ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кукушата Мидвича. Чокки. Рассказы
Котёнок Чарли, или Хвостатый бродяга
Странная страна
Пёс по имени Мани
Ярый князь
Я – твой должник
Тиран
Простые радости
В постели с чужим мужем
Содержание  
A
A

Рядом с собой он слышал голос Эйлин, тихо напевавшей едва понятные древние слова. Хотя на небе не было её покровительницы — луны, Эйлин творила ритуальные заклинания. И лунный цветок на её жезле начал оживать.

Фирдун не сводил глаз с того, что открывалось перед его взором. Взгляд грифонийца был устремлён вовсе не на колдуна в красном плаще. Тот был не более, чем ключ во вратах; главная же опасность, с которой предстояло сразиться, таилась за его спиной.

Джаката давно заметил их присутствие. Весь воздух пронизывали магические токи. Но тёмный чародей ни разу даже не взглянул в сторону противников, сосредоточившись на магических действиях, которые должен был произвести.

Чёрный жезл Джакаты коснулся одного, затем другого волхва. По его мановению волхвы восстали, но не в телесной оболочке, а в виде двух призрачных теней. Эти призраки показались Кетану более материальными, чем те, которых он только что видел в древнем городе. Но все человеческое и светлое в этих существах отбросили за ненадобностью.

Призраки встали по обе стороны Джакаты и на глазах стали меняться — они росли и вырисовывались все отчётливее И вот обратили взоры на Ивика и его товарищей.

Перстень на руке мага загорелся яркими лучами. Он так крепко держал свой посох, словно тот служил ему единственной опорой.

— Нивор! — Призрак, возникший рядом с Джакатой по левую руку, обрёл ясно различимые черты В них не было ничего безобразного или пугающего — напротив, этот лик сиял безмятежной красотой, однако, при одном взгляде на него, на Фирдуна повеяло холодом смерти.

— Нивор! — произнесли эти уста с затаённой усмешкой. — Какая нечаянная радость!

Лицо Ивика оставалось суровым Его взгляд устремился мимо призрака, который силился привлечь его внимание к себе и Джакате.

— Здравствуй, братец! — снова обратилось к нему видение кротким и ласковым голосом. — Вот наши пути и сошлись!

— Нет! — возразил маг — Если в тебе и впрямь есть хоть капля того человека, личину которого ты принял, то пути наши разошлись давным-давно Мы расстались навсегда в Кар Ле Тарджене, а Кар Ле Тарджен с тех пор давно уже рассыпался, и от него остались одни обломки. Но я не верю тебе — ты не Моулин.

— Отказывайся от меня сколько угодно, но я здесь, брат мой!

Призрак окончательно воплотился и принял телесную оболочку исполинского человека, перед которым Ивик казался почти карликом; но маг поднял руку с перстнем и направил луч в лицо медленно приближавшегося привидения. Оно взвыло и скорчилось в судорогах.

— Нехорошо, братец! Ты насылаешь смерть, и сам смертью погибнешь!

— Ты плохо жил, — ответил Ивик, — и ещё хуже умрёшь. Больше ты не восстанешь из мёртвых.

Прекрасный лик исказила смертная мука, и Фирдун пошатнулся от пронзившей его страшной боли Боль была чужая, не своя, но ему показалось, что он причина страданий этого существа Фирдун посмотрел на Ивика и увидел, что тот тяжело опирается на свои посох, словно ему трудно стоять на ногах.

Перед самой аркой врат, приняв торжественную позу, возвышался Джаката, его ритмические движения напоминали фигуры ритуальной пляски.

— Ивик! — воззвало второе видение, рождённое из тени. Это был призрак женщины. Прекрасный лик, гибкий стан, роскошные формы… Взглянув на неё, Фирдун ощутил, что его тянет к ней с такой неодолимой силой, что он едва удерживался, чтобы не шагнуть ей навстречу.

— Любимый! — позвала женщина грудным голосом; она манила к себе, взор её светился обещанием. Какой мужчина мог противиться такому обворожительному соблазну?

— Нет, тень Эйтали! Любовь не пережила измены!

— Я — не тень, мой любимый! Я — живая Эйталь! — воскликнула она, простирая к нему руки.

Фирдун и сам готов был броситься в её раскрытые объятия, но она звала не его. Краем глаза он заметил языки лилового пламени, за которыми почти совсем скрылась Элайша.

А призрачная чаровница залилась звонким смехом, и влечение сделалось ещё нестерпимей. Томительное, пряное благоухание разлилось в воздухе. А взор все манил обещанием…

— Помнишь ли ты утро в просторной опочивальне, Ивик? Ты ведь клялся мне и много чего обещал! Клялся, что наш союз будет вечным. Помнишь ли ночь на берегу реки? Ведь ты говорил, что в моих глазах отражаются звезды, и ты чувствуешь небывалое могущество. Помнишь ли…

— А помнишь ли ты, — прервал Ивик её томное воркование, — что случилось в день последней битвы в Вейрнхолде?

На прекрасные глаза навернулись слёзы и покатились по щекам.

— Я твоя единственная любовь, Ивик. Вернись, любимый! Вейрнхолд принадлежит минувшему. Я была ещё так молода! Я испугалась.

— Испугалась? — вмешался другой, возмущённый и полный презрения голос. Это заговорила Элайша. — Испугалась потерять то, что было для тебя самым важным — власть над мужчинами!

Призывный томный взгляд пропал, точно его не бывало Неземная улыбка сменилась мерзким оскалом.

— А ты, глупое ничтожество, чего ты добилась своими печальными воздыханиями? Разве ты получила то, о чём мечтала? Разве ты завоевала этого мужчину?

— Все отношения между мужчиной и женщиной должны покоиться на доверии и искренности, — звонко ответила Элайша. — Я никого не заманиваю в сети, как ты.

Эйталь презрительно захохотала:

— Ну, и что же ты обрела, убогая?

— Ты всеми правдами и неправдами добивалась, чтобы он поступал так, как нужно тебе, а я никого не хочу неволить.

— Довольно! — воскликнул Ивик, высоко воздев руку с перстнем. — Мы только напрасно теряем время на бесполезные пререкания. Исчезни, Эйталь! Ступай туда, откуда пришла! Такой выбор делается раз и навсегда.

— Нет! — закричала она пронзительным голосом. — Ты не можешь бросить…

Луч волшебного камня ударил, когда она рванулась, чтобы кинуться магу на шею. Фирдун чуть не оглох от её пронзительных воплей, и уже готов был наброситься на Ивика за то, что тот причинил такое страдание живому существу.

Но тут видение исчезло, и вместе с ним растаяли чары, которые опутали Фирдуна. Ивик ещё тяжелее опирался на свой посох. Элайша протянула руку, но так и не решилась к нему прикоснуться.

Затем Ивик выпрямился и громким голосом, в котором чувствовались прежняя сила и мощь, властно вопросил:

— Не пора ли кончать эти игры, Джаката? Ты бросил вызов, так исполни свою угрозу!

Тёмный чародей прекратил своё странное хождение перед вратами. Небрежно держа жезл двумя пальцами, он помахал им в воздухе и улыбнулся улыбкой исчезнувшего призрака:

— Ты долго пожил, Хранитель. Я думаю, твой век кончен. Я отомкнул врата и..

При этих словах все взоры обратились к арке. В воздухе послышалось гудение, невидимый гнёт лёг на плечи присутствующих от предчувствия того, что должно сейчас случиться. В проёме арки стеною стояла тьма, непроглядная, словно беззвёздная и безлунная ночь или чёрная преисподняя — гнездилище величайшего зла.

— Фирдун!

Ивик даже не посмотрел в его сторону, но Фирдун тотчас же приготовился к действию. Настал миг, когда он должен показать все, на что способен.

С первого же слова его голос вступил одновременно с голосом мага. Перстень Ивика чертил в воздухе знаки, и одновременно с ним каждое движение повторял Фирдун. Он словно вышел из своего тела, слившись с чем-то, что было больше и сильнее всего, что он когда-либо встречал в жизни, и это происходило с ним, не способным соединять свои усилия с другими для совместной передачи мыслей!

Заклинание продолжало звучать. Сгустки мрака в проёме врат заходили клубами. Джаката не напрасно творил чары — то, к чему он взывал, было уже на пороге! Фирдун не мог ничего различить во тьме, но в ноздри пахнуло зловонным смрадом, и вокруг заходили волны чёрной силы. Но он сдерживал их, и слова сами текли с его уст, превращаясь в огненные точки, сливавшиеся в письмена.

Вновь накатила волна злобной силы, и Джаката начал расти и раздаваться вширь. Он раскинул руки, словно обнимая черноту, облекая себя её силой. Казалось, он стремится слиться с нею воедино или стать её зримым воплощением.

94
{"b":"20914","o":1}