ЛитМир - Электронная Библиотека

Она зажгла свечу на столе и поднесла к ней письмо, чтобы лучше стало видно.

В письме говорилось о событиях, о которых ей уже рассказал дядя Огастин. Почерк образованного человека, стиль очень чёткий, никаких отступлений. Сообщалось, что после смерти Амоса Рука найдены документы, неопровержимо свидетельствующие, что он был в долгу у своих нью-йоркских родственников. Автор письма предлагала выслать требуемую сумму. Несмотря не сдержанные выражения, Персис решила, что пишущая возмущена алчностью своего покойного мужа. Письмо было подписано «Кэролайн Рук».

Но во втором письме оказалась информация, о которой дядя Огастин не упоминал. Оно было длиннее первого, написано дрожащим почерком. Хотя, сравнив даты, Персис установила, что второе письмо было отправлено всего через четыре года после первого.

— Огастину Руку, эсквайру, — прочла она шёпотом и начала разбирать дальнейшее.

"Я хочу попросить вас о большом одолжении, но для моего душевного мира это необходимо. Как вы знаете, у моего покойного мужа был сын, рождённый во внебрачном сожительстве ещё до нашего с ним брака. Однако он открыто признал мальчика и сделал его своим законным наследником, так как было ясно, что в нашем возрасте детей у нас не будет.

К несчастью, этот мальчик, Джеймс Рук (имя, принятое после усыновления), оказался человеком страстного и своенравного темперамента. Он постоянно ссорился с отцом, связался с дурным обществом и был постоянным источником неприятностей и бесчестья для моего мужа, хотя он много раз давал Джеймсу возможность исправиться.

Когда началась новая морская война с вашей страной, Джеймс, вопреки желанию отца, отправился в плавание на капере, оснащённом на островах. Капер позже был захвачен кораблём под американским флагом. С тех пор мы ничего не слышали о Джеймсе, кроме слуха, что он был убит во время абордажного боя. Но до самой своей смерти мой муж надеялся, что его Джеймс может быть жив. Должна признаться, что я поддерживала эту надежду, так как это облегчало положение мужа во время его долгой болезни.

Я провела частное расследование и установила, что люди действительно видели, как Джеймс упал на палубе во время боя. Суд признал это достаточным доказательством его смерти и поэтому всё состояние его отца и моего мужа перешло ко мне.

Но совсем недавно я услышала кое-что новое: Джеймс, хотя и раненый, уцелел, но потом его никто не видел. Я установила, какой корабль захватил «Цаплю». По странной иронии судьбы этот корабль оказался принадлежащим вам. Так как корабль не погиб, вы, возможно, сумеете разыскать служивших на нём. Не сможете ли сообщить мне дополнительную информацию по этому делу?

Джеймсу было двадцать лет, у него была смуглая кожа и тёмные волосы. На тыльной стороне правой руке сабельный шрам. Он обладал несдержанным буйным характером.

Ожидаю, сэр, вашего ответа, так как для меня это дело величайшей важности".

Прежде всего Персис решила, что жена Амоса, должно быть, ненавидела этого Джеймса. Было ясно, что она мирилась с ним только ради мужа. И боялась притязаний Джеймса на наследство. Ответил ли на это письмо дядя Огастин? Персис поискала среди бумаг на кровати.

Ещё один юридический документ: показания под присягой, вернее, заверенная копия (потому что на обороте стояло «копия»), Показания были взяты у двоих. Первый — капитан Уиллард Оуэнс…

Да ведь она знала капитана Оуэнса! Он уже был в отставке, но дважды навещал дядю в их доме в Нью-Йорке.

Второй — Патрик Коннер. Рядом с его подписью стояло слово «боцман». Оба под присягой показали, что человек, описанный в письме, был ранен и той же ночью скончался от ран. И был погребён в море.

Итак… Персис отложила документы. У мадам Рук имелась не одна причина быть благодарной дяде Огастину. Сначала он отказался от платы, которую она предложила, а потом доказал её права на наследство. Теперь Персис гораздо лучше понимала, почему мадам Рук завешала значительную часть своего состояния старшей ветви семьи своего мужа.

Девушка аккуратно сложила письма и документы назад в портфель. Ключ от него она положила в маленькую шкатулку со своими драгоценностями. Но винил ли себя дядя Огастин в смерти Джеймса? Он умер явно с беспокойной совестью.

Укладывая портфель в чемодан, Персис услышала сильные порывы ветра. К ней отчасти вернулся страх последних часов на «Стреле». Но ведь она сейчас в безопасности на суше, а не в открытом море.

Какой-то странный вопль перекрыл рёв ветра. Она вздрогнула от этого необычного звука. В девушке зашевелился другой страх, тот, что она испытала ночью, когда была уверена в чьём-то «присутствии» рядом. Задрожавшая Персис взяла свечу и подошла к двери.

По часам дяди Огастина было ещё только начало вечера. Но ночь здесь наступает очень быстро. Персис захотелось общества. Воспоминания об испытанном ужасе, когда она стояла у стены, становились всё ярче.

Она услышала шум внизу, стук ставень. Заперли также дверь на веранду. Ещё одна буря! Персис возблагодарила судьбу, что она сейчас не в море. Как ни силён ветер, как ни велики волны, на острове она в безопасности.

Из соседней комнаты тоже со свечой в руке вышла Лидия.

— Буря идёт сильная. У вас есть водонепроницаемый плащ? — спросила она.

— Нет, — Персис удивилась. Неужели Лидия предлагает выйти на этот ветер?

— Жаль. Подержите, — Лидия передала ей свою свечу и начала разворачивать свёрток, который несла под рукой. Это оказался плащ с капюшоном. Она набросила плащ на плечи и натянула на голову капюшон, не обращая внимания на беспорядок в своей сложной прическе.

— Пойду на место вперёдсмотрящего, — заявила она.

Персис подумала о крутой узкой лестнице, ведущей на крышу. О чём говорит Лидия? Да ветер запросто сорвёт её оттуда. Должно быть, ужас отразился на лице девушки, потому что Лидия рассмеялась.

— Это не опасно. Там уже Хендерсен, вперёдсмотрящий моего брата. Он натянул верёвки, за которые можно держаться. А Мэйсон ждёт внизу, чтобы передать сообщение, если покажутся ракеты тревоги.

— Капитан Леверетт выведет корабль в такую бурю?..

— А как иначе он добрался бы до «Стрелы»? Лицензия обязывает его это делать. «Непревзойдённый» выдерживал и ураганы. Да, Крю ждёт сигнала.

Она взяла назад свою свечу и принялась подниматься по лестнице. Персис нерешительно двинулась в противоположном направлении, медленно, ступенька за ступенькой, спустилась на тёмный первый этаж с закрытыми ставнями окнами. Выйти в хрупком корабле в самую пасть бури — да, человек, которого она видела на обмываемой волнами палубе «Стрелы», способен и на такое. Ему не откажешь в храбрости, что бы ни говорили плохого об его характере.

Миссис Прайор была занята в гостиной. Она повернулась к Персис и неожиданно задала вопрос:

— Ставни в вашей комнате хорошо закрыты, мисс Рук?

— Да. Будет сильная буря? — девушке показалось, что прочный дом начинает дрожать под сильными ударами ветра.

— Кажется. А мы некоторым образом уязвимы здесь. Хотя дом построен на сваях, которые немного сгибаются на ветру. Иначе его вообще могло бы разнести. На кухне все огни погашены. Придётся обходиться холодной едой, пока буря не пройдёт.

Ей приходилось говорить на повышенных тонах, чтобы перекричать шум снаружи. Как Лидия может находиться там, на крыше? Персис поражалась безрассудству девушки.

— Лидия пошла на крышу, — сказала она. Она не могла руководить действиями своей хозяйки, но, наверное, миссис Прайор что-нибудь сделает.

Миссис Прайор пожала плечами.

— Она и её брат — это у них в крови. Она понимает опасность, хотя там и привязано много тросов. Что она от этого получит, кроме промокшей одежды… — домоправительница снова пожала плечами. — А капитан уже в море.

— Не понимаю, как он может… — решилась Персис.

— Лучше качаться на волнах в море, чем разбиться о причал, — экономка проверила прочность последних ставень. — Только посмотрите на это! — Она показала на воду, пробивавшуюся в закрытое окно. — Придётся затыкать щели, чтобы вода не добралась до ковров!

12
{"b":"20921","o":1}