ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поравнявшись со спиралью, маг резко осадил лошадь. При взгляде на каменный путь его лоб разгладился. Впрочем, Эразм тут же нахмурился снова: в самом конце каменной дорожки не хватало трёх камней.

— Закончить! — скомандовал он. — Чтобы к закату всё было готово. Тьма любит ночь, однако ночь может таить угрозу для работника, а я не хочу, чтобы ты попал в беду… пока. За работу!

С этими словами колдун поскакал прочь. Гоббы остались у ворот башни, некоторые вымещали свою злобу — а может, и страх, — пинками загоняя людей в бараки.

Фогар вернулся к работе в том же темпе, какого придерживался и раньше. Не хватало всего трёх камней, но юноша уже понимал, что делает. С едва различимой улыбкой он осторожно установил в последние лунки камни, отмеченные Светом.

22

К ВЕЧЕРУ все камни покоились на местах, причём последние три — по тайному выбору Фогара. Тело юноши трепетало от магии, камни были переполнены ей. Выполнив задание, Фогар поднялся и сверил своё творение с пергаментом. Каменные диски в точности повторяли схему.

Наступали сумерки — сама Тьма пришла проверить нечестивую работу подмастерья. Юношу посетило неприятное чувство, будто стоит ему резко обернуться, и перед глазами мелькнёт тень, только не настоящая, а некий призрак, убегающий, лишь повернёшь голову, видимый особым, нечеловеческим зрением.

Юноша сосредоточился и, стараясь не наступить на каменные диски, пошёл прочь от спирали. Сейчас он впервые обратил внимание, что гоббы — все до единого — выбрались из своих вонючих бараков. Каждый издавал гортанное рычание, причём твари рычали в унисон. Хриплые звуки никак не могли претендовать ни на пение, ни на послание

Ветра, больше всего они напоминали ритуальный сигнал. Это… это призыв!! Едва разум дал название действиям демонов, Фогар уже не сомневался в верности своей догадки.

Были тут и другие зрители: поодаль от спирали собрались рабы; в призрачном вечернем свете, загорелые до черноты, в грязной одежде, они почти сливались с землёй. Похоже, вокруг собралось все население Стирмира.

Вспыхнули факелы, и фигуры присутствующих обрели чёткость; в воротах башни возник повелитель Тьмы. Отсветы огня образовали вокруг колдуна подобие переливающейся ауры. Ярче всего было освещено то, что повелитель держал в руках, будто святыню. Он шёл маленькими осторожными шажками, словно боялся нарушить равновесие, ведь шар клубящейся тьмы так долго был его главным сокровищем.

Чёрный маг осторожно ступил на первый камень спиральной дороги. От Эразма явственно веяло триумфом и возбуждением. Фогар не понимал, что творится с его разумом; восприятие и понимание событий стали чёткими как никогда раньше.

На последнем камне Эразм остановился. Казалось, маг не заметил отличия в трёх последних каменных дисках, которое уловил подмастерье. За спиной колдуна выросла тень, подобная второй мантии; с каждым шагом она становилась всё больше и теперь моталась из стороны в сторону, как будто перед ней возвели преграду. Однако маг не заметил и этого.

Он воздел высоко над головой шар тьмы и твёрдой рукой метнул его в конец спирали. Затем колдун воздел посох и указал на сферу.

Мир и ночь разделились; по крайней мере, так почудилось Фогару. Взрыв магии захлестнул его разум, и он рухнул на колени, а потом очутился… где? Разум не успел ответить юноше, сознание его покинуло.

Церлин забилась в уголок темницы. Реальность стала практически неотличимой от снов, которые потоком обрушивались на неё в последнее время.

Теперь в Стирмире не знали, что такое цвета, — девушка не помнила ни зелёных лугов, ни голубого неба, ни сизокрылых птиц. Однако во сне или, вернее, в снах, поскольку одно видение зачастую перетекало в другое столь плавно, что девушка не замечала границы, — ей была показана богатейшая палитра красок.

Церлин оставалась узницей каменных стен, однако вместо них изголодавшийся взор видел гобелены, изукрашенные узорами самых различных оттенков. Солнечный свет, игравший на узорах, рождался не только от факела или свечи, но от плывущих пузырьков, изумительно сиявших всеми цветами радуги.

Что это — наваждение, посланное Эразмом, явь или безумство фантазии? Надо быть осторожней.

— Церлин.

Девушка резко обернулась. Кто может позвать её по имени? Никак она заблудилась во сне!

Сперва Церлин не удалось толком разглядеть того, кто её окликнул, поскольку незнакомец сидел за столом, на котором шаткими баррикадами громоздились книги в деревянных переплётах и свитки пергамента. Сам же человек…

Церлин встретилась с ним взглядом, и первый испуг прошёл. О нет, это не Эразм затеял новую пытку. Сияющая мантия незнакомца переливалась яркими красками, подчёркивая его фигуру. Сразу видно, что этот человек питается не кореньями и уж тем более не голодает! Редкие русые волосы стояли торчком — видимо, из-за привычки в задумчивости их ерошить. Круглое лицо было бледным, как у тех, кто подолгу не видит солнечного света, но рот расплылся в добродушной улыбке, и девушка почувствовала, что улыбается в ответ. Забыв про осторожность, Церлин произнесла:

— Господин…

— Не называй меня такими громкими словами, девочка! — замахал руками незнакомец. — Меня зовут Гиффорд. На свою беду родившись с пытливым умом, я стал местным архивариусом. Здесь не было и не будет господ. Каждый маг — единственный в своём роде; кто вправе сказать, что один лучше другого?

Подойдя чуть ближе, Церлин спросила:

— Где мы? Это место немного похоже на то, где Эразм проводит время со своими… — девушка кивнула на книги и свитки, — дьявольскими орудиями.

Архивариус покачал головой.

— О нет! Зло проистекает из неверного выбора. — Он впервые нахмурился. — Дитя, ты родилась с даром, которым пока не владеешь, и потому должна учиться. — Архивариус кивнул на горы книг. — И лишь затем ты сможешь сделать собственный выбор — по какому пути пойти.

Девочка облизала пересохшие губы.

— У Эразма был выбор, однако ничем хорошим это не кончилось.

— Да, Эразм сделал выбор, — снова кивнул Гиффорд. — Теперь он тщательно исследовал Тьму, и скоро ему предстоит новый выбор. Однако давай поговорим о тебе. Ты, Церлин, внучка Хараски, дочери Инссанты — Зовущей Ветер… Я мог бы продолжать перечисление твоих предков, но речь не о них. Ты обладаешь магией, хоть пока она и дремлет в твоём разуме.

— Хараска… — Дыхание девочки перехватило при упоминании любимой бабушки. — Эразм приказал гоббам разорвать её на части. Я не хочу такой судьбы.

— Если ты станешь учиться, Церлин, то будешь в большей безопасности.

На этот раз девушку провести не удалось.

— А вот Фогар… чёрный маг говорит, что у него талант. Фогар только и делает, что учится, но до сих пор от него не слышали ни единого заклинания. И что за прок от такой учёбы?

— Дитя, у этого юноши своя роль во всеобщей судьбе — не та, к которой готовит его Эразм!

Внезапно девушку охватил страх.

— А ты… сможешь защитить меня от… него? Улыбка Гиффорда исчезла.

— Это тебе придётся узнать самой. Впрочем, одно я обещаю: как и Фогара, тебя ждёт нелёгкая задача, однако ты с помощью Света поймёшь, что это путь к свободе, а не к отчаянию. Хотя… — наставник задумчиво подпёр щеку рукой, — порой у ученика появляется искушение экспериментировать самостоятельно. Предупреждаю, Церлин, в запретных водах можно выудить чудовище вместо упитанной рыбки!.. И ещё, не будь слишком доверчивой. Многое в этом мире не то, чем кажется; происходящее с нами мы оцениваем исходя из того, где мы и кто мы есть.

И всё же ты не одинока, Аасшии, — последнее слово Гиффорд проговорил нараспев. — В далёком прошлом мы с твоими предками вместе бились за сохранение Света! Именно в Стирмире осели те, кто перенёс самые тяжёлые удары войны. Там они нашли Ветер. Его порывы несли свежесть и чистоту. Люди направили его в нужное русло, и наступил расцвет магии.

Шли годы, тех, кто помнил, становилось, увы, меньше и меньше. Люди перестали думать о Ветре как об оружии, как о кулаке смерти; он стал для них обычным посыльным, передающим вести, — Дыханием Жизни.

36
{"b":"20922","o":1}