ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— И я скажу тебе, начальник, — я ведь плавал помощником на «Гремящем» и участвовал в трёх военных походах на побережье Ализона. Но никогда ещё я не видел такого кровавого месива, как тут. И почти никаких следов!

— Альвард, — повторил начальник фактории имя убитого, словно все не мог поверить в то, что услышал. И тут его блуждающий взгляд остановился на стоящем сзади Симонде:

— Господин Симонд, что нового слышно в Арвоне? Может быть, там кроется источник того, что здесь произошло?

— В последних сообщениях ни о чём таком не говорилось, — ответил Симонд. — Они упоминали земли Мантии, включая их северную часть, где побывала наша экспедиция, но в последнее время там ничего такого не замечено.

— Это идёт с севера, — перебил его резкий голос Провидицы. — Беда пришла оттуда. Ведь Альвард, помнится, говорил, что отправится нынче летом к Клыкам Гара. И ты, Отор, если я не ошибаюсь, собирался в те же места. Не так ли?

— Так, Провидица! — подтвердил Отор её слова. — Мы вышли в путь вместе — Альвард, его сыновья и я с семьёй, и только на четвёртый день наши дороги разошлись в разные стороны. Он хотел попытать счастья на ручье, который протекает около Клыков, Хессар хвалил это место, а в этом году отправился на запад, где до него ещё никто не бывал.

— Ты говоришь, Отор, что не нашёл там следов, — вступил в разговор начальник фактории. — Но я знаю, какой ты отличный следопыт. Наверное, ты всё-таки что-то заметил.

Отор снял с пояса маленький узелок:

— Только вот это.

То, что лежало в узелке, было замотано в несколько слоёв материи. Когда его развернули, те, кто стоял близко, в ужасе отшатнулись и отступили подальше — от маленького пучка серой шерсти, спрятанного в нём, исходило страшное зловоние. Трусла сразу узнала запах. Познакомившись с ним однажды, его невозможно было забыть: волк-вонючка!

— Не может быть, чтобы в тундре! — раздался сразу чей-то голос. — Они водятся гораздо южнее, в Оврагах, и никогда не отходят далеко от своих вонючих берлог. Говорят, что они не могут жить вдали от тех мест, в которых родились, и сама земля восстаёт против них, если они пытаются по ней разбрестись.

— Довольно! — сказал начальник фактории и махнул рукой. Отор торопливо завернул находку, но запах ещё долго стоял в помещении.

— Потянулись на зов! — сказала Провидица. На лице её было написано глубокое отвращение. — Тьма призывает Тьму! Восстав на севере, она притягивает к себе всё, что может прийти к ней на помощь, как капитан корабля, собираясь вступить в схватку с пиратами, зовёт на помощь другие корабли.

— Начальник! — сказал Отор. — Нужно оповестить всех охотников и старателей. В каждом лагере очень мало людей, при неожиданном нападении их легко может уничтожить любая нечисть.

— Ты прав!

Начальник фактории обернулся к Провидице:

— Можно передать сигнал, чтобы они возвращались?

— Можно, если только уже не поздно, — ответила Сван, даже не пытаясь сказать что-то утешительное удручённым слушателям, которые ещё больше помрачнели от её слов. По толпе пробежал беспокойный ропот.

Трусла и Симонд незаметно выскользнули за дверь, она пошла искать Фрост, а Симонд отправился за капитаном. По дороге девушка с беспокойством думала, как эти события скажутся на экспедиции. Они собирались нанять проводника и несколько вьючных лошадей с тем, чтобы в ближайшие два-три дня отправиться в путь за Хессаром; Инквита и Фрост поддержали капитана, который считал, что поиски лучше всего начать с ручья, в котором Хессар нашёл пластинку.

Трусла как никогда жалела, что у неё нет таланта, и завидовала женщинам, о которых поют барды; те умели вызывать из-под земли давно умерших героев древности, чтобы составить войско и повести его в битву во имя Света. Сейчас дела обстояли так, что даже собрав всех жителей фактории, нельзя было составить внушительного отряда. К тому же им пришлось бы сражаться пешими. Сама Трусла, благодаря Симонду, недавно научилась неплохо стрелять из лука. Сражаться мечом она бы не смогла, так как боевой меч был слишком тяжёл для её руки. Зато она умела ловко обращаться с ножом и так метко его метала, что Симонд даже назвал это прирождённым талантом.

Других, волшебных, талантов у неё не было. Разве что песок… Кувшин с песком? Благодаря ему она помогла вылечить Одгу. Но нет! Песок — целительное средство, а не оружие. Однако Трусла всё же решила взять кувшин с собой, когда они отправятся в путь.

Ещё у них будет с собой волшебный кристалл, которым владеет Фрост. Трусла догадывалась, что в нём заключены такие силы, о которых никто даже не предполагает. А об Инквите она и вовсе ничего не знала.

В одном Трусла не сомневалась: настоящее дело у них ещё впереди, и им нельзя задерживаться в фактории из-за какой-то вылазки Тёмных Сил.

Подойдя к дому, в котором поселили Фрост и Инквит, она остановилась у двери и назвала своё имя. В ответ послышался слабый писк, и дверь кто-то медленно отворил; это была Канкиль, она тотчас же протянула Трусле ручонку и потянула её за собой в комнату.

Инквита, как простая хозяйка, старательно поворачивала на сковородке рыбу, следя, чтобы она равномерно поджарилась, а Фрост, закатав рукава, с задумчивым видом пробовала черпаком какое-то кушанье из горшка, который только сияла с огня.

Даже самое удивительное волшебство вряд ли подействовало бы на Труслу так успокоительно, как это мирное зрелище. Между обеими женщинами царило дружное согласие, и Трусла в душе порадовалась, что застала их отдельно от сварливой Провидицы, при которой они были вынуждены держаться с подчёркнутым достоинством.

Но Фрост, позабыв о черпаке, пролила его содержимое в огонь, который так и вспыхнул в ответ.

— Случилась беда, — сказала она. И Трусле даже почудилось, что она услышала лёгкий вздох, с которым колдунья приготовилась вновь взвалить на свои плечи надоевшую ношу.

Фрост жестом пригласила Труслу сесть на одну из разложенных рядом подушек. В отличие от неё, Инквита не бросила вилку и не дала подгореть рыбе, но тоже приготовилась слушать и внимательно смотрела на девушку.

— Случилась беда, — подтвердила она предположение Фрост, и быстро пересказала ей утренние события: возвращение Отора с семьёй и то, что он рассказал.

Инквита пожала плечами.

— Чего же тут неожиданного? — спросила она, ни к кому не обращаясь. — Провидица права. Если уж Зло восстало, оно ищет себе подмогу, и ему удобнее всего позвать тех, кто может беспрекословно подчиняться чужой воле. Этим бедным людям досталась тяжёлая смерть, но зло всегда так поступает, потому что упивается кровью. Нет, мы, действительно, чересчур засиделись на отдыхе. Пора нам всем собраться и обсудить дальнейший путь!

Глава 37

Тьма надвигается, Север

В течение нескольких нескончаемых летних дней, когда вместо ночной темноты до утра стоят светлые сумерки, в посёлок на Краю Света отовсюду тянулись возвращающиеся из летних становищ люди — целыми семьями и поодиночке, охотники и старатели. Но некоторым уже никогда не суждено было возвратиться. На трёх разорённых стоянках обнаружили жуткую картину.

Одним из последних возвратился богатырского сложения салкар с напарником-туземцем, наружность которого представляла полный контраст его товарищу. Пустив вперёд вереницу лошадей, они шли сзади, волоча за собой изодранную в клочья, похожую на помятый мешок серую тушу, от которой распространялась такая вонь, что салкар кинул её в поле, не доходя до посёлка.

Самые выносливые из жителей пришли посмотреть на неё издалека и пришли к дружному выводу, что зверь, которого Хессар поймал в силки, действительно волк-вонючка. Однако вернувшиеся из поисков охотники не соглашались, что нападения в тундре совершались только волками, да с ними никто и не спорил.

В землянке начальника фактории каждый день происходили совещания, а на четвёртый после поспешного возвращения всех, кто уходил на летние промыслы, в гавань зашёл второй корабль. «Волнокрут» шёл от побережья Долин, следуя береговой линии; весь посёлок жадно слушал новости.

116
{"b":"20914","o":1}