ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Возможно, это какие-то животные, которых ведут на заклание, потому что есть и другие — крупнее, со свирепыми лицами, одетые в одинаковую одежду глухого чёрного цвета. Они шагают по обе стороны этого жалкого скопища, размахивая кнутами и, видимо, по собственной прихоти, без разбора обрушивают их на согбенные спины, оставляя кровавые полосы на голой коже.

Пленников понукают и гонят за пределы города на открытое пространство. Там уже воздвигнут помост, на нём мягкие сиденья. Они заняты не только людьми в чёрном (богато украшенными цепями с драгоценными камнями), но и женщинами, которые угощаются из коробочек, передаваемых по рядам. Смех, оживлённые разговоры.

Один стоит на помосте, слегка наклонившись и разглядывая пленников. Он подаёт знак, и из толпы его сторонников внизу выходит одна, которая кланяется вызвавшему её. Мышка видит, что это женщина, одетая в такую же униформу, но её оживляет зелёный воротник, который спускается на грудь и с которого свисает медальон.

Она кланяется предводителю, но в этом поклоне оттенок иронии. Она стоит и ждёт. Он снова делает знак. К ней приближается повозка, не запряжённая, но двигающаяся очень ровно. Повозка останавливается, женщина садится и объезжает пленников, замерших в ожидании, затем направляется к открытому пространству, где стоят два столба. За её повозкой следуют другие, в которых также сидят женщины в униформе.

Та, что во главе, вылезает из повозки и направляется к столбам. Из другой повозки выходят две женщины и бегут рысцой за первой. Они тащат какое-то приспособление, которое опускают прямо между двумя столбами.

Женщина занимает место позади этого предмета, а с обеих сторон выстраиваются воины, вооружённые трубками.

Женщина берётся руками за два рычага наверху, и из предмета вырывается клуб чего-то чёрно-серого, что становится дымкой, застилающей пространство.

И тут из дымки возникает пара Всадников Сарна, причём жуткие твари, на которых они восседают, двигаются, как слепые. Вслед за ними, сталкиваясь друг с другом, вырываются наружу Серые. Из их пастей струится что-то жёлтое.

Трубки воинов изрыгнули огонь — Всадники Сарна и Серые повалились наземь. Но они всё ещё были живы, когда дымка рассеялась, и их потащили вперёд, зацепив огромными крюками, и разорвали на куски меж двух столбов. Кровь их превратила землю в тошнотворное месиво.

Предводительница все осмотрела и вернулась в своей повозке к помосту для доклада. То, что она сообщила, приняли сурово. Предводитель раскрыл рот, видимо, в крике. Но его подчинённая упрямо покачала головой.

Затем… Мышка зарыдала, уткнувшись в плечо Дестри. Она поняла то, что увидела. Слуги зла где-то пытаются открыть врата. И, видимо, это где-то — здесь.

Глава 14

Кровавая магия, Забвенный город

Мышке почудился нежный напев, стало тепло, будто она лежит на груди какого-то доброго духа. Ужасы, пронёсшиеся, как — как видения в мозгу — все ещё не рассеялись, но ей стало легче и ощущение тошноты прошло.

— Сестрёнка, — этот зов прозвучал не так, как зов Чайки или одной из сестёр, — он показался ей частью того тепла и заботы, которые она ощущает сейчас. Она медленно открыла глаза и взглянула на Дестри и ту, другую, которая тоже поддерживала её. Колдунья нуждалась в этой поддержке, потому что совсем обессилела.

Элири напевала, рука её гладила щеки Мышки, оставляя ощущение покоя и безопасности…

Безопасность!

На какой-то миг её словно отшвырнуло назад, в то другое место, где она увидела зло в действии.

— Мышка! — голос издалека. Она знает его. Это Чайка! Она должна ответить, доложить, и она попыталась высвободиться из объятий Дестри. — Мы видели, сестра, — произносит далёкий голос. — Твоими глазами мы видели. Берегите себя, пока Тьма не восстала.

Голос Чайки замолк, может быть, сведённый на нет расстоянием. Но Дестри, госпожа Элири, Лиара, Грук, все прочие — они не так далеки. А если распахнутся эти врата муки и смерти, если их втянет эта жуткая пасть!..

— Пожалуйста, — она заметила, что руки её все ещё сжимают кристалл, но он холоден, потому что Сила в нём иссякла. — Послушайте!

Необходимость предостеречь эту горстку товарищей, а может быть, нехватка времени, придали ей достаточно энергии, чтобы найти слова, дававшиеся с трудом, и рассказать о том, что она узнала. У неё недостало сил подняться повыше, и она видела только часть лица Элири и более светлое лицо позади, принадлежавшее, очевидно, Лиаре. Мышка не сомневалась, что обращается ко всем и что все её слышат.

— Кровавые врата! — Керис вскрикнул — первый, кто отозвался из потёмок, куда не проникал её взгляд.

Она почувствовала, что он догадался о большем, чем другие, выслушав её рассказ. Конечно, он же из Эскора, который является сердцем Старой Расы, а они там хранят самые глубокие воспоминания о прошлом.

— Кровавые врата? — вопрос исходил от Кристпина.

Но его перебил Ворик.

— Эта вспышка, которую мы видели, шла от моря! Но никаких врат она не открыла.

— Нет, — произнёс господин Ромар медленно — Ибо заплачено всего лишь полцены. Госпожа Мышка, тебе-то наверняка известны злые козни.

Возможно, слова его были ключом, которым можно открыть древние знания, заполнявшие дни её учёбы, пока не пришёл призыв из города Эс.

— Кровавые врата… — голос Мышки перехватило, и ей пришлось прерваться и прокашляться, — принадлежат только Тьме и используются только ею. Именно такие врата выбросили к нам проклятых колдеров. Но это было сделано с той стороны с помощью каких-то знаний, которыми мы не обладаем. Но эти… эти несут зло, равного которому наш мир ещё не знал.

— Нам казалось, что какая-то отвратительная Сила вызывает Тёмных из Эскора, чтобы те ей служили. Так оно и есть, только не с той целью, о которой Всадники Сарна или Серые могли догадаться. Их, вызванных через врата, убивали самым болезненным образом и так открывали путь в этот мир. Но это лишь половина дела. Теперь они, кажется, могут войти, но врата закрыты для них, если не прольётся самым жестоким образом кровь по эту сторону — вот для чего нужны пленники, — помимо воли её начало трясти.

Мышка и раньше встречалась со злом. Она помогала разрушать старые хитроумные ловушки, причём пользуясь одним инстинктом, потому что к тому моменту она ещё не получила нужного образования. Но теперь перед ними предстала такая опасность, которой могла противостоять армия, вооружённая самыми высокими умениями. Чайка! И тут она вспомнила, что Чайка уже знает. Её собственное усилие оказалось так велико, что Главная Колдунья смогла подключиться и увидеть всё, что видела Мышка.

Сколько у них времени до того, как эту жалкую толпу пленников поведут на заклание? И у этих чужаков, как тогда у колдеров, тоже есть оружие, не известное в её мире?

Первой заговорила Элири.

— Мы будем наблюдать. А ты, Маленькая Колдунья, когда восстановишь свои силы, узнай, как идут дела в Лормте. Раз Кровавые врата известны с древности, значит, должна быть какая-то запись о них, а может, и ответы на вопросы. А сейчас… — она снова нежно погладила Мышку по щеке, — пусть Дестри попросит Госпожу помочь твоему выздоровлению. Потому что ты, если и не плоть твоя, ранена.

Если бы Мышка могла, она бы протестовала, но Голос Гунноры, казалось, пронизал все её тело. Веки так отяжелели, что ей было их не поднять, и нежный напев погрузил девушку в глубокий освежающий сон.

Их всего горстка — Керис переводил взгляд с одного на другого. А против них мощь армии, не меньше армии колдеров. Они могут пустить в ход свой совокупный дар, но самый сильный дар у Мышки, а вон она как сникла — чего же ещё ждать?

Остаётся бегство — но он знал, что ни один из них, будь то человек или животное, не прибегнет к этому. Если врата откроются, тогда придётся исполнить свой долг прямо здесь.

— Штучки колдеров, — медленно произнёс господин Ромар. — Они годами воевали с нами Именно твой дед, — он взглянул на Кериса, — и госпожа Джелит положили тому конец. Но всё-таки не может быть, чтобы эти врата открывались к колдерам. Тут какая-то иная Сила.

44
{"b":"20914","o":1}