ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Оказывается, он мне почти не соврал. Вы — достойная жертва, хотя, конечно, недостаточная для Великого, которого хотел ублажить этот слизняк. А вот меня вы вполне устраиваете…

Внезапно демон сощурился, не веря своим глазам. От изумления он едва не выронил Эразма.

На площадку вышел ещё один человек, девушка, и она присоединилась к недавним пленникам. Её ноги почти не касались земли, Фалису будто нёс Ветер. Аромат цветов, увивавших её вместо одеяний, свежим дуновением весны вытеснил клубившийся над чудовищами смрад. Теперь Фогар стоял между двух дев, и что-то подсказывало ему: все правильно. Все они одной крови и, сплотившись, низвергнут врага.

В это мгновение Эразм слабо дёрнулся, и Вастор раздражённо отбросил его в сторону. Обмякшее тело мага исчезло, не коснувшись земли, как будто провалилось во… Врата?

— Вас трое… Тем сытнее будет обед, — облизываясь, проговорило чудище и потянулось к Церлин, которая стояла ближе остальных. — Может быть, этот дурак не так уж и напортачил. Врата открылись… — Вастор покосился туда, где исчез Эразм, — а здесь определённо нужен хозяин.

Гоббы, поднявшись на ноги, хором застрекотали что-то в поддержку его слов.

Фогар рывком отдёрнул Церлин от чудовища и заслонил её плечом. Перед лицом Тьмы нельзя подавить страх, можно лишь надеяться, что выстоишь. Он замахнулся и метнул во врага сверкающий камень.

Фогар попал удачно: прямо в грудь Вастора. Никакого видимого вреда он не принёс, но чудовище заревело от боли. Против ожиданий юноши оно не бросилось в битву, а отступило на шаг.

Тогда, занеся жезл над головой, Фалиса махнула им, как плёткой. Глядя на молнию зелёного света, Церлин поняла, что жезл разбил какое-то защитное заклинание. Больше никто ничего не видел, потому что вернулся Ветер.

Да, он вернулся, и на этот раз не для того, чтобы укрывать! Он ринулся в атаку, смертоносный, как в былые времена, не скованный Договором. Запахи камня, земли, дерева и множество других запахов жизни наполнили воздух. Воспитанница Хансы наконец отбросила жезл. Она открыла путь, и теперь Свет сразится с Тьмой, как было предначертано изначально.

Тьма тоже не теряла времени: клубы чёрного тумана уже скрыли гоббов. Вастор, выдыхая черноту, с рёвом отполз туда, откуда появился. И тут под его ногами, там, где упал камень Фогара, вспыхнуло белое пламя.

Даже рёв ветра не заглушил яростный крик чудовища. Секунду оно корчилось, объятое ярким, как молния, пламенем, и исчезло.

Ветер вихрем закружил вокруг того пятачка, где только что был Вастор, и теперь трое — трое победителей! — слышали песнь победы, сложившуюся будто из миллиона голосов. Врата, открытые Эразмом, захлопнулись, может быть даже исчезли навсегда.

Выжившие стирмирцы, танцуя, смешались с лесным людом и устремились вперёд — ни страх, ни почтение не удержали их от желания подойти ближе к трём героям, которые стояли в центре круга, взявшись за руки. То, чем жители долины пренебрегали в прошлом, не оставило их, во всяком случае этого юношу и двух дев. Уши, до сих пор глухие к тайнам всеобщей речи, внезапно отверзлись; слышание — наследие пращуров — пробудилось. Однако, подойдя чуть ближе, стирмирцы не осмелились встать рядом с Фогаром, Церлин и Фалисой.

«Победа ли это? » — подумал Фогар.

Не успел он осознать свой вопрос, как Ветер ответил ему: прямо здесь, где его когда-то безжалостно вырвали из материнской утробы, рождается новое время и новый мир.

Юноша услышал слова, не принесённые Ветром, а сорвавшиеся с человеческих губ.

— Я тоже родилась в ту ночь, брат. — Рука Фалисы опустилась на его плечо. Безграничная память Ветра подтвердила её слова. Они и в самом деле кровь от крови — никого ближе у него нет и не может быть.

— Господин, — раздался робкий голос. Один из стирмирцев рискнул шагнуть вперёд. — Какие будут повеления, о рождённый в Свете?

Ему ответила Церлин:

— Возвращайтесь на вашу землю, братья, ибо она снова станет плодородной, как в давние времена. Постройте заново то, что было разрушено. Впустите Свет в ваши сердца и не забывайте, что именно вы — лампады в его часовне. Берегите эту часовню и эти лампады! Короткая память — грех нашего народа. Мы должны быть на страже, хранить и защищать то, что снова оказалось в наших руках.

Пока говорила дочь долины, лесная дева отступила назад. Свет луны, вышедшей из-за тучи, укрыл её своим сиянием, а Ветер вновь окутал, словно плащом.

— Сестра… — Фогар протянул ей руку. Она отстранилась.

— Мы с тобой родня, но мне не место в долине, — сказала Фалиса. — Мой путь проложен Ветром, и я не могу с него свернуть.

Говоря, она не сводила с Фогара глаз, как будто хотела запечатлеть в памяти каждую чёрточку лица, так похожего на её и такого другого, вылепленного жизнью, которой она никогда не узнает. По щекам девушки потекли слёзы.

— Да пребудет с вами Ветер, — проговорила она. — Сегодня он порвал все путы. Теперь не будет ни леса, ни долины, а будет лишь единая земля, дышащая Ветром.

— Останься… пожалуйста! — воскликнула Церлин.

Однако Фалиса, не мешкая, чтобы не растерять решимость, быстрым шагом устремилась навстречу судьбе.

Она исчезла, как и появилась, несомая Ветром. Даже лесной люд, который она сюда привела, ощутил лишь стремительное движение воздуха. Жезл выпал из её руки. Смутная догадка о том, что случится, переросла в уверенность — Фалиса больше не нуждалась в оружии помимо собственного таланта. Она ещё не знала своего предназначения, но не сомневалась, что ей предстоит нелёгкий труд.

Теперь она даже не перебирала ногами — Ветер нёс её так быстро, как не бегала ни одна живая душа в лесу или в долине. Луна освещала зелёное царство впереди, деревья отводили ветви, расступаясь перед силой, которая несла девушку.

Наконец впереди вырос монолит белого света — Камень. С её приближением игравшие на нём искры стали ярче, закружились неистовее, чем когда-либо прежде, затмевая светом саму луну.

Ветер опустил Фалису у Камня, напротив отверстия. Оно тоже сияло, но Фалиса почувствовала, что сегодня ей ничего не будут показывать. Из отверстия вырвался зелёный свет и постепенно растёкся, очертив контур женской фигуры.

Она выступила из Камня и протянула руки к Фалисе. Её лицо было сокрыто зелёной вуалью.

Как когда-то, годы назад, Фалиса обнимала Камень, так теперь её неудержимо потянуло к выступившей из него женщине. Они слились — и обрели единую форму. У Камня стояла Зелёная госпожа, но теперь у неё было лицо.

Фалиса-Теосса преисполнилась такой силой, какой не чувствовала даже во время битвы с Вастором. Руки её по-прежнему были протянуты к хранительнице леса, однако та уже сделала свой выбор. Девушка коснулась ладонями своего стройного тела и поняла, что зелёное свечение Вечноживущей окутало её плотнее, чем мох — древесную кору.

Да, вот каков её путь. Она, рождённая и воспитанная в лесу, теперь истинная его дочь. Отныне её судьба — хранить, пестовать и беречь, с помощью Духа, который, мнилось, не может вместить в себя ни одно смертное тело. И всё же частично она осталась человеком, сестрой Фогара, роднёй всем, кто жил в долине. Так магия леса обручилась с силой долины, и теперь земля станет единой.

По щеке Фалисы скатилась одинокая слеза. Величие обретается лишь ценой равнозначной утраты. Никогда больше не резвиться ей беспечной девочкой, без забот и тревог.

Маги Цитадели знаний собрались у гобелена, на котором перед ними простирался Стирмир.

— На такое мы и не рассчитывали, — произнёс наконец Гиффорд.

— Они — корни новой жизни, — сказала одна из волшебниц.

— Они победили в битве, — признал Фанкер тоном старого солдата, пропустившего хорошую заварушку. — Мы мало в чём участвовали.

— Если говорить о помощи, то, может быть, и мало, — возразил Йост. В голосе старого магистра сквозила безмерная усталость. — Но именно мы выпустили Тень на свободу. Посему, братья и сёстры, загляните поглубже в ваши сердца, ибо нам надо остерегаться чрезмерной самоуспокоенности и доверчивости. Потребуется новый Договор…

47
{"b":"20922","o":1}