ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Птица напряглась.

— Они идут! — закричала она, указывая назад. Рог прозвучал снова.

Эйран повернулась. Вот они, видные на фоне неба.

Не менее сорока человек. Шлемы придавали им странный нечеловеческий вид. У нее на глазах Псы перевалили через возвышение и поскакали по лугу. Теперь к звукам рога примешивались лай и возбужденные крики солдат. Похоже на вой зверя, учуявшего кровь, — и у собак, и у людей. Даже их лошади вызывающе ржали.

Они закатывали глаза, и пасти их покрылись пеной.

Еще мгновение — и Псы, их боевые собаки и лошади — все будут здесь.

— Ярет!

Он не стал колебаться.

— Уходи! Быстрей! — крикнул он. Мужчины бросили веревки, с помощью которых перетаскивали камни, и побежали к лошадям. Торопливо сели верхом я похватали детей. Эйран уже сидела верхом и держала Мышь.

— Разбегайтесь! — кричал Ярет. — Придется прыгать. — Он ударил торгианца Эйран по крупу, и испуганное животное устремилось вперед.

На земле множество камней. Даже пробираясь осторожно, лошади легко могут споткнуться и сломать ногу.

Эйран наклонилась вперед, крепко прижимая к себе Мышь, и закрыла глаза. Должно получиться, должно, должно, повторяла она снова и снова. Она почувствовала, как торгианец под ней собирается и взлетает в воздух. Ощущение полета длилось, казалось, бесконечно долго. Конь тяжело опустился на землю и едва не упал.

Но чудом сохранил равновесие и продолжал бежать.

Сзади слышались прыжки, стучали копыта: пауза и удар. Это новый всадник взял преграду.

— Не останавливайтесь! — Это Даннис. Он посылал лошадь вперед, держась рядом с Эйран, хлестал обоих коней. Мимо просвистела стрела, но она была на излете и, не причинив ущерба, упала на землю. Шепелявая ухватилась за шею Данниса и держалась изо всех сил. — Еще немного, и мы уйдем от огня.

— Где Ярет?

— За нами… Нет! — Он преградил ей дорогу своей лошадью.

— Я должна быть с ним…

— С ним все в порядке! Они с Велдином задержались, чтобы убедиться, что все дети прошли и последовали за нами. Он послал меня приглядеть за тобой.

Они въехали в лес. Стрел больше не было, и Даннис позволил уменьшить скорость. Но вот лошади остановились. Они стояли, опустив головы, и тяжело дышали. Даннис повернулся и привстал в стременах, пытаясь посмотреть сквозь ветви.

— Вот они. Лорик с Пламенем и Сверчком. И — да, да! Это они. Сокольничьи целы!

Эйран облегченно осела. Передала узду Мыши.

— Давай слезем, — сказала она, — и дадим бедной лошадке отдохнуть. Она это заслужила.

Даннис спешился и ссадил Шепелявую. Девочку пришлось отрывать от его шеи.

— Надеюсь, эта маленькая обезьянка не слишком напугана…

Но Шепелявая была не напугана, а возбуждена и очень довольна.

— О, Данниш, как было вешело! — воскликнула она. — Давай шнова!

— Надеюсь — ой! Отпусти мои волосы!

Шепелявая и Мышь захохотали. Теперь, когда опасность миновала, Эйран тоже засмеялась.

Вскоре все, кроме сокольничьих, собрались в лесу.

Все оказались невредимыми. У Хирла стрела застряла в рукаве кольчуги и чуть оцарапала кожу, но он отказался от попыток Эйран осмотреть рану.

— Если воспалится, я к тебе приду, — сказал он. — Но, насколько я слышал, Псы еще не отравляют свои стрелы.

— На всякий случай я начну собирать лекарственные травы, пока остальные осматриваются и определяют, где мы.

— Определить, где мы! — рассмеялся Ранал. — Как только холмы становятся выше моей головы, я теряюсь.

Даже солнце не помогает мне определить направление.

— Я этого не знал. В такой экспедиции тебе трудно придется, — добродушно заметил Даннис. Он проверял упряжь и седло своей лошади. — В следующий раз я позволю тебе ехать в моей пыли.

— О, пока кто-нибудь указывает направление, я справляюсь. Но один совершенно беспомощен.

В этот момент подъехали Ярет и Велдин. Эйран бросилась к мужу.

— Что случилось? Нас преследуют?

— Нет. — Ярет и Велдин спрыгнули с седел и отправили своих лошадей к остальным — отдыхать и пастись на траве, которая росла меж деревьев. — Остановились у стены, хотя выглядывали сверху и пытались стрелять. Хорошо, что мы успели ускакать, пока они не показались.

— Не понимаю, почему они за нами не последовали.

— Я тоже не понимаю, — сказал Велдин. Он, казалось, не заметил, что разговаривает с женщиной, которую презрительно игнорировал с тех пор, как выяснилось, кто она. — Этого парня Талгара с ними не было. Наверно, прикончили его, как только взяли наш след.

Эйран содрогнулась.

— Я хочу как можно дальше уехать от Ализона! — воскликнула она.

— Уедем, — ответил Ярет. — И очень скоро. Гирван и фермер были правы. Псы не уходят за стены и не углубляются в Ализонский хребет.

— Надеюсь, с ним все в порядке. С фермером.

— Я его ударил не сильно. Только чтобы ошеломить и, надеюсь, спасти ему жизнь.

— Я все-таки хочу побыстрее отсюда убраться. Чем быстрее выедем, тем быстрее оставим все это позади и сможем вернуться к нормальной жизни.

Ярет рассмеялся.

— Узнаю мою практичную Эйран! Хорошо, кажется, мы уже передохнули. Поедем через горы, как подобает истинным сокольничим.

Он повернулся и ушел вместе с Велдином. Что-то слегка изменилось в отношениях двоих сокольничьих.

Они как будто забыли о своей ссоре и оба были напряжены и возбуждены, словно в легкой лихорадке, как в начале долгожданного приключения. Эйран решила вечером, когда они с Яретом останутся одни, расспросить, что произошло у последней изгороди. Пока же она удовлетворилась тем, что быстро пошла за ними. Чем большее расстояние ляжет до вечера между ними и Ализоном, тем лучше она себя почувствует.

Идти было нетрудно, даже для Эйран, которая никогда не любила горы. Они проходили долинами между отдельных гор, постепенно поднимаясь все выше. Слева видны были холодные и нечеловечески высокие вершины Великих Восточных гор; хребет, по которому они продвигались, служил лишь отрогом этих гор. Эйран знала, что Барьерные горы между Карстеном и Эсткарпом тоже соединяются с Великими Восточными горами. Один гигант соединяется с другим, и, сливаясь, они уходят в неведомые земли. Но здесь пики относительно невысокие — такие невысокие, что их можно было считать незначительными, они как будто упали с плеч Великих Восточных чудовищ, образовались из остатков в начале мира. А что еще пришло сюда с Великих гор?

Это нелепо, строго сказала себе Эйран. Только твоя собственная глупость делает воздух тяжелым и густым, так что трудно дышать, только твое воображение населяет лес тенями, темными тенями с красными немигающими глазами. Я не поддамся страху, не поддамся теперь, когда мы прошли так далеко, через весь Эсткарп, через Ализонский проход с его волшебными стражами и опасной близостью к болотам Тор до самого города Ализона и его тюрьмы. А почти волшебное бегство из замка, которому помогало настоящее волшебство! И это волшебство исходило от Мыши — ее Дженис! Они миновали перегороженную стенами местность и оказались в горах, где сокольничьи, едущие сейчас в голове небольшой колонны, как дома. Чего мне бояться?

Они двигались по берегу небольшого ручья, который причудливо вился по дну глубокого ущелья. По обе стороны от него возвышались крутые склоны. Высокие деревья со стройными, почти лишенными листвы стволами уходили к небу в поисках солнечного света. Здесь, у ручья, можно было изредка увидеть небо и острые края утесов. Солнце начинало садиться. Сквозь деревья пробилось несколько золотых лучей, только чтобы усилить мглу в лесу и озарить множество камней, которые попадали сверху в ручей. Изредка мертвое дерево прислонялось к соседям, пока не прогнивало и не падало на почву леса. Путники постепенно углублялись в ущелье, и птичьи крики, вообще редкие в этой местности, затихли совершенно, прекратился и шорох от движений мелких зверьков, которые занимались своими делами в опавших листьях. Ни звука, кроме журчания ручья в его полном камней русле и фырканья лошадей.

42
{"b":"20912","o":1}