ЛитМир - Электронная Библиотека

Она слегка наклонилась, чтобы взглянуть на своё отражение в слишком нарядном зеркале. Конечно, с распущенными волосами она выглядит моложе. Но с тех пор, как Персис окончила школу и приняла ответственность за состояние дома дяди Огастина, она никогда не думала о себе как о девочке. Никогда не бывало у неё резких перемен настроения, как у Лидии, никогда не позволяла она себе критиковать взрослых, никогда не была сосредоточена на себе самой.

И, конечно, нет у неё миловидности Лидии. Она не совсем понимала, почему выбрала хозяйку дома для сопоставления. Наверное, потому, что за последние два года лишь несколько раз встречалась со своими прежними школьными подругами — на чопорных чаепитиях и на трёх свадьбах. Дядя Огастин никогда не запрещал ей приглашать подруг, но она чутьем понимала, что это была бы слишком большая вольность с её стороны.

Неужели она выглядит старой? По сравнению с Лидией, наверное, да. Неудивительно, что миссис Прайор сочла её достаточно уравновешенной и серьёзной, чтобы подменять ее в комнате капитана. Скорее всего, домохозяйка считает её старше.

— Посмотрите на себя, мисс Персис, — Молли отобрала у хозяйки щётку и расческу и начала заплетать и закалывать её волосы, приводя их в приличный вид. — Девушка, которая слишком долго ходит в невестах, не пользуется вниманием. Вы, — она чуть откинулась, чтобы взглянуть на хозяйку, — вы слишком мало о себе думаете, мисс Персис.

— Ты меня очень успокаиваешь, Молли. Для старой девы…

Молли покраснела.

— Никогда не говорите так о себе, мисс Персис. Как говорите, так и будет. Я много раз видела такое. Я наблюдала за вами, мисс Персис, — продолжала она. — Да, вы многим обязаны хозяину. Он вас принял и всё такое. Но и вы давали ему, что могли, и несправедливо, что у вас никогда не было возможности быть самой собой.

И тут Персис сказала фразу, которая удивила её не меньше, чем Молли.

— Собой? Молли, я не знаю, какая я.

— Тогда вам пора это узнать, — решительно ответила служанка, прикрепляя к последнему локону бант на розовой бархатной ленте. Она с вызывающим видом приколола этот бант, как будто ожидала услышать протесты Персис по поводу такой вольности. — И больше не говорите о «колючих спинах» и старых девах, и слышать этого не хочу! Вы элегантная молодая леди, прямиком из Нью-Йорка. У мисс Лидии кружева и ленты, но у вас есть кое-что другое, — тут она сунула руку в карман и достала оттуда листок бумаги, сложенный вдвое и запечатанный красным воском. — Меня просили передать вам это. Попросил молодой джентльмен, вот так. Помните, кто вы, мисс Персис, и добивайтесь своего.

Она положила щётку и гребень и принялась прибираться в комнате. Персис удивлённо взяла письмо, распечатала и прочла несколько строк, написанных чётким разборчивым почерком.

"Мисс Рук!

Боюсь просить вас о большом одолжении, но ситуация такова, что я не могу открыто показаться в доме, а у меня есть для вас ценная информация. Во время моей последней встречи с капитаном Левереттом он запретил мне появляться в его доме и вообще на острове. Но сведения мои настолько важны, что я решил рискнуть и войти в запретные воды, чтобы передать вам тревожные вести.

Мисс Лидия рассказала мне, что вы унаследовали некую собственность на Багамских островах. Я недавно получил сообщение, касающееся ваших прав. Если позволите мне всё объяснить, приходите на площадку за разрушенной насыпью на закате. Я вас там встречу.

Ральф Гриллон"

Персис прочла письмо дважды. Сначала она решила, что благоразумие подсказывает не обращать на него внимания. С другой стороны, Ральф Гриллон действительно с Багам. Возможно, он даже знаком там с членами семьи Руков. Если он на самом деле обладает информацией, как говорит, то эти сведения могут определить планы Персис на будущее. Персис вовсе не желала отправляться на полутайное свидание и хорошо знала о яростной стычке между капитаном Левереттом и багамцем в день смерти дяди Огастина. Тогда она почти не обратила на это внимания, но, похоже, капитаны встретились вне дома, и Крю Леверетт предупредил Ральфа Гриллон самым решительным образом: сказал, что если ещё раз встретит его на острове Исчезнувшей Леди, то предпримет такие шаги, которые не позволят «Удаче бури» когда-либо бросать здесь якорь.

Персис догадывалась, что этот запрет не понравился Ральфу Гриллону, и не удивилась его возвращению. Но она не хотела вмешиваться в отношения своего хозяина с капитаном с Багамских островов. С другой стороны, ведь когда-нибудь она должна научиться самостоятельности!

Персис знала, как легко оказаться в зависимости, как то произошло у неё с дядей Огастином. Даже сейчас её очень тревожило будущее. И если Ральф Гриллон… Он может даже знать юриста на Багамах, который сможет представлять её интересы. Ведь рекерам часто приходится иметь дело с судами и юридическими процедурами. Да, она встретится с ним.

Девушка сложила письмо и спрятала в свою маленькую сумочку. Потом подумала, стоит ли посоветоваться с Лидией. Наверное, хорошо было бы пойти вместе с ней. Но Персис, как и дядя Огастин, отнюдь не стремилась разглашать семейные тайны. История её багамского наследства и так способна вызвать пересуды. Даже обсуждая ситуацию с капитаном Левереттом, она не упомянула о том, что скрывается за щедрым жестом овдовевшей мадам Рук. Молли и Шубал… Но они члены семьи. Нет, она не будет разговаривать с Лидией.

***

Центр жизни дома снова переместился на веранду. Здесь ели и отдыхали. Лидия сидела в плетёном кресле и зевала над книгой, после того как задала несколько небрежных поверхностных вопросов о состоянии Крю. Сьюки принесла еду, и Персис с аппетитом поела. Она проснулась поздно, и поэтому назначенный Гриллоном час был уже близок. Теперь следовало найти предлог для ухода из дома.

И ей показалось, что она нашла такой предлог. Кладбище острова находилось в самой высокой точке острова, недалеко от того места, где ей назначена встреча. И хотя девушке не хотелось использовать в качестве предлога семейное горе, она сказала, что хочет нарвать свежих цветов для могилы дяди Огастина. Лидия зевнула и посоветовала подождать, пока станет прохладнее, потом отправилась разговаривать с Мам Роз: миссис Прайор всё-таки заставила её, поскольку она не дежурит у больного, выполнять кое-какие обязанности по дому.

Персис прошла по тропе через усеянную раковинами насыпь, а потом сквозь невысокие заросли незнакомых растений. По пути она нарвала ярко-красных цветов, первых, какие увидела, думая в то же время, что дядя Огастин вряд ли одобрил бы её выбор. Слишком яркие цветы были полны жизни.

Оставив цветы у деревянного креста на могиле дяди, Персис свернула в сторону и пошла по ещё более заросшей тропе. Поддерживая юбки, чтобы не зацепиться за колючки, девушка направилась на свидание с Ральфом Гриллоном.

Глава восьмая

— Здравствуйте, мисс Рук.

Персис вздрогнула: Ральф Гриллон появился неожиданно, словно из-под земли. Она обогнула большую скалу и увидела полоску песка в раковинах, омываемую волнами. Девушка по-прежнему придерживала юбки. Она не знала, хотел ли он её испугать, но смотрела на него не очень приветливо.

— Я получила вашу записку, — она резко повернулась, пытаясь говорить так же решительно, как капитан Леверетт. Персис обнаружила, что внешность Ральфа Гриллона и его безрассудство одновременно притягивают и отталкивают её. Вероятно, больше отталкивают, потому что доверие у неё всегда ассоциировалось со спокойной отчуждённостью дяди Огастина.

— Идёмте! — он протянул руку. — Если мы присядем там, нас не увидят из дома, — он указал на бревно, полузасыпанное песком. Оно так прочно застряло, что даже буря не смогла его смыть. Разве что смоет при этом и весь остров.

Персис сложила перед собой руки.

— Вы сказали, что у вас есть для меня ценная информация, — она не хотела смягчать голос. — Меня могут хватиться, так как я помогаю миссис Прайор заботиться о капитане Леверетте.

18
{"b":"20921","o":1}