ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Саммс, злобно прищурившись, взглянул на юношу, разглядев, наконец, его самого, а не одежду. В глазах, узнавших его, загорался мстительный огонь. Джоктар понял, что до конца своих дней Саммс будет помнить эту проделку и при случае жестоко отплатит за нее.

— Меня пытались забрать из клиники разведчики, — объяснил терранец Хогану. — Я решил, что лучше сам уйду оттуда. Но я так и не знаю, зачем им понадобился…

— Саммс, — Хоган вернулся в кресло. — Признаю, я недооценил тебя. Ты человек Леннокса? Не потому ли командор в курсе всех наших планов и маршрутов?

— Я давно подозревал, Саммс, — вставил Джоктар, — что ты играешь мечеными картами.

Юркий Саа заерзал, ища наименее болезненное положение в силовых тисках.

Поняв безнадежность своих попыток, он заговорил:

— Я разумный человек и ценю людей, умеющих мыслить. Ты, Хоган, показал себя отличным логиком, способным занять гораздо более высокое положение, чем руководить шайкой отщепенцев. Да и мой Харбанд, я чувствую, для тебя лишь мелкая и побочная цель. Мы оба — деловые люди и могли бы заключить сделку.

— Такая оценка моей скромной персоны для меня лестна, — со светской вежливостью ответил Хоган. — Да, я человек здравомыслящий и опираюсь на логику. И что же ты мне предлагаешь?

— Деньги… Тебе мало?.. А твою жизнь?

— Меня в равной мере интересует и то, и другое. Не пора ли тебе, однако, начать открывать твои карты?

Рядом с тщедушным бизнесменом у стены стоял Саммс. Джоктар видел, как сузившиеся глаза в упор разглядывали Хогана, изучали его. Так человек глядит на своего заклятого врага, решающая схватка с которым неминуема. Взгляд серых глаз снова был ледяным, к Саммсу вернулась обычная самоуверенность. На что он надеялся? Чего-то ждал?

Терранец вмешался в разговор:

— Они умышленно тянут время.

12

— Конечно, — ухмыльнулся Хоган. — Тем не менее, будем хотя бы вежливы, если не можем проявить положенную почтительность к человеку, представляющему не кого-нибудь, а могущественную компанию.

Саа едва заметно кивнул: большего не позволяли силовые путы. Тем не менее тон его был язвительным:

— Я должен был обзавестись верительными грамотами?

— К чему формальности? Я не сомневаюсь в твоих полномочиях. Итак, что конкретно может сделать для нас компания?

— Например, изменить правила импорта на более либеральные, чтобы Фенрис могли посещать свободные торговцы.

— А что в ответ требуется от меня?

— Не ходить к Куллану.

— Вот оно что! А я ломал голову: как ты, заслуживший репутацию несгибаемого человека, легко и просто обещаешь то, чего мы безуспешно добиваемся годы. Это наталкивает на определенные предположения. Но я не требую, чтобы ты подтвердил их правильность. Компании почувствовали перемену ветра, который может сейчас сдуть их с Фенриса при первом же публичном скандале. А поднять его, опираясь на нашу информацию, может советник Куллан, убежденный противник монополий. Лично я уверен, что компаниям в их нынешнем варварском обличье существовать недолго. Их крах приближается неотвратимо, и теперь поздно цепляться за полумеры, как поздно возводить дамбу, когда половодье уже началось. Ты же рассчитываешь, заключив со мной сделку, выиграть полгода, а то и год. Ты веришь, что за этот срок деньги и связи помогут вам перетянуть на свою сторону большинство в правительстве и получить карт-бланш на дальнейшее расхищение богатств пограничных планет.

— Еще раз убеждаюсь в твоем уме, Хоган, мы можем отлично поладить, — улыбнулся Саа и тут же поморщился, истязаемый силовым бичом. — Война, объявленная тобой на забытой людьми планете, может затронуть не один сектор Галактики. Вот почему я пытаюсь сейчас хотя бы одного противника превратить в союзника — это все равно, что суметь обуздать разлившуюся реку.

— Я понимаю, ты хорошо информирован. — Хоган бросил взгляд на Саммса. — Тебе мало сделки с ним, понадобился еще и я. Не слишком ли мелкая игра для такого магната, как ты?

— Один твой козырь, — Саа показал глазами на включенный диск, — бьет все мои карты.

— Так уж и все?

— Мы напрасно теряем время. Час назад Леннокс считал, что достиг своей цели. И мы могли спокойно разыгрывать свою партию. Но теперь расклад изменился: козыри перешли к тебе. Но Леннокс еще не сделал своего хода.

Хоган сидел неподвижно, на его лице застыла холодная усмешка. Но Джоктар знал, что нервы шефа сейчас вибрируют, как натянутые струны.

— Я вижу, ты знаешь очень много.

— Да, знаю. И поверь, Хоган, я действительно осознал необходимость пересмотра методов освоения планет, ибо прежняя политика уничтожит нас. Но ты сейчас занес руку для удара по самой верхушке. Берегись: на твоем пути Леннокс, он постарается взять свое. Помни мои слова.

Вместо ответа Хоган взял со стола микрофон спецсвязи. С уст Саммса слетело сдавленное ругательство. Хоган набрал код, экран осветился. На нем появилось чье-то лицо, вопросительно глядевшее на Хогана. Тот поднес микрофон ко рту:

— Советник, это я, Хоган. Мы получили информацию, что Леннокс…

Речь его прервалась, он не мог больше произнести ни звука. Удар, нанесенный врагом, проник через стены, через пол, через воздух и достиг цели.

— Вибратор, — едва прохрипел Джоктар, скорчившись от нестерпимой боли. Мощность излучения указывала, что его источник где-то совсем рядом.

Извиваясь и хрипя от боли, покатился по полу Рисдайк. Хоган, обливаясь потом, пытался противостоять разрывающему мозг и тело кошмару. Прижимая ко рту микрофон, он тщился произнести хоть одно членораздельное слово. Джоктар, несмотря на жуткие судороги во всем теле, устоял на ногах. Он даже ухитрился сделать несколько шагов к двери и направить на нее бластер.

Сзади послышался полустон-полухрип. Терранец оглянулся. Хоган, с искаженным болью лицом, глазами показывал на судорожно сжатый в его руках микрофон. Джоктар двинулся к нему, содрогаясь от изнуряющей пытки ультразвуком. Он сумел дотащиться до шефа и взял микрофон, стараясь при этом держать вход под прицелом бластера.

Собрав все силы и удивляясь, откуда они берутся, он поднес микрофон ко рту. Только это может спасти их! Напрягая непослушные губы, стараясь хоть на секунду унять бьющийся в такт вибрации язык, он мучительно пытался превратить свое звериное мычание в человеческую речь.

— З-з-д-десь в-виб-бр-р-атор… — Каким трудом дались ему эти слова! Если бы только их понял человек, мелькнувший на экране…

Экран! Он снова осветился. Появившийся на нем человек смотрел несколько мгновений на него, перевел взгляд на скрючившегося Хогана и исчез. И тут же сокрушительная судорога сбила Джоктара с ног, микрофон покатился по полу, экран погас.

Видимо, вибратор переключили на максимум. У Рисдайка из горла хлынула кровь. Саа без чувств обвис, поддерживаемый лишь силовым полем диска. На тряпичную куклу с закатившимися глазами походил и патрульный офицер. Из троих только Саммс не совсем еще отключился.

Страшная боль потрясла Джоктара. Но он вдруг почувствовал, что даже сейчас может двигаться, и лениво удивился этому. В помутненное сознание пробивалась мысль о необходимости защищаться. Превозмогая судороги, он прополз мимо Рисдайка и ухватился за стол, пытаясь подняться на ноги. Рядом в кресле неподвижно лежал Хоган. Джоктар отметил, что шеф в сознании. Вот он задергался, глядя на вход.

Джоктар обернулся: дверь отворилась, пропустив человека в костюме высшей защиты. Терранец знал, что это такое. Бластер бесполезен, даже выстрела в упор этот человек просто не заметит. И все же Джоктар заставил себя подняться на ноги — пока есть силы, он не хотел сдаваться.

Неизвестный подходил все ближе. По пути он перевернул ногой бесчувственное тело Рисдайка, затем направился к распростертому в кресле Хогану. В руке человека блеснул металл. Джоктар слышал еще в Сан-Слоте об этих маленьких смертоносных устройствах, но никогда раньше их не видел. Итак, это убийство. Он пришел, чтобы навсегда заткнуть рот Хогану.

26
{"b":"20913","o":1}