ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

19

ФОГАР проснулся, но не сразу открыл глаза. Со двора к нему на второй этаж доносился стрекот гоббов. Обычно демоны так волновались перед охотой, но где они сейчас найдут дичь? Люди давно присмирели, никто и не помышлял о побеге.

Теперь он открыл глаза и сел, решив разобраться, что могло взбудоражить гоббов в такую рань, — в небольшое окошко сочился сероватый свет едва наступающего дня.

Юноша перевёл взгляд на руки. Вечером он старательно отмыл их от каменной крошки и земли, забившейся под ногти за день тяжёлой работы. Каменные диски подходили к концу, и гоббы в нетерпении подгоняли рабов все более и более жестоко.

Фогар растопырил пальцы и повертел ладонями. Некоторые — очень немногие — камни из тех, что он таскал по приказу Эразма, казались на ощупь тёплыми. Юноша удивился, что сокрытые под землёй диски могут хранить тепло, но, разумеется, никому не сообщил о своём открытии. Фогар давно привык к притворству и к тому, что все тайны надо прятать так глубоко в памяти, как только возможно. Руки… с ними что-то…

Нахмурившись, юноша согнул все пальцы по очереди, затем поднёс ладони к самому лицу, однако заметил только пару старых царапин и небольшой синяк. Откуда тогда это странное чувство, будто руки одеты в тесные перчатки? Фогар царапнул ногтем по невидимой перчатке… Ничего. Неужели повелитель доколдовался до того, что у его ученика что-то сделалось с руками? Но зачем?

Гоббы стрекотали все громче, и юноша поспешно оделся. Как обычно, тарелку и кубок за ночь убрали, и теперь на их месте лежала чёрствая булка. В эти голодные дни в Стирмире едали и не такое.

Взяв булку с собой, Фогар сбежал по ступеням и выскочил во двор. Там собрались демоны. Морды их были искажены ещё больше, чем обычно, некоторые держали под мышками мечи и дубины, как будто собрались на охоту.

Что ж, иногда и у гоббов можно кое-что разузнать. Фогар встал в стороне, откусывая понемногу от булки, и принялся наблюдать за чудовищами.

Как он и ожидал, вскоре к собранию присоединился Эразм. Один из бывших крестьян привёл под уздцы лошадь. Маг улыбался едва заметной улыбкой, не предвещавшей ничего хорошего, — он был в отличном расположении духа. Вскочив в седло, Эразм поманил за собой и ученика.

Они отправились по знакомой дороге к бывшему холму, ныне срытому почти до основания. Там уже собрались рабы, готовые убирать каменный урожай, с корзинами и немудрёным инструментом. Ни один из этих людей-призраков, отметил Фогар, не обращал внимания на внешний мир.

И тут совершенно случайно юноша поймал на себе косой взгляд из толпы рабов. Девушка вновь опустила ресницы, но её взгляд был не пустой! По крайней мере, в тот миг, когда они случайно встретились глазами.

Странно, но его руки дрогнули, хоть он и не собирался к ней тянуться, да и зачем бы? Крестьяне ненавидели его не меньше, чем гоббов, в чём ему не раз случалось убедиться. Стирмирцы считали юношу тем, кем объявил его Эразм: сыном демона.

Девушка ничем не выделялась из толпы рабов, разве что была моложе остальных, — такая же тощая, немытая и нечёсаная. И всё же…

Фогару не хватило времени обдумать свою мысль, потому что Эразм поднял жезл и указал прямо на девушку.

Её затрясло, словно она пыталась бороться с сокрушительной силой. Наконец юная рабыня с явной неохотой двинулась вперёд. Её схватили двое гоббов и обмотали цепью, не сковывая рук. Лишь тогда маг подъехал ближе.

Схваченная, она высоко держала голову, и её глаза снова полыхнули огнём. Фогар хорошо знал, как умеют ненавидеть крестьяне, но никогда прежде не видел, чтобы ненависть не скрывали при появлении повелителя.

Эразм заговорил первым, почти ласково, как будто зачем-то хотел приободрить пленницу:

— Ты Церлин из дана Фирта.

Фогар вздрогнул; к счастью, никто этого не заметил. Он тоже был бы из дана Фирта, как с ненавистью шептали у него за спиной, если бы повелитель не объявил о демоническом происхождении ученика. Юноша думал, что все его родственники, кроме пары полоумных женщин, мертвы. Все мужчины, без сомнения, погибли в день его рождения или чуть позже.

— Я Церлин.

Девушка говорила ясно, у неё не заплетался язык, как у прочих рабов. Она стояла прямо, не отводя взгляда.

Хорошее настроение мага портилось на глазах, теперь его лицо нахмурилось. Бесстыжая девица была загадкой, которая при решении могла обернуться некоторыми трудностями.

Эразм отдал быстрый приказ, и гоббы потащили девушку прочь. Наблюдая за ними, маг с улыбкой обернулся к Фогару.

— Сюда. — Он щёлкнул пальцами, и ученик поспешно подошёл ближе. — Лови и не вздумай уронить, не то пожалеешь!

Откуда-то из складок плаща маг вытащил то, что никогда прежде не отдавал в чужие руки — хрустальный шар с клубящимся внутри серым туманом, — и швырнул один из самых своих драгоценных артефактов Фогару.

Судя по всему, в шаре заключалось достаточно силы, чтобы заставить юношу поступить как требовалось, — от изумления тот не успел толком поднять руку, шар чуть ли не сам прыгнул в неё.

Повелитель Тьмы не сводил с него глаз. Удержать шар оказалось непросто — он был будто сделан из замороженной слизи. По руке Фогара побежали мурашки.

— Молодец, — кивнул Эразм. — А теперь… Он зажал повод левой рукой и поднял правую — шар взлетел в воздух и вернулся к хозяину.

— Тебе не хватало ума, — по-прежнему с улыбкой проговорил маг, — поэтому я сделал тебе подарок. Иди туда и разбирай камни рукой, в которой держал шар. Те, что ответят на твоё прикосновение, откладывай в сторону. И поторопись, время не ждёт.

С этими словами он повернул лошадь и уехал. Два гобба подошли поближе и зарычали, но Фогар, привыкший к их угрозам, принялся за работу, не обращая внимания.

Церлин ковыляла вперёд, как ни в чём не бывало, словно её вели на работу. В роли тупой крестьянки она достигла совершенства.

Сколько она себя помнила, повсюду были смерть или жизнь хуже смерти. Самое жуткое воспоминание — нападение на бабушку Хараску и Ларларну. Непостижимым образом — Церлин так и не узнала подробностей своего спасения — они уберегли её от судьбы, постигшей остальной дан. Её мать осталась жива, однако с самого рождения о девочке заботились бабушка и госпожа Ларларна. В ту ночь бабушки взяли ребёнка и спрятались в кустах на опушке леса. Там они и жили, совсем как дикие звери, но жили!

С самого начала Хараска с Ларларной взяли на себя не только заботу о Церлин, но и её обучение. Дважды они пытались войти в лес… Увы, магическая стена, которую установил Эразм, не пускала их. У женщин осталась только их магия, и они, не жалея сил, развивали в девочке слабенький, только-только пробуждавшийся талант.

Наконец они предприняли последнюю попытку бегства: было решено добраться до засыпанного перевала и уйти из долины насовсем. Однако там их поймали и убили. Девушку сочли недостойной внимания и отправили к остальным рабам. С тех пор она надеялась, что её пошлют работать в башню, где можно будет что-нибудь разузнать — хотя что, она и сама не понимала.

Лишь один человек (по крайней мере, он выглядел как человек) свободно перемещался по башне чёрного мага, но он был почти таким же опасным врагом, как и повелитель. Все знали, что при рождении его объявили сыном демона и нарекли нечеловечьим именем. Знали и то, что маг с ранних лет обучал его чёрной магии (хотя сын демона никогда не колдовал на людях). Без сомнения, Фогар помогал повелителю во всех тёмных делах. Правда, до сегодняшнего дня Церлин не видела юношу вблизи.

Девушка послушно шла за гоббами, думая о своём. Обладатель истинного таланта всегда узнает Тьму. Эразм казался ей чудовищем. Если бы то, что видел её внутренний взор, было доступно глазу, маг выглядел бы страшнее и уродливее гоббов.

Гоббы… Запах выдавал в них жителей Чёрных земель. Ну а её народ… Не поднимая глаз, девушка задумалась о крестьянах, с которыми так долго трудилась бок о бок. Где в них скрывается зло?

31
{"b":"20922","o":1}