ЛитМир - Электронная Библиотека

Сначала люди Пагара насторожились. Слишком уж часто они попадались в наши ловушки и засады. Но вскоре они начали просачиваться через горы. Флот салкаров выстроился в той бухте, где в море впадала река Эс, некоторые из кораблей встали на якорь даже около пустынного Горма, где никто не жил после того, как оттуда изгнали колдеров, другие — в самом устье реки. Был пущен слух, будто в случае провала всей операции остатки Древней расы поднимутся на борт этих кораблей для того, чтобы скрыться за морем. Не было сомнений в том, что все эти сплетни предназначались для ушей шпионов Ализона и Карстена, которые, вероятно, были среди нас. Иначе все это действительно походило на безумие, а в Совете не было глупцов. Возможно, поверив в наши замыслы, армия противника поспешила в горы, и вскоре все там кишело воинами Карстена.

По воле случая мой отряд оказался в нескольких милях от Эстфорда, где мы разбили лагерь и выставили пикетчиков. Лошади были неспокойны, и, проходя мимо них, стараясь понять причину их беспокойства, я тоже ощутил, что над нами сгущается какая-то сила, что все в природе начинает смещаться, терять равновесие. Словно все вокруг, земля и то, что на ней находится — люди и звери — оказалось под воздействием какой-то внутренней энергии… И вдруг меня осенило. Вся жизнь в Эсткарпе словно собиралась вокруг некой сердцевины… и готовилась…

Я старался успокоить лошадей силой своей воли, и теперь убедился, что нас вбирают в себя… Гнетущую тишину не нарушало ни пение птиц, ни дуновение ветерка; жара становилась невыносимой. Некая мертвая тишина ожидания. Все чувства обострились, и меня вдруг пронзила мысль. Киллан — Эстфорд — немедленно! И эта мысль была такой же сильной, как зов о помощи Каттеи несколько лет тому назад. Я отвязал неоседланную лошадь, которую держал за гриву, вскочил на нее и помчался во весь опор в замок, который служил нам домом. Позади что-то кричали мне вслед, но я не оглянулся. Я направил послание:

Кемок — что случилось?

Скорее! — прозвучал приказ.

Чувство потери жизненной энергии во всем, что я видел вокруг, охватило, меня. Настораживало то, что природа не издавала ни малейшего звука, казалось, мир замер.

Впереди появилась сторожевая башня замка, но флага над ней не было. Я не увидел ни часовых, ни каких-либо признаков жизни у стен. Наконец я добрался до ворот, открытых как раз настолько, что мог въехать всадник.

Кемок ждал меня там, где мы когда-то увидели умирающую Ангарт. Но он не был раздавлен Силой, он был жив. Причем его жизненная сила кипела и передавалась мне, словно оказавшись вдруг один на один с врагом, я услышал воинственный клич товарища по оружию. Нам не требовались слова. Мы — как передать это чувство? — словно слились в один сильный поток.

— Вовремя… — он пошел к дому.

Я спрыгнул с лошади, и она сама направилась в конюшню, словно за конюхом. Я снова оказался под сводами замка Эстфорда. Теперь это было пустынное место, исчезли те мелочи, что свойственны ежедневному быту. Я знал, что леди Лойз живет в Южном Форте вместе с Корисом. Я еще раз огляделся вокруг, словно искал что-нибудь родное среди вещей. У большого стола стояла скамья, на нее Кемок выложил галеты и фрукты. Но я не чувствовал голода.

— Потребовалось много времени, — громко сказал брат. — Подобрать ключ к такому замку не так-то легко.

Я не стал спрашивать его, достиг ли он успеха: глаза его блестели от радости.

— Сегодня ночью колдуньи выступают против Карстена, — Кемок ерзал на скамье, словно не мог сидеть спокойно. — А через три дня, — он посмотрел на меня, — Каттея должна принять колдовскую Клятву!

У меня перехватило дыхание. Либо мы вырвем сестру из их пут, либо навсегда потеряем ее, и она станет одной из них.

— У тебя есть план. — Я не спрашивал. Он пожал плечами.

— И, по-моему, преотличный. Мы вызволим ее из Места Власти и отправимся на восток!

Так все просто на словах, но на деле… все обернется по-другому. Забрать ее из Места Власти равносильно тому, чтобы пробраться незамеченными в Карс и выкрасть Пагара.

Кемок улыбнулся, прочитав мои мысли. Он показал мне свою руку — грубый шрам рассекал ее, и когда он попытался согнуть пальцы, то два из них остались неподвижны.

— Вот мой ключ к Лормту. К тому же мне пригодилось то, что находится здесь. — Он постучал негнущимися пальцами по лбу, на который ниспадали непослушные черные кудри — все мы унаследовали их от своих родителей. — Мне удалось узнать в Лормте то, что держалось в тайне ото всех. Они даже не представляют, какое направление мы выберем для побега. Ведь Место Власти…

Я горько усмехнулся.

— Да? А что ты скажешь о стражах, расставленных вокруг него? Попади мы самовольно в их владения, нас ничто не спасет. И говорят, это не обычные люди, против которых можно идти с оружием в руках.

— В чем-то ты действительно прав, брат. Стражи может быть и не люди, и это так. Но и мы не безоружны. А завтра они могут потерять былую силу. Знаешь ли ты, что произойдет под покровом темной ночи?

— Совет выступит против…

— Да, но каким образом? Говорю тебе, они используют всю Силу, которая накапливалась несколько поколений. Они обратятся к востоку!

— К востоку? И что тогда?

— Они заставят горы и землю прийти им на помощь. Это будет финальный удар в битве против угрозы смерти.

— Но… смогут ли они сделать это? — Власть может создавать иллюзии, может усилить свое влияние… Но то, о чем так самоуверенно заявил Кемок… что-то не верится.

— Однажды им это удалось, и они попытаются еще раз. Но для того, чтобы осуществить задуманное, они должны собрать такой запас энергии, что на некоторое время наступит истощение. Не могу сказать, умрет ли кто-нибудь из них. Возможно, многие выживут после подобного опустошения, но им потребуется время, чтобы восстановить былую мощь. Значит, все их стражи будут бессильны, и нам удастся победить.

— Да, Древняя раса зародилась не в Эсткарпе — они пришли оттуда, из-за гор, так много лет назад, что никто не помнит об этом. Они бежали от какой-то опасности, и за их спинами Сила воздвигла горы, изменила ландшафт, отрезала их от прежнего мира. Сознание заблокировали, внушая людям на протяжении нескольких поколений, что их родина здесь. Скажи, ты хоть раз слышал, чтобы кто-нибудь говорил о востоке?

С тех пор, как Кемок высказал свое предположение относительно востока, я стал прислушиваться к разговорам в отряде, но ни разу не услышал ни слова, ни намека, а стоило мне попытаться навести воинов на подобную тему, я ощущал, что натыкаюсь на пустоту, словно этой стороны света не существовало вовсе.

— Если они бежали от такой опасности, что им пришлось прибегнуть к… — начал было я.

— Между тем временем и днем настоящим пролегает пропасть в тысячу лет, а может и больше. Древняя раса сегодня уже не та, какой была раньше. Всякий огонь когда-либо гаснет. Я уверен, что за нами будут охотиться не так, как за шпионами Карстена или налетчиками из Ализона, даже не так, как за колдерами, если кто-то из них все еще живет в этом времени и в этом мире. Мы для них опаснее. Но никто не последует за нами на восток.

— Мы не чистокровные, не принадлежим к Древней расе полностью — сможем ли мы преодолеть их заграждения?

— Этого мы не узнаем до тех пор, пока не попробуем. Но ведь мы можем думать и говорить о востоке в отличие от остальных. В Лормте мне удалось узнать, что даже сами летописцы не верят в эти легенды. Они не догадались, что я прочитал все манускрипты.

Кемоку удалось убедить меня. Другого плана действий у нас не было. Нам уже надо было отправляться в путь, ведь Место Власти и Эстфорд разделяют многие мили. Я сказал об этом Кемоку.

— У меня есть пять скакунов торских кровей, — ответил он. — Двое из них здесь и готовы для дальней дороги, остальные спрятаны в надежном месте. На них мы отправимся на восток.

Он заметил в моих мыслях восторг и уважение и улыбнулся.

— Да, нелегко было их достать. Их покупали по одному в течение года под вымышленными именами.

6
{"b":"20918","o":1}