ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К счастью, он стоял лицом вниз по течению, уставившись на движущуюся поверхность воды. Он увидел самое странное зрелище, разыгрывавшееся когда-либо на этом забытом берегу. Вверх по реке плыло животное, внимательно обнюхивая берега. Было похоже, что оно кого-то искало. Когда оно достигло того места, где Форс опустился на колени, чтобы напиться, прежде чем вскарабкаться наверх, оно вылезло из воды и присело на задние конечности. Оно держало передние лапы около своего более светлого брюшка, высоко подняв голову и нюхая носом воздух вокруг себя.

Это была крыса — огромная, с серой шкурой, из той древнейшей породы, с которой человек вел войну испокон веков. Крыса… Форс вспомнил то солнечное утро возле остатков магазинов древнего города. Такой же точно зверь сидел, без всякой тревоги следя за ним и Эрскином. Крысы процветали в городах — это знали все. Но даже там люди по большей части не видели их. Они жили под землей, в зловонных норах, они прорывали себе дорогу и переходили из подвала в подвал через остатки древней канализации.

Крыса отряхнулась. Затем восходящее солнце блеснуло на ее шее, когда она подняла голову повыше. Металлический ошейник — наверняка это был металлический ошейник. Но ошейник на шее крысы… зачем?.. Кто?..

Кто жил в городах? Кто мог приручать и использовать крыс? Он знал ответ. Но зачем? Одна крыса не была особенно опасной — не столь великолепный союзник, как, например, Люра — они были опасны только в стаях. Стаи!..

Крыса вспрыгнула на валун и начала насухо вылизываться. Она только что успешно выполнила поставленную перед ней задачу, и теперь у нее появилось время для себя. Форс не был введен в заблуждение какой-нибудь игрой света — когда голова зверя дернулась и повернулась, ошейник был четко виден. Он был сделан из плоских звеньев и, казалось, был тонким.

Вдруг эта тварь прекратила заниматься своим туалетом и замерла совершенно неподвижно. Ее глаза-бусинки уставились вниз по течению. Форс не мог сдвинуться с места. Он должен был увидеть, что здесь произойдет. Те же самые мысли он уловил и от Люры, которая распласталась на скале в нескольких футах от него. Ее зубы оскалились в безмолвном рычании.

Сперва они услышали плеск. Этот звук был слишком размеренным, чтобы быть естественным. Если бы ему можно было уйти сейчас! Но он не мог сделать этого.

Шлепал по мели вокруг источенных водой камней, к крысе приблизилась неуклюжая фигура. Форма ее была странной, но Форс вглядывался в нее до тех пор, пока не понял, что горбатая спина этой твари в действительности была плетеной клеткой. Когда она приблизилась, крыса противно оскалила зубы, но не пыталась убежать.

Чудище подошло, лениво потянуло свою длинную руку и подцепило крысу за ошейник, пока та щелкала зубами и дико царапалась. С легкостью, приобретенной в результате долгой практики, хозяин крысы бросил свою пленницу в клетку и захлопнул дверцу. Из последовавшего дикого визга Форс заключил, что там находилась не одна крыса. Но Люра уже уходила со своего наблюдательного пункта. Он знал, что она была права. Им самое время было уходить.

Но и убегая, он продолжал недоумевать. Почему крысы? Если Чудища ночью не отдыхали и посылали крыс, чтобы выследить его, если это правда, то его ночевки на деревьях, должно быть, на некоторое время сбили преследователей с толку. Или крысы тоже лазали по деревьям? Ему хотелось бы больше знать об их привычках. И почему никто из Звездных Людей не обнаружил использования крыс во время столкновений с Чудищами? Не было ли это еще одним новым знамением прорыва нечеловеческих сил из их вечных убежищ, чтобы бросить вызов потомкам Древних?

В его голове промелькнули все древние легенды о Чудищах, когда он машинально запутывал след. След задержит, но не собьет погоню. Считалось, что Чудища были потомками обитателей городов, получивших полную дозу радиации, чьи дети так изменились внутренне и внешне, что совсем перестали быть людьми. Это было одно из объяснений.

Но была также и другая гипотеза об их происхождении. Она состояла в том, что Чудища были потомками полков вторгшегося врага. Полки солдат как мужского, так и женского пола высадились, чтобы оккупировать страну. О них забыли, когда их собственная нация исчезла под атомными бомбами возмездия. Солдаты были в замешательстве и совершенно растерялись, когда перестали приходить всякие приказы, но упрямо цеплялись за позиции, которые их послали захватить. Они оставались там, несмотря на радиацию. Какая бы из теорий ни была правильной, Чудища, хотя они и возбуждали отвращение и инстинктивную ненависть к ним среди людей, тоже были жертвами трагической ошибки Древних, так же разбившей их жизни, как были разбиты города.

Форс медленно вступил на первый клин земли, опаленной пожаром. Впереди простиралась черная и безлюдная пустынь. И там не было почти никаких укрытий. Или ему придется оказаться окруженным Чудищами и быть обнаруженным Чудищем-крысоносцем, или снова двинуться по берегу реки.

В воздухе висел густой запах гари. От вони и облака пепла, поднимавшихся из-под ног, Форс кашлял. Наверное, лучше всего было идти по воде. То тут, то там все еще продолжало тлеть упавшее дерево.

Кашляя и протирая глаза, Форс пробирался через камни. Однажды ему пришлось плыть против течения. Здесь следы воды были не намного выше уровня ручья. Это доказывало, что бобры, по крайней мере частично, уже отремонтировали плотину.

Затем он перелез через саму плотину. Перед ним было озеро, опоясанное черным пепелищем. Если бобры не переселятся, им придется голодать. Пройдет целый год, прежде чем тут снова начнут прорастать молодые деревья, и сменятся несколько поколений, прежде чем эти деревца станут такими же высокими, как и раньше.

Форс нырнул в воду. Даже здесь его не покидал запах дыма и гари. Здесь тоже плавали мертвые тела: оленя, дикой коровы и, недалеко от противоположного берега, лошади, на раздутом боку которой был изображен знак степняков. Форс проплыл мимо нее и направился к впадающему в озеро ручью, по которому он и Эрскин вырвались на свободу. Но прежде чем покинуть озеро, он оглянулся.

Через плотину бобров перелезала горбатая фигура крысоносца. За ней лезли три других. Они остановились наверху плотины, колеблясь, словно они боялись или воды, или все еще дымившегося берега. Потом появилось еще пятеро Чудищ.

Форс отпрянул назад, за полукруг камней. План Ярла был успешен. У него не было никакого способа догадаться, сколько Чудищ находилось в засаде у холма с маяком, но следовавший сейчас за ним по пятам отряд был достаточно многочисленным, чтобы заинтересовать Кантрула. Чудища были жестокими и страшными бойцами, и они никогда не ходили в открытую атаку. То, что сейчас они шли так открыто, показывало, насколько они его презирали. Форс следил за ними. Он увидел, как клетка с крысами была снята, и крысоносец вошел в озеро.

Один из его товарищей оторвал от плотины кусок, чтобы сделать из него плот для перевозки клетки. Затем все они поплыли, неуклюже, но уверенно, по очереди толкая перед собой клетку.

Форс пустил в ход каблуки, тормозя на покрытых илом камнях. Вода в ручье поднялась ему от бедер до пояса, он тяжело пробирался по его руслу и пытался увернуться от плывущих по ручью бревен. Кусочек зеленой травы, который он увидел там, где он ожидал увидеть только гарь и пепел, потряс его. Глинистый берег над камышом был густо усеян следами копыт. Некоторые из этих следов были еще совсем свежие — хорошее доказательство, что степняки все еще были тут. Следы Люры перекрывали другие следы, отпечатки ее когтей на глинистом обрыве были глубоки. Форс ухватился за прочные, жесткие корни куста и поднялся наверх.

Он выбрался наверх и сделал два шага. Его подсекли, он споткнулся и покатился по земле. И упав, он услышал взрыв злобного смеха. Рука его крепко сжала рукоять меча, и Форс обнажил его почти сразу же, как только вобрал в легкие воздух. Он встал, меч был в руке, он был готов и ждал.

41
{"b":"20916","o":1}