ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Его пальцы ухватили пустоту. Церлин, чувствуя, что время пришло, поднесла невидимый кубок к губам.

МЕНЯ… ПРИЗВАЛИ…

Мысли твари звучали, как Ветер, громче обычной речи.

— Пожиратель Душ, насладись моим угощением! — Эразм ухватил Церлин за плечо так, что та чуть не потеряла равновесие и не полетела в когтистые лапы полуоформившейся твари.

— Ты призывал совсем другого, — непочтительно заявил Фогар. Он обнял Церлин, не дав ей упасть, и девушка вздрогнула от неожиданности, ощутив, какая сила Света кроется в бывшем ученике чародея.

Эразм поднёс шар к лицу так близко, что уткнулся в него носом. Ярость, искажавшая лицо колдуна до сих нор, сменилась страхом.

Гоббы засуетились, все ближе подходя к своему повелителю и пленникам. Они больше не хранили молчание, нет, чудовища стрекотали, пытаясь привлечь внимание твари.

— Я призывал не тебя! — воскликнул Эразм. Как ни изумлён он был неожиданным результатом, ему удалось расправить плечи и побороть страх.

Не только Фогар и Церлин почувствовали внезапное притяжение, как будто какая-то огромная сила потянула их к Эразму. Лесной люд взвыл и ударил дубинами, словно надеялся, что дрожь земли разобьёт колдовство, лёгшее невидимыми оковами.

Фалиса очертила жезлом круг и указала на мага, который всё ещё стоял напротив чудовища:

— Аааиии!

Голос её сплёлся с гласом Ветра, и оборванные крестьяне, бросившиеся было к своему повелителю, замешкались. Под умиротворяющим дуновением жители долины остановились. Ярость, вскипевшая в людях, не давала Эразму черпать их силы.

Гоббы своим стрекотом пытались заглушить Ветер, покуда неведомая тварь не подняла руку, словно призывая угомониться… детей?

— Эразм! — расхохоталось чудовище. — Так ты до сих пор веришь, что способен призвать одного из Великих? Ты не просто слеп, ты ещё и глуп! Тот, перед кем ты так хочешь выслужиться, больше не интересуется этим миром. Да и зачем ему в его власти полсотни таких же захолустий!

Существо поднесло к пасти сложенную горстью когтистую лапу и показало, как его хозяин выпил бы из всех собравшихся сок жизни и выбросил прочь их пустые оболочки.

— Вастор! — не сдавался маг. — У нас был Договор. Посмотри, какое угощенье тебя ждёт, — он указал на пленников, — разве они не лакомый кусок?

Чудовище фыркнуло — как показалось Церлин, с издёвкой.

— В прошлый раз твоё лакомство оказалось парой бесталанных торговцев, которые не стоили и половины того, что ты от меня получил.

Тварь кивнула на гоббов. Демоны, давно рухнувшие на колени и тянувшие к Вастору руки, взвыли в протяжной мольбе.

— Я смотрю, — снова расхохоталось чудовище, — мои отпрыски не слишком рады, что попали к тебе в услужение, человечишка. Ты не можешь повести за собой даже моих детишек, а думал, что по мановению руки к тебе явится один из Великих?!

— Этих ты отдашь мне, — чудовище махнуло лапой в сторону Фогара и Церлин, которую тот все ещё обнимал за талию. — Чтобы привлечь его внимание, тебе потребовался бы настоящий оплот Света, а не пара сопляков! Ну что ж, может, и они на что-нибудь сгодятся, если мы с тобой сумеем договориться…

Гоббы взвыли в ужасе, и не нужно было переводчика, чтобы понять: менее всего им хотелось оставаться под началом Эразма. Вастор взмахнул лапой — они послушно смолкли — и устремил испытующий взор на будущих жертв.

Церлин чувствовала, как волнуется Фогар. Что будет, если чудище — столь многократно превосходящее гоббов силой — примет подношения? Внезапно она подумала — с той отчётливостью, какую даёт только помощь Ветра: «Наше оружие вместе… » Она переступила с ноги на ногу. Девушка не знала, какое оружие у Фогара, но не сомневалась, что он пришёл не с пустыми руками.

Церлин протянула ему прозрачную зелёную чашу. Юноша опустил в неверное свечение сосуда… белый камешек, на котором плясали цветные искры.

В то же мгновение из-за круга ударил сноп зелёного пламени, куда более яркого, чем еле различимая чаша в руках у девушки. Фалиса вновь запела:

— Аааиии!..

… и её голос слился с Ветром, освобождённым соединением камня и чаши.

Эразм придвинулся к чудищу, явившемуся на его зов. Глаза мага сжались в узкие щёлочки — он изо всех сил пытался хоть что-нибудь разглядеть.

— Бери их! — взвизгнул колдун. — Посмотри, они переполнены магией!

Тем временем гоббы отступили от пленников и теперь (некоторые даже ползком) пытались в обход Эразма подобраться поближе к своему чудовищному отцу. Один из них издал на своём языке то ли приказ, то ли боевой клич и, подхватив ближайшую цепь, упавшую с пленников, взмахнул ей, как хлыстом.

За пределами нечистого серого света, окружавшего чудовище, за лесным людом, кольцом обступившим площадку, закружились в хороводе люди долины, когда-то согбенные под кнутами гоббов. Их силы поддерживал и приумножал Ветер; впрочем, он и теперь не проникал внутрь круга всей своей мощью. Тех, кто стоял внутри, касалось лишь лёгкое дуновение.

Лицо мага застыло в маске, едва ли не более чудовищной, чем морды гоббов.

— Кровь и сила! Кровь и сила! — кричал он. — Бери своё!

— Моё? — недоверчиво переспросило чудовище. — Ты призывал не меня. Ты опрометчиво воззвал к одному из Великих! Если тебе не подконтрольны собственные заклинания, откуда мне знать, что это не ловушка?

Красная влага начала сочиться из глаз Эразма, кровавые капли заструились по впалым щекам. Все вокруг ясно видели его неимоверное напряжение.

— Что, хочешь ещё моих деток? — невинным тоном поинтересовался Вастор, махнув рукой в сторону гоббов, которые выли и корчились, протестуя против того, как он распоряжается их судьбами.

Рука Эразма, сжимавшая чёрный шар, дрогнула. Это было уже чересчур. Тварь много слабее того, кого он планировал вызвать, — и ещё смеет над ним издеваться!.. Колдуна охватила такая ярость, что при попытке сдержаться его затрясло. Наконец он выкрикнул Слово, громовым раскатом прокатившееся в отравленном воздухе.

Фалиса не сводила глаз с демонов. Большинство гоббов попадали на землю, закрыв уши руками, но их повелитель смотрел на Эразма, как безучастный зритель на циркача. Колдун снова задрожал, призывая всю силу, которую копил и берег долгие годы.

С помощью Ветра Фалиса видела, что Фогар и Церлин стоят плечо к плечу. Фогар зажал камень в руке, как кинжал, и наставил его на Эразма. Чаша всё ещё была в руках Церлин. Потом вдруг девушка хлопнула в ладоши, и призрачный сосуд обратился струёю зелёных искр.

Была ли в этих искрах магия или нет, они собрались в облако, которое устремилось к демонам. Трое из них попятились и пали под дубинами лесных воинов. Ветер завыл, засвистел в ушах. Гоббы сбились в кучу и бросились к тем троим, что стояли перед Вастором. Их когтистые лапы, не касаясь Церлин или Фогара, лишь бессильно хватали воздух.

И тогда они накинулись на Эразма. Колдун, силясь хоть что-нибудь разглядеть, держал перед собой шар, как лампу в ночи, однако те, кого он много лет назад вызвал из мрака, теперь обратились против него.

Вастор наблюдал и облизывался. Эразм предложил ему неплохое угощение, да и сам был весьма аппетитной закуской. Вот только его дети, по обыкновению, заигрались с едой.

— Мне! — рявкнул он.

И гоббы преподнесли ему своего бывшего хозяина. Вастор равнодушно схватил Эразма за горло — тот затрясся и обмяк. Из руки колдуна выпал чёрный шар, но укатился недалеко — искры из чаши Церлин настигли его, и маленькое окошко в ад захлопнулось.

Воспользовавшись сумятицей, демоны наконец добежали до Вастора, столпились у него за спиной, к ним вернулась былая храбрость. От запаха можно было задохнуться.

Не выпуская обмякшее тело Эразма, которое странным образом съёжилось, истратив остаток сил на последнюю отчаянную попытку освободиться, Вастор обернулся к Фогару и Церлин. Первым своим трофеем он помахивал из стороны в сторону, как ребёнок куклой, однако теперь все внимание чудовища сосредоточилось на другом. Его толстые губы разверзлись, и выглянул длинный сиреневатый язык, подрагивавший, как у змеи.

46
{"b":"20922","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
280 дней до вашего рождения. Репортаж о том, что вы забыли, находясь в эпицентре событий
Большие продажи на вебинарах и выступлениях. Алгоритм успеха для блогеров, предпринимателей, экспертов
Аня де Круа
Oracle SQL. 100 шагов от новичка до профессионала. 20 дней новых знаний и практики
Капитализм в комиксах. История экономики от Смита до Фукуямы
Перерождение
Лицо со шрамом
Состояние свободы
Ледяной дождь