ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тогда как другие врата, к которым их приводил кристалл, были действительно стёрты временем, лицезрение этого присевшего на корточки создания вызывало неловкость. Керис припомнил странные фигуры, обитавшие по ту сторону Тёмной башни, куда трое из отряда рискнули отправиться, чтобы спасти жизнь и душу.

Перед ними было нечто массивное, монолитное, серо-зелёного цвета и, подобно той змеиной голове, которую они схоронили, формой своей указывающее на явную принадлежность к царству Тьмы, конечности тесно прижаты к земле, а спина — покрытый бородавками горб. Лицо, если то, что находится в передней части шарообразной головы этой фигуры, можно называть лицом, совершенно явно напоминает маленьких земноводных, знакомых Керису с детства. Полголовы занимают разъятые челюсти. Ни носа, ни глаз. Бородавчатая кожа покрывает все пространство от челюстей до макушки головы.

Тила взвилась на дыбы и протрубила вызов. Её синие глаза засверкали ещё ярче. Все вокруг сотворили охранные знаки. Всем было ясно, что ничего, кроме зла, от этого места ждать невозможно.

Госпожа Элири попыталась остановить Мышку, когда та отделилась от тесно сгрудившихся, будто в поисках взаимной защиты, членов отряда.

Свет её кристалла замигал, и Мышка взглянула вперёд. Она прошла шаг, другой и замерла. Голос её, хотя и негромкий, ясно донёсся до них.

— Оно… знает…

Керис плечом ткнул в бок Ясту: это тебе не какие-нибудь там мёртвые врата, эти способны в любой момент втянуть нас своим огромным ртом или выплюнуть какие-нибудь дотоле невиданные ужасы.

— Тила, — к изумлению Кериса, Мышка окликнула кеплианскую кобылицу. — Элири, Ромар, — потом она добавила имена других кеплианцев. Керис остался, а Яста прошёл вперёд, хотя Мышка его не назвала. Странная образовалась группа перед этой лежащей внизу штуковиной. Керис знал, что госпожа Элири обладает Силой, частично даже потусторонней, так как она являлась одной из прошедших врата. А господин Ромар, её спутник, прошёл испытание в серьёзном бою со злом и вышел победителем.

Он видел, что, двигаясь вперёд, эти двое делали какие-то жесты руками, хотя и не доставали оружия. Кеплианцы шли вперёд не слишком охотно, ибо в своё время, пока госпожа Элири не сняла с них древнего заклятья, служили Тьме. Но эти кеплианцы были свободны, и Керис чувствовал, даже находясь в некотором отдалении, отголосок Силы в трёх чёрных фигурах. В Ясте тоже, о чём он отлично знал, таился дар, которым обладали все представители его племени.

— Их можно запереть? — голос госпожи Элири прозвучал очень твёрдо, когда она задала вопрос. Одной рукой она держалась за шею Тилы.

— Это нам пока неизвестно, — Мышка заключила кристалл в ладони и поднесла ко лбу. — В Лормте ищут ответ, но мы пока не открыли тайну этих врат, если она вообще существует. Мы не в силах их запечатать, но можем огородить стеной.

Господин Ромар кивнул, как будто сразу понял, о чём речь. Он подошёл к Элири и взял её за руку, другой она всё ещё держалась за Тилу.

— Против часовой стрелки, — сказала Мышка и повернулась. Господин Ромар последовал за ней, ведя за собой госпожу Элири и Тилу. За ними цепочкой шли два других кеплианца и Яста.

Они двигались медленно, и Керис видел, как шевелятся губы троих представителей рода человеческого, хотя не мог разобрать слов.

Как бы то ни было, он не сомневался, что они творят заклинания, которым больше всего доверяют.

Тела животных, казалось, мерцают: несмотря на дождь, шкуры их по-особому лоснились. Они соблюдали чёткий порядок следования. Эта странная группа трижды обошла вокруг чудовища с раскрытой пастью.

Сила, призванная ими, коснулась тех, кто стоял в ожидании. Но соколы вдруг взметнулись ввысь, изящно планируя взад и вперёд. И Керис начал, помимо воли, повторять слова, смысл которых ему не открывался, но которые каким-то образом проникли в него, чтобы он произнёс их вслух.

Что-то задвигалось в разверстой пасти — какая-то толстая чёрная линия, похожая на якорные канаты салкаров, и стала вылезать наружу. Но в этот миг Керис уловил и какое-то иное мгновенное движение.

Изменился дождь он резко усилился и образовал стену вдоль пути, которым следовали посланцы Силы.

Потом Керис никогда не мог забыть случившегося, но даже по прошествии многих лет он так и не обрёл уверенности в том, что и вправду видел это: как только канат почти коснулся полуиллюзорной стены, его тут же отбросило назад.

Те, кто плёл паутину, присоединились к остальным.

— Нам нужно найти какое-нибудь место подальше отсюда, — сказала Мышка, — потому что я должна сообщить об этом в Лормт. Действующие врата зла — об этом должно знать. Наше ограждение не продержится долго, но, возможно, мои сёстры смогут укрепить его издали.

Итак, они снова пробрались сквозь каменный лес и пришли наконец в обычную на вид местность. Сумерки сгустились ещё до того, как они добрались до живой зелени, окаймлявшей реку, и там разбили лагерь. С приходом ночи дождь прекратился, и они смогли разжечь костёр, попытались высушить одежду и позволили себе поужинать обильнее, чем в предыдущие дни.

Мышка уединилась в укромном уголке, который устроили для неё из тюков с провизией. А Керис заступил на вахту, в смену с Вутчем и Вориком. Господин Ромар, при свете слабого мерцания, излучаемого шаром, который носил с собой и доставал крайне редко, делал дополнения к карте, на которую наносил маршрут, пройденный за день. Они должны находиться близко к южной границе Карстена, а это местность, неизвестная Деневеру. Он постарался провести их по той части труднопроходимых земель, где можно найти укрытия. А теперь вызвался провести разведку в восточном направлении, что они и обсуждали в этот вечер.

Керис был рад освободиться от обязанностей погонщика вьючного обоза. Он находил, что управлять приземистыми строптивыми лошадками, даже с помощью Ясты, необычайно утомительно.

Лиара и Серые. Впервые он задумался над тем, как легко приняла Мышка факт исчезновения девушки. Быть лишённым дара среди тех, кто обладает Силой, всё равно, что быть слепым или глухим. Он знал, что ализонку неохотно приняли в отряде: сокольничии и пограничники слишком часто воевали с ей подобными. А если учесть вековую ненависть, которую питали к её роду колдуньи, он удивился, как вообще Лиару могли так открыто принять в Лормте. Было, однако, известно, что те, кто пытается разгадать старинные предания и употребить их во всеобщее благо, имели-таки какие-то странные связи с псарями.

«Где-то она сейчас?» — подумал он. Она взяла с собой припасы, но очень мало, а он уверен, что у неё нет опыта жизни в глуши. Да ещё эти Серые — при мысли о них рука тянется к поясу.

Да, он совсем забыл об этом — о кинжале кванской стали, найденном в странно скукожившемся теле на поле битвы. Керис знал, как ловко Лиара управлялась с этим оружием, и не сомневался, что нож принадлежит ей. Надо вернуть вещь девушке. Эта мысль мучила его на протяжении всего дежурства.

На следующее утро Деневер поехал вперёд, удаляясь на восток в полном одиночестве, если не считать его торгианца. Мышка казалась спокойной, может, она и вправду уговорила какие-то далёкие силы придержать врата — этого она им не открыла.

В общей сложности в Эскоре они обнаружили девять врат — здесь это оказалось легче, потому что тут многие обладают даром. Пять врат подавали признаки жизни и охранялись. Поисковые партии военачальника Кориса в Эсткарпе добавили ещё три к общему числу обнаруженных на той территории. Одни казались заглохшими, но за ними все равно наблюдали, а двое других бездействовали. Керис был уверен, что они просто временно обездвижены, как и обнаруженные ими накануне.

— Существовала ли вообще когда-нибудь запись того, сколько адептов занимались схемой подвижных миров? — спросила госпожа Элири, когда Мышка кончила передавать сообщение — Нет ли списка их имён или сведений о том, где они живут?

— Все это известно Хилариону и Каттее, — ответила Мышка. — Хиларион сообщил о двух вратах, которые сделал сам и сам же обездвижил по мере сил и возможностей. Но мастера меж собой не дружили. Им доставляло удовольствие сделать новое открытие и удивить остальных, но не объяснять, каким образом удалось достичь того, чем они хвастали. — Личико её выглядело осунувшимся и усталым. — Тем не менее большинство Древних происходило из Эскора и Арвона — это был тот мир, который существовал раньше, до Великой битвы, разметавшей его. Посему то, что мы можем обнаружить на юге, создано или странниками, которые менее обычного доверяли своим соплеменникам, или беженцами, которых разбросало по свету после Первого Преставления.

27
{"b":"20914","o":1}