ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Потому, — ответила Дестри, — что Великие силы зла не платят добром тем, кто им служит. Вполне возможно, что для пополнения своей силы им нужна боль и кровь — и они берут её у тех, кто откликнется на зов.

Лиару передёрнуло.

— Тёмная сила, что же она может извлечь из нас, если нами воспользуется?

— Вот потому-то мы и идём, — Мышка отвернулась, чтобы не видеть даже края этого просвета в джунглях.

В полном молчании баржа следовала вперёд, а мужчины махали шестами. Ни для кого из них война не представляла чего-то нового. Они были покрыты боевыми шрамами, а порой им снились мучительные сны, связанные с тяжёлыми воспоминаниями, но что-то в этой фигуре, наблюдающей отвратный пир из мертвечины, несло в себе семена совершенно особенного страха.

Ничто подобное более не прерывало их путешествия, хотя вначале большинство из них невольно ожидало наткнуться на новые сцены массовых убийств. Но так или иначе это изнурительное путешествие должно было окончиться. Кони страдали от плохого питания, а сами они обессилели от влажного зноя, царившего вокруг.

Пока зелёная завеса низко нависала над ними, сокольничьи не посылали птиц на разведку. Но на рассвете второго дня после той ужасной сцены наверху появился просвет, и Криспин выпустил Дальнокрылого.

Птица быстро взмыла в воздух, врезавшись в лоскут голубого неба над ними, а они поплыли дальше, с нетерпением ожидая возвращения сокола. И тут неожиданно Грук глубоко вонзил шест в дно реки, так что с его-то силой ему удалось приостановить продвижение судна на несколько мгновений.

«Более быстрое течение…»

Послание его было прервано сообщением Тилы, которая, растолкав остальных, вышла вперёд.

«Открытая земля, но вода — падает!»

Господин Ромар и Элири, закалённые долгими годами путешествий, посмотрели на оба берега. Если перед ними водопады или пороги, то оставаться на барже опасно. По правую руку зелёная стена зарослей казалась непроходимой, но слева какая-то из пронёсшихся здесь бурь повалила деревья, подмявшие под себя более низкую растительность, и здесь открылся путь.

Взмахи крыльев сообщили о возвращении Дальнокрылого. Криспин приласкал птицу, пока общался с ней, а затем быстро сообщил:

— Это правда. Недалеко впереди джунгли кончаются. Там есть ещё скала, но непохожая на ту, с которой мы имели дело. Тем не менее река сужается, и там водопад, который переходит в озеро.

Значит, им всё-таки придётся столкнуться с джунглями, пусть и с малой частью, с окраиной. Снова кони приняли на спины ношу, предоставив людям прокладывать путь. Мечи были обнажены и вскоре стали липкими от соков разных оттенков. Люди старались не касаться отскакивающих частей подозрительной растительности.

Густые заросли не доходили до самого откоса, чему была вполне существенная причина: дальше шла просека или, возможно, остаток бывшей дороги, сделанной из того же материала, что и баржа.

На ней не было ни шва, ни трещины — как будто её проложили только вчера.

Но Дестри, первой рискнувшая ступить на неё, поняла, что она невероятно древняя. Но не это заставило их замереть в молчании, а то, что лежало ниже.

Склон мягко спускался к волнистым просторам долин, густо поросших зелёной растительностью. Деревьев видно не было. Там и сям лианы оплетали возвышения, похожие на приземистые холмы.

— Город! — воскликнула госпожа Элири. В этот миг Дальнокрылый взмыл в воздух, чтобы обозреть пространство с высоты.

Постройки — да, превратившиеся в холмики, в которых, несмотря на обвивающую поросль, можно заметить камни.

Таким образом, они оказались на внешнем краю городского поселения, ибо таковым и являлось некогда то, что предстало исполненному почтения взору. Дестри, в своё время служившая на салкарских судах, повидала большинство больших городов на восточном море, но никогда не доводилось ей видеть таких обширных поселений, старых или новых. За каменными постройками, павшими жертвой джунглей, высились башни, совершенно свободные от растительности. Она подумала, что они могли бы соперничать с самой крепостью Эс.

Но башни, высившиеся перед ними, не были похожи ни на замки, ни на иные жилища, виденные ею. Ибо, хотя они возвышались на шесть или даже семь этажей, никакого заметного отверстия в стенах видно не было, даже узкой бойницы. Они казались рядами детских кубиков, но даже отсюда можно было заметить, что они разделены улицами. Их тоже сотворили из материала, который неподвластен времени и природе.

Вдали что-то блеснуло, и вернувшийся Быстроклювый сообщил, что, вероятно, поселение это являлось портом, потому что за ним большая открытая вода Ему не удалось обнаружить иных живых существ, кроме птиц. Но они всё же не решались пуститься вниз по склону и войти в город. Эсткарп, Эскор, Арвон — у них у всех есть свои странные развалины, а уроженцы этой земли отличались крайней осторожностью в отношении любой необычной постройки, опасаясь возможной связи с Тьмой.

Хотя баржа, так славно им послужившая, была сделана из того же необычного нового материала, в них все ещё жило леденящее кровь впечатление от жуткой фигуры, увиденной в джунглях.

Они в конце концов решили разбить небольшой лагерь у озерца, в который обрушивалась с высоты река. Там им предстоит поохотиться, потому что они страшно отощали и затянули до предела пояса.

Потом они смогут все обследовать постепенно и осторожно. Птицы для таких целей незаменимы. Элири также настойчиво повторяла, что кеплианцы способны улавливать малейшую опасность. Кроме того, они не знали, какие ещё таланты может проявить в случае необходимости Грук.

Дестри воспряла духом, когда под горой увидела высоченный и невиданной толщины дурнополох, аромат восковых цветов которого разносил ветерок. Она знала, как редко встречается это растение в природе. И уж конечно те, кто здесь жил и культивировал его, не могли служить Тьме, потому что дурнополох — сильное средство против злых сил.

Тут встречалось множество других давно знакомых растений, которым здесь явно хорошо жилось. Тяжёлая духота джунглей осталась позади, и они зашагали быстрее. Вскоре отрад достиг места, которое выбрал Деневер, ушедший вперёд на разведку.

Широкие поля, поросшие высокой, по пояс, травой и тем, что Дестри определила как одичавшие зерновые, гостеприимно встретили животных. Освободившись от груза, они с наслаждением катались по траве, а потом жадно принялись её щипать. Сокольничии притащили четырёх куропаток, которых вспугнули кони и которые оказались лёгкой добычей для соколов, а Вождь приволок молодого хипера. Керис и Деневер, не приближаясь к постройкам, опутанным зелёной тиной, отправились на охоту и вызвали на помощь Ясту, потому что не могли нести небольшое животное, предком которого была, несомненно, корова.

Женщины собирали травы, а Грук отправился на пруд и вскоре вернулся с четырьмя жирными рыбинами. Таким образом, после долгого поста они смогли устроить пир.

В боковом флигеле Лормта снова состоялось собрание. Надвигалась осень, что особенно ощущалось после заката, и жаровни немного согревали воздух. Кроме того, в них горели благовония, которые, как считалось, проясняют ум. А ясные головы сейчас очень нужны. На этот раз не только Чайка и Мерет собрались на совет. Ива, правая рука Чайки, тенью маячила возле наставницы.

Здесь же находились Каттея, Нолар и Дахон из Зелёного Дола.

Скрипучий голос Чайки нарушил молчание.

— Вы слыхали, — она сделала жест в сторону столика, стоявшего сбоку, на котором высилась груда бумаг, исписанных тёмными чернилами, — что нам доносят. С юга, правда, идут какие-то помехи. Иногда сообщения Мышки доходят очень ясно, а иногда — просто молчание.

— Тьма? — высказала предположение Джелит.

— Нет, это мы бы сразу почувствовали. Три донесения поступили от салкарской экспедиции: они заключили перемирие с варварами, но сейчас они всего лишь у границ этой полу сказочной страны. Арвон — какие у нас могут быть надежды на их счёт?

42
{"b":"20914","o":1}