ЛитМир - Электронная Библиотека

«Здесь» — это слева. Истёртые ступени вели в воду. Лидия отдала Сьюки свой пеньюар и сбросила туфли. Но, как заметила Персис, по ступенькам в воду спускалась осторожно. Вода покрыла ей лодыжки, потом колени, наконец дошла до пояса. Лидия спускалась по одной ступеньке за раз и держалась за промокшую верёвку, которая служила перилами.

Остановилась она по грудь в воде. И посмотрела вверх, на Персис.

— В этой части не глубоко. Только иногда буря поднимает уровень. Сьюки, дай мне мыло.

Она искусно поймала брошенное мыло и принялась намыливать руки. Персис тоже осторожно начала спускаться. Вода была холодная, вернее, такой она казалась сначала, в отсутствие солнца и ветра. И сильно пахла морем. Но как приятно было ощущать её прикосновение к коже. Вода поднималась, и телу становилось прохладно.

Успокоенная беззаботностью Лидии, Персис присоединилась к ней.

— Можно доплыть до канала, даже выплыть в море, — держа в руке ароматное мыло, Лидия подбородком указала налево, где не видно было никакой стены. — Крю устроил здесь выход на случай нападения индейцев. В других домах тоже есть цистерны и бассейны, но только у нашего есть выход к морю.

Она набрала пригоршню воды и плеснула в лицо.

— Прохладно! Как хорошо! — и присела по самую шею. — Крю умеет плавать, но меня не научил. Он никогда не бывает так долго дома, чтобы стоило трудиться. Под водой есть ещё одна верёвка. Держитесь за неё и подтягивайтесь, если понадобится. Аххх… — она блаженно закрыла глаза.

Персис принялась намыливаться. Мыло пахло травами, и этот аромат перекрывал сильный запах моря. Вода, как самая нежная ткань, окутывала тело.

— Мисс Персис!

Персис повернулась лицом к ступеням, по которым только что спускалась с такой осторожностью. Молли отпихнула локтем служанку с острова и стояла с явно неодобрительным выражением на лице.

— Мисс Персис! — она говорила так, как разговаривала с Персис в детстве. — Немедленно выходите оттуда. Кто знает, какие ужасные рыбы или что ещё ждёт вас!

— Выход в море перекрыт сетью, — заявила Лидия, переводя взгляд с Персис на Молли, потом назад. В глазах её стояло хитрое выражение. Она словно хотела проверить, насколько важно для Персис неодобрение Молли.

— Всё в порядке, — Персис собрала всю свою решительность. — Не волнуйся, Молли.

Служанка не стала спорить, хотя, несомненно, возражения жгли ей язык. Но она стояла у воды воплощением неодобрения, пока Персис, зная, что её ждёт дежурство у капитана Леверетта, не начала подниматься по ступеням.

С отчётливым фырканьем Молли набросила ей на плечи большое полотенце, которое взяла у Сьюки.

Глава девятая

Хоть Персис и утвердила свою независимость, она обнаружила, что Молли этого не признаёт. Служанка зловеще молчала, провожая хозяйку к её комнате. Персис решила поговорить сама.

— Ты тоже должна так выкупаться, Молли. Удивительно, какая приятная вода!

Служанка фыркнула.

— Есть кое-что похуже, чем жара, мисс Персис. Если мисс Лидии нравится буйствовать, вам не следует к ней присоединяться. Как вы неприлично выглядели обе! — этот тон был знаком Персис с детства. Молли по-настоящему расстроилась.

— Но… здесь все так делают, — растерянно сказала она. — В таком жарком климате приятно найти прохладу…

— Мисс Персис, вас растили как леди. А леди не купается при всех. Я считаю, вам должно быть стыдно.

Молли поджала губы, как всегда в таких случаях, и Персис про себя вздохнула. Когда служанка в таком праведном негодовании, ничего нельзя поделать.

Под укоризненными взглядами Молли она оделась и подчинилась не слишком мягкому обращению со своими волосами. В зеркале она видела, что Молли, придавая ей приличную для леди внешность, не разжимала губ. Персис начала догадываться, что негодование вызвано не только её купанием, и это ощущение настолько усилилось, что она наконец спросила:

— Молли, что с тобой? Что тебя гнетёт?..

— Мисс Персис, я привыкла говорить откровенно, когда необходимо, и сейчас… — впервые она остановилась в поисках слов, потом резко продолжила:

— Мисс Персис, вы ходили на берег для встречи с капитаном Гриллоном. Разве вы не знаете, что капитан, который сейчас лежит больной в постели, сказал, что этот Гриллон ничем не лучше пирата, и запретил ему появляться на острове? Теперь, когда капитан Леверетт не может помешать ему, этот парень является снова, и вы встречаетесь с ним так…

— …так дерзко? — Персис подсказала одно из любимых словечек Молли. — Ну, хорошо, — она отвернулась на стуле от зеркала, не давая служанке возможности закрепить последнюю булавку. — Да, я встретилась с Ральфом Гриллоном. Он ведь через тебя передал записку. В ней говорилось, что у него есть важные для меня новости. Они действительно важные, Молли. Капитан Гриллон приплыл с Багамских островов и знает, что там происходит. Возможно, у меня вообще нет прав на то, что мадам Рук завещала дяде Огастину. Кажется, у сына её мужа остался ребенок… и он становится наследником.

— Мисс Персис, неужели вы поверите ему на слово?

— Не совсем, но он очень уверен в своих словах. И предложил мне сделку.

— Что за сделку? — неодобрение Молли исчезло. Она теперь внимательно слушала девушку.

— Он хотел с моей помощью связываться с мисс Лидией. А в ответ пообещал решить мои дела на Багамах с помощью своего знакомого юриста. Конечно, я ему сказала, что это невозможно. Если он хочет ухаживать за Лидией, то должен делать это открыто и с разрешения капитана Леверетта.

— Мисс Персис, я бы не поверила ему на слово, что солнце светит, даже если бы оно сияло у меня прямо над головой! Я таких видела — бродят вокруг и болтают. В день смерти хозяина ему досталось от капитана. И все просьбы мисс Лидии ни к чему не привели. Они однажды поссорились из-за потерпевшего крушение корабля, и капитан взял верх. Я бы не стала слушать этого Гриллона! Пойдите к капитану, когда ему станет лучше, и всё ему расскажите. Он вам поможет.

— Нет, Молли, я сама справлюсь со своими делами. И не стану ждать помощи от Ральфа Гриллона, это я тебе обещаю. Нам нужно отправиться в Ки-Уэст и найти там юриста. У меня все документы дяди Огастина. Юрист сможет их использовать и навести справки. Возможно, Молли, капитан Гриллон не преувеличивает, — заключила она серьёзно. — Если есть другой наследник, я потеряю всё, что надеялся получить дядя Огастин во время этого плавания на юг.

— Если он прав! — Молли снова фыркнула. Но немного погодя смысл слов Персис дошёл до служанки, и она добавила:

— Но… мисс Персис, что же мы тогда будем делать?

— У нас есть дом в Нью-Йорке, — Персис подумала о первом своём достоянии. — Его можно продать. Это хороший дом, Молли, и за него дадут неплохую цену. Я могу стать учительницей. Может быть, мисс Пикетт найдет для меня место. К тому же, хоть дядя Огастин и обеднел, кое-какие деньги у него остались. А у вас с Шубалом есть пенсии — это прежде всего.

— Мы их не возьмём, если вам нужны деньги, мисс Персис! — Молли решительно покачала головой. — И у вас только слова этого Гриллона, так что…

Персис тоже хотела уцепиться за эту надежду, но быстро сдержала себя. Возможно, женщины и не обладают практичным умом, но она решила, что лучше рассчитывать на минимум — то, что осталось от состояния дяди Огастина, чем на максимум — на наследство.

— Молли, принеси мне портфель. Я думаю, до обеда ещё есть время, и хочу просмотреть документы. Если этот наследник существует, юрист с Багамских островов должен был предупредить дядю Огастина. Разве что он обнаружился совсем недавно.

Служанка подошла к чемодану и принялась выкладывать его содержимое, которое не успела ещё разложить по ящикам.

— Странно, — сказала она. — Я хорошо помню, что он лежал под тремя ночными рубашками. А теперь он на них.

Она вернулась к Персис, держа портфель в руке.

— А кроме меня и вас, никто чемодан не трогал. Вы доставали портфель, мисс Персис?

21
{"b":"20921","o":1}