

Пытаясь скрыть напряженность, которую все испытывали, эсткарпцы и один настоящий ализонец небрежно двинулись по двору к выходу. У всех нервы были натянуты, а Эйран впилась ногтями в ладони, чтобы не закричать.

На открытом пространстве собака-Дженис и собака-Пламя пошли самостоятельно, хотя собака-Дженис при этом дрожала и прихрамывала, часто прислоняясь к Даннису.

— Талгар!

Эсткарпцы застыли, руки их незаметно опустились на рукояти мечей, но тот, кто окликнул их спутника, сделал это без враждебности.

— Ты с дежурства? — спросил Пес. Он подошел к группе замаскированных беглецов и с любопытством посмотрел на них.

— Да, и мы хотим дать собакам немного побегать, — ответил Талгар.

— Вот эти две не очень хорошо выглядят.

— Их не докармливали.

Пес улыбнулся.

— Ты всегда слишком мягко обращаешься со своими собаками. Надо, чтобы они дрались за еду, как у всех нас. Это делает их крепкими и отсеивает слабых.

— Мы решили, что немного упражнений им поможет.

— Да. Возможно. Я вижу, тут и щенки. Мне казалось, в псарнях в такое время года суки не щенятся. Еще слишком рано.

— Ну, знаешь, как это бывает. Если самка настроена очень решительно… — Талгар выразительно пожал плечами, и его собеседник рассмеялся.

— Ну, слишком раннее начало тренировок им может повредить. Удачи. — Пес вежливо кивнул спутникам Талгара и отошел.

Эйран облегченно передохнула.

Талгар повернулся к ним.

— Поедем верхом? — спросил он громко, чтобы могли услышать случайные свидетели.

Настала очередь Ярета пожимать плечами.

— Я бы не стал убегать с собаками, — сказал он, — но маленьких немного понесу.

— Я тоже. — Рот у Велдина дернулся, и Эйран даже показалось, что он вот-вот улыбнется.

— А мы понесем больных, — сказал Даннис. — Пусть глотнут свежего воздуха. — Он поднял собаку-Дженис, а Ранал понес собаку-Пламя.

— Но не надо их изнеживать, — сказал Ранал. Незаметно он погладил узкую змеиную голову собаки-Пламени.

— Вначале мы поведем лошадей под уздцы, пока не отъедем от города, — сказал Талгар. — Если собаки возбудятся, они могут испортить чей-нибудь огород, и тогда у нас будут неприятности от барона Эсгира.

— О, барона Эсгира мы все знаем, — сказал Лорик. — Не бойся, мы будем осторожны.

Без дальнейших происшествий они прошли через ворота замка и привлекли только несколько любопытных взглядов в городе. Ранал и Даннис поставили своих подопечных на ноги, как только приблизились к конюшне, куда поместили лошадей, а все «собаки» собрались вместе.

Вначале хозяин конюшни не хотел отдавать лошадей.

— Они принадлежат другим людям, — сказал он. — Новобранцам в Псы. Гирван сказал мне, когда платил за них.

— Эти люди оказались эсткарпскими шпионами, и Гирван их выдал. — Талгар плюнул на грязный пол конюшни. — Все их добро конфисковано. Барон Эсгир отдал их лошадей этим людям. В награду за прошлую службу.

— Ага. — Хозяин всмотрелся в замаскированных беглецов, осмотрел их с головы до ног. Эйран с трудом глотнула, пытаясь подавить икоту. — Вы, наверно, хотите их опробовать? Хорошо. — Он бросил на них подозрительный взгляд. — Но не пытайтесь получить назад деньги за содержание.

35
{"b":"20912","o":1}