ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Скоро стемнеет. Она не решалась зажечь свет, боясь, что его заметят Фосс и охотники. Вождь время от времени выходил наружу, проскальзывая чёрной тенью за разными укрытиями, и каждый раз возвращался успокоенный.

Ночная тьма поможет им. Сборы утомили жрицу, но нужно спешить, чтобы оторваться от возможной погони. Грук согласился. Она обработала на его руке рану, которая почти затянулась, и оказалось, что он уже может ею действовать.

Спустилась ночь. Дестри последний раз вошла в алтарную, на этот раз одна.

— Даруй нам удачу, ибо мы готовы изо всех сил служить Тебе, — проговорила она. — Я знаю, что теперь я не только Глас Твой, но и Рука Твоя, и мне предстоит дело. Но, Госпожа, когда все снова станет хорошо, не оставь меня Миром Своим.

Она постояла, склонив голову, и показалось ей, что рука тронула её тугие косы в знак благословения.

Глава 6

Карстен, южное направление

Лиара упорно смотрела вперёд и не желала оглядываться. После изнурительного перехода по разорённым землям они добрались до владения госпожи Элири — места, насквозь пронизанного колдовством — так, по крайней мере, его с тревогой восприняла Лиара.

Замок, где они нашли прибежище для отдыха и пополнения запасов, казался таким же внушительным на вид, как сам Креванель. Он, однако, не вызывал того гнетущего ощущения, которое она часто испытывала в своих креванельских покоях. Казалось, стены его притягивают свет, купаются в нём, тем более что дни были погожими и природа благоволила к ним.

Три разных стада паслись на зелёной траве обширной долины. Ни одно не вторгалось на территорию другого. Кеплианцы пользовались полной свободой.

Время от времени жеребец Гилан заходил во двор, его встречала госпожа Элири, причём казалось, что её специально вызывали на эти свидания. Они совершенно очевидно мысленно общались друг с другом, но Лиара не обладала подобным даром, да и не стремилась его обрести. И без того было трудно сохранять веру в самое себя среди этих чужаков. Ни один из её спутников не вызвал в ней желания сойтись поближе.

Пообщавшись с Элири, жеребец покидал не только пределы замка, но даже долину. И каждый раз возвращался с кем-нибудь. Однажды он привёл кобылу с зарубцевавшимся шрамом на плече, а ещё пригнал жеребёнка, который едва держался на ногах и все спотыкался. Элири уже поджидала их, как будто её общение с Гиланом могло происходить на расстоянии нескольких миль. С ней была Мышка, которая устремилась на помощь жеребёнку. Второе исчезновение Гилана оказалось более продолжительным, и он явился один. На этот раз передние ноги его кровоточили, и он полыхал яростью.

— Серые, — доложил Деневер в этот вечер, когда они делились припасами за большим столом в зале. — Они обычно тащатся по следу и готовы разделаться с отстающими. Чего им сейчас здесь нужно?

— Прекрасный вопрос, — заметил господин Ромар. Он уже давно закончил трапезу и отодвинул тарелку. Он разложил перед собой веером полдюжины ножей с невзрачными рукоятками, но с сине-зелёным отливом клинков — кванская сталь, доставшаяся от Древних и более редкая, чем любая драгоценность.

Крепость являлась не просто собственностью госпожи Элири, но ещё и располагала тайными запасами, которые привели в восторг воинственных гостей и были предоставлены в их распоряжение. Для большинства из них нашлись кольчуги кванской стали. Лиара, однако, отказалась от предложенного обмундирования. Она и так запуталась в тенётах колдовства, и ей не хотелось совсем раствориться в нём, потерять самое Лиару.

— Да, Серые шныряют поблизости, — молвил Криспин, сокольничий. У него на руке сидел Дальнокрылый, которого он кормил из собственной тарелки. — И их становится всё больше.

— Они когда-то служили Чёрной башне, — Элири взяла один из кинжалов из коллекции супруга и пальцем попробовала лезвие. — И башня, и её владелец исчезли, — на её лицо пала тень, будто она вспоминает с болью что-то очень дорогое её сердцу. — Кто и что призывает их сейчас?

Мышка сидела тихо, держа в руках кристалл. Потом она подняла глаза, обвела взглядом всех сидящих за столом. Все они были отчётливо видны в свете многочисленных факелов.

— Их притягивает… — произнесла она.

— Но мы ведь готовим какой-то план? — спросил Керис, заёрзав на стуле. Он никогда не подвергал сомнению слова колдуний, неважно, молодых или старых, но очень уж туманно они выражаются.

— Возможно, — вот и весь ответ, который он услыхал от Мышки.

— Может, и хорошо, что мы скоро двинемся отсюда, — сказал Деневер. — Если они ищут пробку, чтобы заткнуть нас здесь, какой смысл давать им битву? Твой… твой подданный Гилан — ему, видимо, тоже было трудно признать кеплианца полноправным членом отряда — не может ли он сказать, откуда они берутся?

— Они вечно кочуют, — ответил господин Ромар. — Не так давно эти земли принадлежали им. Может, они хотят их возвратить. Но на этот раз они не могут рассчитывать на помощь Господина Тьмы. Тем не менее ты прав. Мы обнаружили двое врат и нанесли их на карту: те, через которые прибыла моя дорогая госпожа и те, что затоплены и которые, по заверениям госпожи Мышки, давно уже не действуют. Сколько ещё нам предстоит найти — кто знает.

Лиара ощутила странную усталость, как будто свет светильников и блеск кванской стали забрали у неё часть энергии. Позади остался напряжённый день. Если они выступят снова, в неведомом завтра ей предстоит опять переставлять натруженные ноги, которые и без того горят.

Рука тронула её за плечо, и она вздрогнула. Почему она так отозвалась на это лёгкое прикосновение, она не могла сказать, но создавалось впечатление, что её задела какая-то опасная тень, промелькнувшая рядом.

Эта колдунья Мышка! Она всё ещё сжимает в руке кристалл, и Лиаре видно, как в нём пробуждается сила, как свет сочится через её пальцы.

— Сестра в Свете, — голос Мышки звучал полушёпотом, перекрываемом шумом встающих и спорящих вокруг людей. Они обсуждали, что им следует сделать, прежде чем двинуться в путь. — Тебя так прискорбно лишили того, что твоё по праву. Но запомни навсегда одно: то, что рождено для Света, нельзя забрать — если только оно добровольно не свернёт на путь Тьмы. А с тобой этого не случится! — последние слова Мышки прозвучали как приказ. И она ушла, оставив Лиару разбираться в сумятице мыслей.

На следующее утро ализонка была слишком занята сборами. Не в силах контролировать свои чувства и настроение, она невольно поддалась ощущению полной растерянности и недоумения, с которыми никак не могла справиться. Несмотря на то, что позади был долгий путь, лошадки оставались столь же неуправляемыми, как и раньше, и ей приходилось стоять возле каждой из них, пока их навьючивали и закрепляли тюки, готовясь к самым непредвиденным происшествиям в пути.

Теперь к ним присоединился третий кеплианец. Ромар объявил:

— Гилан наш главный страж, и вся эта земля находится под его покровительством. Посему он просто не может стать членом отряда, как ему того хотелось бы, но кобылица Себра, в этом году оставшаяся бесплодной, изъявила желание присоединиться к нам.

Они покинули пределы Карстена и теперь следовали извилистым путём в юго-западном направлении. На востоке лежали окраинные земли Эскора, и там работала другая поисковая группа. Сокольничии и пограничники вели разведку крайне осторожно, потому что на второй день оказались в пределах местности, терзаемой постоянными раздорами. Лиара слышала достаточно, чтобы знать: после того как герцог Паган и вся его рать исчезли, эту местность за Поворотом опустошали, за неё сражались разбойники и мелкие дворяне, каждый из которых стремился хоть в чём-то превзойти соседа.

Впервые, глядя на обгоревшие камни сожжённых замков, незасеянные поля, на которых были разбросаны пожелтевшие кости коней, а то и людей, Лиара осознала, что такая участь может постичь Ализон, с его вечными интригами и заказными убийствами, стремлением больших поглотить меньших. Она раньше никогда не задумывалась над образом жизни тех, среди кого родилась. Ей было достаточно стараться предвидеть, как обезопасить свою жизнь и судьбу всего их рода. Внезапно она пожалела, что Казариан не участвует вместе с ней в этом походе. Она до сих пор не знает, в каком заговоре участвует брат, но то, что он каким-то образом связан с Лормтом, с госпожой Мерет, было очевидно. Неужели Казариан тоже находится в поисках врат? Те, что ей пока удалось увидеть: побитый ветром и покрытый мхом пилон и ещё тихий пруд, с такой чистой водой, что на дне виднелся не песок, а голубовато-серая скальная порода — не произвели на неё особого впечатления.

21
{"b":"20914","o":1}