ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эйран не одна заметила неестественную тишину. Все эсткарпцы поглядывали по сторонам, и даже сокольничьи насторожились. Ни слова не говоря, Ярет снова передал Сверчка Лорику, и тот посадил ее за собой, в то время как Пламя сидела на седле перед ним.

— Держись, — негромко сказал Лорик. Слово это, усиленное отражениями от скал, словно прозвучало сигналом.

И что-то ответило на этот сигнал.

С высоты донесся громкий рев. Лошади испуганно заржали, все посмотрели вверх.

На фоне неба четко вырисовывалось уродливое существо. Частично гигантская кошка, частично медведь и отчасти нечто такое, о чем Эйран не хотела и думать.

Тварь протянула вниз, к всадникам, когтистую лапу. Откинув голову, она снова заревела. Дождь камней посыпался на головы всадников.

И существо прыгнуло на людей в голове колонны.

Глава 48

Только инстинкт торгианцев спас обоих сокольничьих от мгновенной смерти. Единственным желанием лошадей было уйти подальше от чудовища. Зверь тяжело опустился на то место, где только что находились сокольничьи.

На мгновение Эйран отчетливо разглядела существо. Его маленькие красные глазки сверкали, как злобные алые камни. Оскалены зубы, слишком длинные и острые для медвежьей пасти. Чудовище сидело на уродливых задних лапах, похожих на кошачьи, но передние когтистые лапы напоминали человеческие руки. Однако, в длине конечностей, в количестве их суставов не было ничего человеческого. С клыков капала слюна.

Чудовище быстрее пришло в себя от неудачного нападения, чем его добыча, и протянуло переднюю конечность, готовую ударить всякого в пределах досягаемости. И Эйран вспомнила то, что пыталась забыть в течение семи лет…

— Эйран, назад! — закричал Хирл. Он схватил Звезду и опустил на землю. Девочка побежала, едва коснувшись лесной почвы. — Присмотри за детьми!

Лорик позволил Сверчку и Пламени соскользнуть и пришпорил лошадь. Меч у него был уже наготове.

Эйран торопливо спешилась, оставив в седле Мышь, и отправила лошадь подальше в лес. Может, там безопасней. Потом созвала к себе детей. Птица уже тоже слезла с коня Ранала, а вот Шепелявая причиняла Даннису неприятности.

— Нет! — кричала она. — Я хочу оштатьшя ш тобой!

Как можно мягче Даннис оторвал от себя руки девочки.

— Не сейчас! Делай, как тебе сказали!

— Шепелявая!

Необыкновенно мощный звук заполнил поляну, отразившись от поверхности утеса, и даже зверь на мгновение застыл. Это прозвучал голос Звезды, подкрепленный голосами остальных четырех девочек. Эйран удивленно посмотрела на Звезду, потом на Мышь. Мышь держала в руках камень, и Эйран готова была поклясться, что видела последние искры вспышки, порожденной камнем. Шепелявая неохотно отцепилась от Данниса и позволила поставить себя на ноги. Чудовище заревело и когтистой лапой ударило Рангина, который отскочил и ушел от удара.

— Оставайся со мной! — сказала Эйран и поставила испуганную девочку за собой в группе детей. Она продолжала прочно держать узду своей лошади. Если случится худшее, она посадит детей на спину лошади, ударит коня по боку, а сама убежит в лес пешком в другом направлении, чтобы отвлечь зверя.

Воздух в ущелье дрожал от шума: рева чудовища, стука копыт по камням, криков людей. Торгианцы вызывающе ржали. Всадники пытались найти лучшее положение для удара. Острый Коготь взвивался вверх и падал, отвлекая зверя. Ему с трудом удавалось избегать его когтей.

Эйран оскалила зубы в инстинктивной ненависти к существу, напавшему на них.

Ярет ударил зверя. Рангин встал на дыбы и обрушил копыта. Зверь увернулся и отскочил. С другой стороны сильный удар нанес конь Велдина. Чудище покачнулось, и Ярет ударил его мечом. Взлетел и опустился меч Хирла, и зверь споткнулся. Одна из лошадей закричала, на этот раз от боли. Ранал отъехал от схватки. Плечо его торгианца покрывала кровь, конь закатил глаза.

Остальные возобновили нападение.

С ревом, от которого задрожали деревья, зверь высвободился и побежал. За ним тянулся след — может быть, крови, но неестественного цвета. Скорость, с которой он уходил вдоль ручья, заставила Эйран снова вздрогнуть. А она-то думала, что торгианец, да еще отягощенный детьми, сможет от него уйти…

Велдин и Лорик пустились было в преследование, но Ярет остановил их.

— Пусть уходит! Вы все равно не сможете его догнать.

Грохот катящихся камней свидетельствовал, что зверь поднимается вверх, туда, где он недосягаем для преследователей. В ущелье прозвучал уже далекий вой. И снова стало неестественно тихо.

— Почему он отступил? — спросил Даннис. Он тяжело дышал, а его конь нервно приплясывал. Его плечи и пасть покрылись пеной. Даннис с отвращением взглянул на свой испачканный меч.

— Он не думал, что мы будем сопротивляться, — ответил Ярет.

— Ты говоришь так, словно этот зверь тебе знаком, — сказал Велдин. Он свистнул, и Острый Коготь вернулся на насест на седле сокольничего. — Наверно, ты скажешь, что это одно из существ, которые теперь живут в горах, как то, что ты встретил возле Гнезда.

— Да, — подтвердил Ярет, — только это маленькое и не такое свирепое. А вблизи Гнезда сражались только Смельчак, Рангин и я.

Велдин с новым уважением посмотрел на Ярета.

— Ты сумел уцелеть. Даже с женщиной, которая отягощала тебя и делала слабым меч. В тебе есть что-то такое, чего я не заметил, сокольничий.

Ярет пожал плечами.

— Ранал, давай посмотрим, тяжело ли ранен твой конь.

Эйран уже убирала клочком мха кровь с трех параллельных царапин на плече торгианца. Она решила, что раны сильно кровоточат и поэтому их можно не промывать. Если у зверя ядовитые когти, кровь должна была унести яд.

— Порезы не глубокие и не серьезные, — сказала она. — Только кожа повреждена. Мышцы не тронуты.

Но коня не следует утомлять. Надо поскорее разбить лагерь. Я хочу сварить зелье.

— Нам нужно уходить. — Ярет снова нахмурился, и Эйран ощутила охватившее его нетерпение. — Побыстрее уходить с этого места.

Эйран встала. Теперь, когда опасность миновала, она начала дрожать.

— Этот.., этот грязный зверь…

— Он ушел.

— Невозможно выразить…

— Оставь. Мы должны уходить. Немедленно.

Эйран посмотрела на него. В другое время он бы ее обнял. Но теперь она видела в нем только странное нетерпение, стремление двигаться дальше, все больше углубляться в то, что ализонцы называют Запретными горами. И Эйран заикала.

Глава 49

— Что это был за зверь? — спросила Мышь. — Папа сказал, что вы такого уже видели.

Видели, подумала Эйран, и старались отодвинуться как можно дальше, когда он протянул лапу, чтобы поймать нас и вытащить из маленькой пещеры, в которой мы скрылись. Нет. Не нужно пугать детей еще больше.

Смени тему, поговори о чем-нибудь другом.

— Я надеялась, что ты и другие девочки скажут нам, что это такое, — полушутливо заметила она.

— Не думаю, чтобы оно принадлежало Тени, мама.

Это неестественное существо, но оно мне не кажется по-настоящему злым. Наверно, оно просто проголодалось.

— Ну, мне показалось, что твой камень сверкнул в месте, где не было солнечного света.

Хирл и Звезда ехали рядом, они слышали разговор.

— Мы все сделали это, — сказала Звезда. — Заставили Шепелявую услышать нас и подчиниться. Она была в опасности.

— Понятно. — Но на самом деле, Эйран не понимала.

Она ехала молча, погрузившись в задумчивость. Час спустя она настояла на остановке на ночь, вопреки возражениям обоих сокольничьих. Конь Ранала начал сильно хромать.

— Если мы не остановимся и я не смогу полечить бедное животное, конь окончательно охромеет. — Она со значением взглянула на Велдина. — К тому же все, кроме тебя, едут с дополнительной тяжестью.

Велдин нетерпеливо топнул. Ярет смотрел на него соколиным взглядом.

43
{"b":"20912","o":1}