ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одураченные случайностью
Анекдоты до слез и без отрыва
Метапсихология «π». Пособие по практическому применению бессознательного
Вавилонский район безразмерного города
Трактат о военном искусстве. Советы по выживанию государства в эпоху Сражающихся царств
Вещие сны. Ритуальная практика
Алхимик
Билет на удачу
Ошибка
A
A

Первой ответила женщина.

— Я видела и слышала много… У меня не оставалось никаких сомнений. Я всем сердцем надеюсь, что твои предположения ошибочны. Там, среди мертвых, лежало Чудище, которое было иным… И, если судьба против нас — тогда такое же родится среди них снова — и оно будет рождаться вновь и вновь. И знания у него будут обширнее. И оно окажется самой страшной угрозой для нас всех и для всего человечества. Поэтому, поскольку это может повториться, я говорю, что те, кто принадлежит к роду человеческому, должны объединиться и выставить все вместе стену мечей против этих тварей, порожденных древним злом городов, построенных Древними…

— Да, это правда, мутанты могут возникать и среди мутантов. — Белый Плащ заговорил после нее почти против своей воли. — И у этих Чудищ был предводитель, который вел их и распоряжался ими, как этого не было никогда прежде. Когда их странный вождь был убит, они были сломлены, словно все их знания были перечеркнуты этой единственной смертью. Если среди них появятся еще такие же, как этот, то они окажутся силой, с которой нам придется считаться. Мы очень мало знаем об этих тварях и не знаем, какой может быть их мощь. Как мы можем угадать сейчас, против чего нам придется выступать через год, десять лет, поколение спустя? Эта земля обширна и на ней, может быть, скрывается много такого, что может представлять угрозу для нашего народа…

— Земля обширна, — повторил Форс. — Что ищешь ты и твое племя, Лэнард?

— Родину. Мы ищем место, чтобы построить наши дома и вновь засеять наши земли, пасти своих овец и жить в мире. После того, как горящие горы и трясущаяся земля выгнали нас из долины наших предков — священного места, куда спустились с неба их машины в конце Войны Древних, мы скитались много лет. Теперь в этой широкой долине вдоль реки мы нашли то, что так долго искали. И никто, ни человек, ни зверь, не выгонит нас отсюда! — Когда он закончил, его рука лежала на рукояти меча, и он смотрел на ряды степняков.

Теперь Форс повернулся к Мэрфи:

— А что ищет твой народ, Мэрфи из степи?

Хранитель Анналов поднял глаза от земли. Все его внимание явно сосредоточилось на узоре из затоптанных стеблей травы.

— С начала тех дней, когда погибли Древние, мы, степняки, были бродячим народом. Сначала мы были такими из-за злой смерти, носившейся в воздухе над многими областями земли, так что человек должен был перемещаться, чтобы избежать тех мест, где его поджидали смертельные для него эпидемии и голубые огни. Мы — это те охотники, бродяги, пастухи и воины, которым не интересно оставаться привязанными к одному месту. Нам по душе дальние странствия, поиски новых мест и вид новых гор, высоко поднимающихся в небо.

— Так. — Форс уронил это единственное слово в молчание этих израненных войной бойцов. Прошло много времени, прежде чем он заговорил вновь.

— Ты, — указал он на Лэнарда, — хочешь поселиться в одном месте и строить дома. Это твой образ жизни и твои обычаи. Ты… — теперь он повернулся к Мэрфи, — передвигаешься с места на место, пасешь свои табуны и охотишься. Эти, — он с гримасой боли согнул занемевшую руку, чтобы указать на вершину холма, на ту неровную кучу земли и камней, под которой лежали тела Чудищ, — живут для того, чтобы уничтожить, если они смогут, вас обоих. А земля обширна…

Лэнард прочистил горло — звук был резким и громким.

— Мы будем жить в мире со всеми, кто не поднимет меча против нас. В мире есть обмен, а в обмене благо для всех нас. Когда настанет зима, а урожай скуден, то обмен может спасти жизнь племени.

— Вы — воины и мужчины, — вступила в разговор женщина-вождь. Она высоко подняла голову и глядела прямо, словно меряя взглядом строй чужаков. — Война — это мясо и питье на столе мужчин, да. Но именно война и привела Древних к гибели! Снова война, мужчины, — вы окончательно уничтожите всех нас, и мы будем пожраны ею и забыты так, словно человека никогда и не было, он никогда не ходил по этим полям — оставив мир в лапах этих, — она указала на курган Чудищ. — Если мы сейчас обнажим мечи друг против друга, то в своем безрассудстве снова изберем злую участь, и лучше нам будет умереть быстро, чтобы эта земля очистилась от нас!

Степняки притихли, а потом по рядам воинов пробежало бормотание, распространившееся и туда, где собрались их женщины. Голоса женщин стали громче и сильнее. Из их рядов поднялась одна, которая, верно, была хозяйкой палатки вождя. В волосах у нее был золотой обруч.

— Пусть не будет никакой войны между нами! Пусть не будет больше воя Песни Смерти среди наших шатров! О, мои сестры, скажем это во весь голос!

— И призыв ее был подхвачен всеми женщинами, чтобы как эхо разнестись повсюду, пока он не превратился в песню, так же берущую за живое, как и боевая песнь.

— Больше никакой войны! Больше никакой войны между нами!

И так чаша братства переходила от одного вождя к другому по всему полю, а ряды темнокожих воинов и степняков слились в один согласно ритуалу, так, чтобы больше никогда человек одного племени не смог поднять меча против человека из другого.

Форс тяжело опустился на плоский камень. Сила, поднявшая его на ноги, ушла. Он очень устал, и все происходящее не имело больше к нему никакого отношения. Он не видел, как слились вместе два племенных ряда, и как смешались кланы и народы.

— Это только начало! — Он узнал полный энтузиазма голос Мэрфи и медленно, с мрачным выражением оглянулся.

Степняк говорил с Ярлом, жестикулируя и сверкая глазами. Но Звездный Капитан, как обычно, оставался спокойным и сдержанным. Он был самим собой.

— Начало, да, Мэрфи. Но нам еще нужно многим овладеть. Если бы я мог увидеть твои записи, сделанные на севере. Мы, из Звездного Зала, не проникали так далеко…

— Конечно. И… — Мэрфи, казалось, заколебался, прежде чем изложить свою просьбу. — Та клетка с крысами. Я велел перенести ее в мою палатку. Три крысы еще живы, и от них мы можем узнать…

Форс содрогнулся. Он не имел ни малейшего желания видеть этих крыс.

— Ты считаешь их своей военной добычей?

— Да, я так считаю, — засмеялся Мэрфи. — И, кроме этих тварей, мы попросим у вас еще кое-что. Это будет огромная просьба. Твой собрат, скиталец…

Он коснулся своими маленькими пальцами сутулившихся плеч Форса. Горцу показалось, что Ярлу не удалось скрыть своего удивления.

— У этого парня есть способность к языкам и далеко видящий ум. Он будет для нас проводником. — Слова Мэрфи лились так, словно теперь, когда он нашел родственную душу, которой можно довериться, он не мог больше скрывать свои мысли. — А в обмен на это мы покажем ему иные земли и дальние страны. Потому что в нем есть эта жилка скитальца… так же, как и у нас…

Пальцы Ярла теребили нижнюю губу.

— Да, он родился скитальцем и в нем течет кровь степей. Если он…

— Ты кое-что забыл, — на сей раз улыбка Форса была настоящей. — Я — мутант.

Прежде, чем кто-нибудь из них ответил, в разговор вступил еще один человек. Это был Эрскин. На его лице все еще были следы боя, он оберегал плечо, когда двигался. Но когда он заговорил, то сделал это авторитетно и с пренебрежением, которого от него никто не ожидал.

— Мы собираем лагерь и выступаем. Я пришел за моим братом.

— Он едет с нами, — ощетинился Мэрфи.

В усмешке Форса не было веселья.

— Поскольку я не могу двигаться на своих двоих, в любом случае меня придется нести на себе.

— Мы запряжем пони в носилки, — быстро ответил Эрскин.

— Есть также носилки с конями, — ревниво начал Мэрфи.

Ярл пошевелился.

— Кажется, теперь ты должен сделать выбор, — бесстрастно сказал он Форсу.

На мгновение молодому горцу показалось, что тут были только они двое. И ни Эрскин, ни Мэрфи не настаивали больше на своих просьбах.

Форс приложил здоровую руку к своей кружащейся голове. В нем текла кровь степей его матери — это правда. И свободная, дикая жизнь бродяги-всадника привлекала его. Если бы он отправился с Мэрфи, никакие секреты страны руин тогда не укрылись бы от него — он мог бы многому научиться. Он мог бы составить такие карты, о которых Звездные Люди не могли даже мечтать, увидеть забытые города и очищать их в свое удовольствие, все время идя и идя к новым странам там, за горизонтом.

45
{"b":"20916","o":1}