ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Старатель кивнул. Но лицо по-прежнему оставалось хмурым.

— К разным чудесам лучше не приближаться, — сердито буркнул он на все объяснения Инквиты.

Хессар согласился показать на карте дорогу к ледниковому ручью, но наотрез отказался пойти с ними в качестве проводника, хотя капитан Стимир предложил такую плату, которая даже в городе Эс считалась бы более чем приличной.

Скоро путешественники убедились, что в посёлке Край Света никто не хочет связываться с их делами. Когда Симонд и Оданки хотели купить вьючных лошадей, то всюду встретили отказ, им удалось приобрести только четырёх жалких кляч с уныло опущенными мордами, от которых прежние хозяева рады были отделаться за ненадобностью. Также никто из местных жителей не соглашался пойти к ним в проводники.

Однако отряд увеличился на одного участника, вернее, участницу, которая явилась в полном боевом снаряжении с мрачной решимостью на лице.

— Я поклялась совершить кровную месть за моих товарищей, — с вызовом объявила Одга. Девушка очень изменилась. Она была такой же тоненькой, как и раньше, но Трусла, упражняясь в стрельбе из лука, видела, как Одга каждый день занималась боевыми искусствами с любым, кто соглашался выступить как её противник. В последние дни перед намеченным походом в качестве учителя чаще всего выступал Оданки, и, насколько могла судить Трусла, он не играл с ней в поддавки.

У путешественников было достаточно припасов, но только начальник фактории предложил им в конце концов выбрать себе вместо негодных кляч хороших лошадей из табуна, принадлежавшего его роду. Однако эти крошечные лошадки не могли унести даже такой поклажи, с какой на юге справлялись горные пони. Поэтому путешественники все убавляли и убавляли свой багаж.

Местные жители уверяли, что вплоть до самой ледяной стены всё время будет попадаться дичь, и даже у самого подножия ледника встречаются большерогие. Кроме того, им показали, как выглядят съедобные растения, и рассказали про их полезные свойства.

В то же время Трусла чувствовала, что никто из добровольных помощников не верит в их возвращение. А некоторые даже намекали ей и её друзьям, что самое их пребывание в порту может навлечь на жителей месть разъярённой Тьмы.

Капитан Стимир на время своего отсутствия по всем правилам передал командование кораблём помощнику. К общему удивлению, в последний момент он привёл в отряд ещё одного добровольца — старого Джоула. Старик явился на место сбора со своей лошадкой, которая везла на спине тщательно притороченный к вьючному седлу морской сундучок.

Трусла не могла точно определить, в котором часу их маленький отряд двинулся в путь, в этом краю утро не начиналось с рассвета, так как почти круглые сутки было светло, как днём. Однако несмотря на ранний час, провожать их собралось довольно много народу. В отличие от встречи на пристани, когда со всех сторон неслись приветственные крики и весёлые шутки, настроение зрителей было мрачным.

Начальник фактории проводил их до самой окраины, где кончались последние землянки, но Провидица, хотя и раскрасила лицо в обрядовые цвета, этим и ограничила все церемонии. Впрочем, она и не особенно скрывала, что рада их уходу.

Оданки, Симонд, Стимир, старый Джоул и даже Одга выступили в путь в доспехах и шлемах, с оружием в руках. Как всегда, Фрост, легко и плавно ступая, быстро шла впереди без всякого оружия; на прощание начальник фактории вручил ей крепкий посох, она взяла его, когда он объяснил, что иногда приходится проверять почву перед тем, как ступить. Не отставая от неё, шагала Инквита, в плаще из перьев, наброшенном поверх меховой одежды, она казалась почти кубышкой; шаманка вела в поводу вьючную лошадь, а на ней, сидя на тюке с имуществом, ехала Канкиль — единственный член отряда, относившийся к этому путешествию как к приятному и занимательному приключению.

В тундре не было дорог, идти приходилось по еле заметным тропкам, протоптанным путниками, которые вышли летом на промысел и недавно вернулись обратно. Но впереди существовал указатель — достаточно было поднять голову, как он вставал прямо перед глазами.

Медленно сползающие к югу ледники проутюжили всю местность, однако даже под их тяжестью кое-где устояли скалистые вершины небольшого горного массива. На одну из них и указал Хессар, и рядом с нею из-под ледяной мантии, которой была одета гора, находилось, если оно никуда не исчезло, русло ручья, по которому летом текли талые воды.

Земля вокруг была так прекрасна под ясными небесами, что Трусле не верилось, что в ней уже поселилось зло. Но уже очень скоро, задолго до полудня, они встретили подтверждение того, что здесь происходило недавно и может вновь случиться с беспечными путниками.

Сначала они заметили дым, откуда-то неприятно потянуло горелым. Стимир и Симонд отправились на разведку, вместе с ними пошла Инквита, несмотря на тяжёлую одежду, не отстававшая от мужчин.

Фрост заняла позицию между оставшимся отрядом и ушедшими разведчиками. Она взяла в руку кристалл, и он начал светиться. Однако Фрост не стала их останавливать.

Им не пришлось далеко идти. И остальные хорошо видели, как все трое, взобравшись на вершину небольшого пригорка, постояли там, глядя на то, что скрывалось за ним, и повернули назад, обратный путь они проделали ещё быстрее.

— Мёртвый лагерь, — коротко объяснил капитан. — Надо следить, чтобы на нас не могли напасть врасплох среди ровного поля.

— Нас не захватят врасплох, — ответила Фрост. — Мы получим предупреждение.

Она сняла с шеи цепочку и держала камень на раскрытой ладони; он сиял, но не ясным дневным светом, а тусклым черным пламенем. Но когда Фрост навела его на вершины гор, возвышавшиеся над толщей ледника, цвет его прояснился.

— В ледниковой стене, наверное, есть пещеры, — просипел Джоул. — Лучше, когда за спиною стена, хотя бы и ледяная, чем оставаться в открытом, поле, где ты готовишься обороняться на четыре стороны, а на тебя вдруг нападут с пятой.

С этого момента они перестали идти тем ровным шагом, каким двигались утром. А сделав привал, чтобы дать отдых лошадям и немного подкрепиться, поели, держа оружие под рукой. Два дня они упорно продолжали идти с утра и до глубокой ночи, пользуясь тем, что было всё время светло, лишь изредка делая короткие остановки, и на третий подошли к ледяной стене.

Джоул оказался прав, стена была изрыта пещерами и острыми выступами из ледяных натёков, внутри которых покоились громадные валуны. Между двух таких выступов они расположились лагерем, чтобы отсюда делать вылазки в поисках ручья.

В ту же ночь Фрост снова вошла в транс и связалась со своими сёстрами. На этот раз Инквита охраняла, расположившись у ног колдуньи, застыв там как каменное изваяние, а Канкиль сидела у неё в головах. Повинуясь необъяснимому внутреннему побуждению, Трусла извлекла кувшин и села рядом, держа его в руках, но не позволила себе погрузиться в сон.

— Появилась новая находка, — сообщила Фрост, выйдя из транса. — Хиларион спешит, стараясь поскорее разобраться в загадочном древнем документе. Что же касается нас, — продолжала она деловитым тоном, — то судьба даёт нам спокойный промежуток. По какой-то причине притаившийся противник на время оставил нас в покое. Может быть, это уловка, чтобы незаметно заманить нас в свои сети, или он истощил силы, затратив слишком много энергии, но как бы там ни было, пока что мы свободны, но сколько продлится эта свобода, я не знаю.

— Тем более важно найти этот ручей, и поскорее! — воскликнул капитан.

Тут к ним шагнул Симонд:

— Мы уже отметили несколько ручьёв, — начал он задумчиво. — По крайней мере один из них соответствует описанию Хессара. Скажи, Госпожа! — обратился он непосредственно к Фрост. — Нет ли способа сделать так, чтобы найденная вещь сама привела нас к первоначальному месту находки?

Инквита подняла руку и приложила ладонь к губам. Канкиль, которая, прижавшись к груди, сидела у неё на руках, внезапно взволнованно распищалась, отчаянно размахивая лапками.

118
{"b":"20914","o":1}