ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако такой поворот его не обрадовал. Если она принимает его за одного из Великих Учителей, это недоразумение может привести к неприятным осложнениям.

— Мы направимся туда, где ты живёшь, — подумал он как можно спокойнее. По крайней мере, это он мог для неё сделать — проводить домой, к её племени.

Она подняла голову, посмотрела на него долгим испытующим взглядом и затем медленно кивнула головой. Встав с колен, она подошла к парду и робко коснулась ладонью его пушистой головы.

Кетан не забывал об опасности, которая притаилась внизу. Издалека всё ещё доносилось монотонное гудение. Наверное, Джаката продолжал творить свои заклинания.

А Кетану совсем не хотелось оставаться вблизи того места, где маг сражался с неведомой силой, которую сам же накликал.

— Вперёд! — сказал он мысленно своей спутнице.

Она ещё раз погладила его по голове, потом кивнула и пошла впереди, держа путь на север. Почва под ногами становилась все каменистей. Вскоре девушка захромала, изранив босые ступни об острые камни, но не сбавила шаг.

Время от времени она останавливалась и оглядывалась по сторонам, словно отыскивая глазами знакомые приметы. Во время первой остановки Кетан сделал попытку связаться со своими товарищами. Он выбрал Эйлин, так как с нею они давно привыкли сообщаться таким способом.

Ответ его озадачил. Обычно спокойная, Эйлин на этот раз показалась ему не похожей на себя. Они столкнулись с какой-то неприятной неожиданностью. Значит, он не заметил какой-то ловушки, о которой их надо было предупредить.

Она не стала ничего объяснять, только сообщила, что все свободны и продолжают путь. Кетан вкратце рассказал ей о том, что предпринял Джаката, и посоветовал не приближаться к нему, пока Ивик не выяснит, как лучше всего поступить в этом случае. Может случиться так, что тёмный маг потерпит поражение в схватке, и тогда вырвутся на свободу силы, с которыми никто не может справиться, кроме Древних Учителей.

Хорошо, что Ивик и Фирдун обладают даром ставить защитные барьеры; по-видимому, Элайша тоже умеет делать что-то в этом роде, поскольку марево входит в число защитных средств. Теперь они предупреждены и будут начеку.

Пока он обменивался сообщениями с сестрой, маленькая спутница снова двинулась вперёд. Обернувшись, она поманила его за собой; он догнал её в несколько прыжков, и они пошли рядом.

Дорога стала более гладкой, и Кетан, присмотревшись, понял, что когда-то здесь проложили искусственную тропу, равномерно взбиравшуюся по склону.

Вскоре они очутились на уступе, по которому между отвесной стеной и пропастью пролегала дорога, достаточно широкая, чтобы могла проехать повозка.

Цвет скалы поражал яркой охристой желтизной, по которой разбегались чёрные прожилки. Поверхность её была не гладкой, а сплошь покрыта глубоко врезанными в камень рисунками, одни напоминали собой руны, другие изображали зверей и людей. Их выветренные линии всё же хорошо различались глазом.

Кетан узнал изображение снежного барса — самого грозного представителя кошачьего племени, рядом проступали фигурки птиц или, во всяком случае, каких-то крылатых существ. Фигурки людей были самыми незатейливыми и напоминали тех человечков с ручками-палочками, каких рисуют маленькие дети.

Вдруг его проводница остановилась, повернувшись лицом к скале; она внимательно вглядывалась в какие-то знаки, похожие на письмена.

Вытянув руку, она начала водить пальцем вдоль линий, избороздивших скалу, произнося нараспев какие-то слова на своём языке.

Письмена были расположены кольцом, обрамляя гладкий круг полированного камня.

Поверхность круга блестела, как зеркало, хотя и не отражала предметов. Кончив пение, девушка придвинулась к самой стене и, встав на цыпочки, приложила обе ладони к гладкой поверхности, произнося непонятные слова.

Наконец она отошла в сторону.

— Можно идти! Стража нас встретит. Идём наверх! — передала она мысленное послание и указала пальцем в ту сторону, где дорога круто уходила вверх.

Не обращая внимания на хромоту и кровавые следы, которые оставляли её израненные ступни, она ускорила шаг и мчалась почти бегом, а Кетан легко поспевал за ней, делая широкие прыжки. Дорога вывела их на плато, расположенное довольно высоко над равниной.

Кетан обернулся взглянуть, что делается на юге — клубится ли там по-прежнему мрак и чем кончилось дело у Джакаты?

Ему почудилось, что он различает струйки дыма, но они быстро рассеялись в воздухе. Солнце уже садилось, и близился закат. Но здесь, наверху, наверное, без труда можно будет найти убежище в какой-нибудь расселине.

Хлопанье крыльев над головой заставило его обернуться. Прижавшись брюхом к земле, он задрал голову и издал глухое ворчание, так как в нос ему ударила струя нового запаха. Он слишком хорошо запомнил рассов, а раз они служат Тьме, то могли явиться на зов Джакаты.

Маленькая спутница остановилась в некотором отдалении, она стояла, обхватив себя руками, словно старалась согреться на холодном горном ветру. А в воздухе над её головой плавно кружили, постепенно снижаясь, похожие на неё летающие люди. Их крылья были сделаны из тонко выделанной кожи, натянутой на твёрдый каркас.

Крылья не росли у них за плечами — Кетан разглядел это, когда они приземлились рядом с женщиной. Они крепились ремнями, которые плотно охватывали их плечи и грудь.

Воин, первым опустившийся на землю, торопливо высвободился от ремней и, сбросив крылья, кинулся к женщине. В следующий миг она уже была в его объятиях. В это мгновение она забыла всех, кроме него. Но двое его товарищей поспешно встали между Кетаном и обнявшейся парой.

Кроме кожаных ремней, на которых держались крылья, у каждого было при себе копьё, заканчивавшееся острым крюком. Воины разделились, и с двух сторон стали приближаться к Кетану.

— Кааша Винге! — резко крикнула им девушка, заметив краем глаза манёвр воинов. Они замерли, переводя взгляд с неё на парда и обратно. Девушка высвободилась из крепких объятий своего друга и, схватив его за руку, разразилась целым потоком взволнованных слов.

Приготовившийся к прыжку Кетан сменил свою воинственную позу на более спокойную и, поднявшись на лапы, попытался передать мысленное сообщение:

— Друг! — сказал он.

По тому удивлению, которое отразилось на лицах трёх воинов, он понял, что это явилось для них неожиданностью.

Те двое, что шли на него с копьями, продолжали держаться насторожённо и приближались к нему шаг за шагом. Но девушка сама подвела своего друга к Кетану. Просьба, с которой она мысленно обратилась к нему, прозвучала невнятно, Кетан с трудом разобрал обрывочные слова:

— Великий Древний Учитель — Человек — Четыре лапы — покажи!

Неохотно Кетан решился. Его превращение в человека было встречено восхищённым ропотом трёх воинов. Девушка встретила его улыбкой и дружеским кивком, а затем снова обратилась к соплеменникам с взволнованной речью.

Она вновь схватила за руку своего друга и подвела к Кетану. Держа его за запястье, она сунула Кетану ладонь воина, которая так и порывалась сжаться в кулак; Кетан ответил ему древним дружеским жестом, протянув навстречу открытую ладонь.

Коснувшись его руки, незнакомец провёл по ней пальцами, словно проверяя на ощупь. Убедившись, что рука не покрыта шерстью, он обернулся к своим товарищам:

— Кааша Винге!

Копья склонились остриём к земле, и воины, опустившись на колени, взмахом левой руки отдали Кетану честь.

Кетан ответил жестом, означавшим «друг». Все трое радостно закивали головами. Женщина жестом пригласила Кетана идти вместе с ними наверх. Но Кетан отрицательно покачал головой.

— Ступайте к своим, — послал он мысленное сообщение.

Тогда все четверо собрались в кружок и стали оживлённо щебетать друг с другом, как птицы. Наконец женщина снова обратилась к Кетану:

— Зло бродит на свободе, — сказала она мысленно. — Чёрная страна, — продолжала она, порывистым жестом махнув на запад, в то время, как на лице у неё появилось смешанное выражение страха и ненависти. — Берегись опасности!

86
{"b":"20914","o":1}