ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они легли спать голодными, потому что Форс твердо решил использовать оставшееся зерно для того, чтобы еще крепче привязать к себе кобылу. Форс поддерживал небольшой огонь, так как ему не хотелось быть в темноте здесь, где о многом он не имел никакого понятия.

Некоторое время он прислушивался, чтобы услышать барабанный бой, который слышал прошлой ночью. Он ожидал снова услышать его. Но ночь была тиха. Дождь наконец перестал, и юноша услышал в траве снаружи шорох насекомых. Послышался шелест ветерка в листве деревьев на склоне холма.

Этот легкий, печальный шелест взволновал Форса. Люра тоже не спала. Он почувствовал, что она встревожена, прежде, чем услышал ее поступь и увидел, что она двинулась к двери. Он пополз за ней, стараясь не тревожить больную ногу. Люра остановилась на наружном портике здания и смотрела в черноту руин разрушенного города. Затем он увидел то, что привлекло ее внимание, — крошечную красную точку на севере, предательское мерцание пламени костра.

Так, значит, здесь были и другие жители. Степняки, как правило, держались подальше от развалин — помня о прежних днях, когда радиация была смертельной. А Чудища — разве они владели тайной огня? Никто не знал, были они глупы или умны, и была ли у них какая-нибудь, хотя бы и извращенная, цивилизация.

Ему ужасно захотелось привести кобылу, залезть к ней на спину и преодолеть расстояние до костра. Костер и товарищ в этом беспокойном городе мертвецов — как их хотелось сейчас иметь Форсу!

Но прежде чем он успел наполнить свои легкие воздухом, он услышал это

— низкий хор из тявканья, лая, воя, который поднимался все выше и выше, пока не стал звучать безумной злобой. Шерсть на спине Люры под его рукой встала дыбом. Она шипела и рычала, но не трогалась с места. Крики были слышны на некотором отдалении — в направлении огонька. Какой бы зверь ни издавал эти звуки — он привлекал ими других.

Форс содрогнулся. Он ничем не мог помочь тому, кто развел этот костер. Конец наступит задолго до того, как он доберется туда через руины. А теперь… теперь там, внизу, была только чернота! Дружеское красное мерцание огонька исчезло.

5. ГОРОД НА ОЗЕРЕ

Форс выполз на утреннее солнце. Спал он плохо, но был доволен тем, что рана его затягивалась. После того, как он впервые встал на ноги, ему было уже лучше и он без особых усилий смог вывести кобылу попастись на склоне холма. Люра занялась делом еще до того, как он поднялся, на это указывала тушка жирного индюка. Он сварил ее и съел, понимая, что когда покончит с ней, то должен будет сесть на лошадь и проехать через развалины городка к тому месту, где горел костер, исчезнувший в ночи.

А ему не хотелось туда ехать. Поэтому он быстро подготовился, поспешно собрав свои пожитки. Люра вернулась и уселась в широком луче света, вылизывая свой мех. Но когда Форс влез на лошадь и двинулся к центру руин, она немедленно оказалась на ногах.

Под цокот копыт они вошли в выжженный район, где по-прежнему выделялось место, где когда-то бушевал всепожирающий огонь. Там, среди закопченных камней, росли цветы желтые, белые, голубые. А сорняки с рваными красными листьями оккупировали подвалы и старые погреба. Кошка и лошадь медленно пробирались через это запустение, пробуя почву при каждом своем шаге.

На противоположной стороне выжженного пространства они увидели последствия ночной битвы. Почти из-под их ног вспархивали черные птицы, пировавшие на останках, которые оставили им более могучие хищники. Форс спешился и захромал по примятой траве, нехотя осматривая место, где все происходило.

На запятнанной кровью земле лежали две хорошо обглоданные кучи костей. Но черепа не принадлежали человеку. Эти длинные узкие головы с ужасными желтыми зубами он никогда раньше не видел. Перед его глазами блеснул металл, и он поднял сломанное копье. Древко его было обломано неподалеку от наконечника. Но это копье он видел раньше! Оно принадлежало тому рыбаку с островка.

Форс обошел все поле боя. Он еще раз наткнулся на странные скелеты, но, за исключением копья, не нашел никаких других следов охотника. Люра продемонстрировала сильное отвращение к этим костям, словно исходивший от них запах оскорблял ее. Теперь она встала на задние лапы, вопросительно обнюхала верхние кирпичи и камни.

Так вот, значит, что произошло! Охотник не был захвачен врасплох этим нападением из темноты. У него было время забраться туда, где эти ночные твари не могли атаковать его всеми силами, и он мог отбиваться от них сверху, а убитых и раненых разрывали зубами и когтями их собственные сородичи. А он, должно быть, уцелел, поскольку его костей здесь не было.

Форс последний раз попинал кирпичи, просто так, для уверенности. Из-под носка его ноги выкатилось что-то круглое. Он поднял маленький, хорошо выделанный барабан, сделанный из черного дерева, с натянутой сверху шкурой, отполированной почти до металлического блеска. Сигнальный барабан! Форс машинально постучал по его поверхности и его поразил низкий, пульсирующий звук, разнесшийся эхом по руинам городка.

Когда он поехал дальше, он захватил барабан с собой. Почему он это сделал — он сам не знал, может быть, потому, что был заворожен этим сигнальным устройством, неизвестным его народу.

Через полчаса руины остались позади. Форс рад был снова выбраться на открытую местность. Все утро лошадь шла ленивым шагом, и Форс высматривал следы, которые мог оставить охотник. Этот человек направлялся на север, Форс был уверен в этом почти с такой же определенностью, как и в том, что не будет больше никаких сигналов, так как барабан был потерян.

Следующие два дня прошли без особых происшествий. Ничто не указывало на то, что степняки когда-либо забредали на эту территорию, земля изобиловала дичью и была раем для охотника. Форс не стал тратить драгоценных стрел, а предоставил охотиться Люре, которая наслаждалась этими мгновениями. А сам он разнообразил свою диету ягодами и созревшим зерном, росшим на запущенных древних полях.

Они обошли стороной еще два разрушенных маленьких городка. Сырые, заплесневелые руины мало привлекали их, и Форс несколько раз думал, что могло бы случиться с ним той ночью, если бы странные животные застигли его на открытом месте, слишком покалеченного, чтобы спастись так же, как неизвестный. Теперь его нога болела меньше, и он каждый день некоторое время продвигался пешком, разрабатывая мускулы и укрепляя затянувшийся рубец. Зуд в основном прошел, скоро он будет в состоянии двигаться так же свободно, как и всегда.

На утро четвертого дня они вышли к пустынным песчаным дюнам и увидели огромное легендарное озеро. Серо-голубым просторам воды не было конца — озеро, должно быть, было почти таким же огромным, как и далекое море. Вдоль берега лежали высокие кучи побелевшего плавника. Должно быть, недавно здесь бушевала буря, потому что кругом валялись тушки рыб. Форс сморщил нос. Кобыла следовала за ним, глубоко погружаясь в песок. Люра, изучавшая рыб, отстала от них на несколько ярдов.

Хоть это оказалось правдой, — озеро было. И где-то на его берегу должен был находиться город, который разыскивал его отец. Направо или налево, на восток или на запад, вот в чем был вопрос. Форс укрылся от ветра за дюной, и, присев на корточки, еще раз рассмотрел обрывок карты. Когда они обходили последний из маленьких городов, они отклонились на запад — теперь им надо было идти на восток. Они пойдут вдоль берега и увидят…

Идти по песку было трудно, и через некоторое время Форс сдался и отошел от берега на более твердую почву. Очень скоро он оказался на дороге! И, поскольку дорога шла вдоль берега, он придерживался ее. Вскоре показались привычные груды развалин. Но это были не остатки маленького городка. Даже при своем скромном опыте он понял это. Далеко впереди он увидел освещенные утренним солнцем потрепанные башни, поднимавшиеся в небо. Это был один из городов, великих городов с огромными башнями, упирающимися в небо! И город этот к тому же не был «голубым». Он бы видел ночью на небе признаки заражения.

11
{"b":"20916","o":1}