ЛитМир - Электронная Библиотека

Я снова отступила в тень к последней разрушенной стене, закрыла глаза ладонью левой руки, а правой дотронулась до жезла на своем поясе. У меня не было другого предмета Власти. Может, жезл добавит что-то к моим ограниченным силам?

Я нарисовала в мозгу Айлию и послала поисковую мысль.

Я встретила пустоту. Но я узнала эту пустоту и опять была поражена порывом моей сосредоточенности. Мозг Айлии был блокирован. Я попыталась очень осторожно, как бы кончиками пальцев, найти блокирующий ее мозг источник, но нащупала совершенно не то, что рассчитывала — что-то абсолютно чуждое тому, что я знала.

Машина с Властью? Этого не может быть! Власть противостоит и всегда противостояла машинам. Мудрая женщина может при необходимости пользоваться обычными стальными орудиями и оружием, как это иной раз делала моя мать, но в основном Мудрые женщины пользуются Властью. Но даже такая модификация оружия, как арбалет, и то требует тщательной подготовки мысленного рисунка. Мы не дружим с машинами.

Однако мое прикосновение сказало мне, что мозг Айлии заблокирован с помощью машины. Неужели знания Эскора смешались тут с местными и произвели такой чудовищный гибрид?

Было бы полным безумием войти в эту дыру впереди, не зная, с чем там придется встретиться, но и бросить Айлию я тоже не могла, и сейчас не знала, что же делать.

Такое состояние было настолько чуждым моей природе, что я стала легкой жертвой того, что последовало за мной, а мой мозг был так занят сиюминутной дилеммой, что я оказалась неподготовленной и беззащитной.

Этот толчок был тем же ищущим, какой я встретила раньше. У меня создалось впечатление удара от пославшего его, как и тогда. После небольшого отступления пришел зов такой великой силы, что меня буквально вытянуло из углубления, в котором я пряталась, на открытое место.

Это был такой же поток, какой я чувствовала в меньшей степени в зале цитадели.

Мое сопротивление проснулось, и я боролась изо всех сил, а то, что тащило меня, казалось, торжествовало и выказывало нечто вроде нетерпения, которое не разрешало мне никакого возврата к собственной воле.

Так я подошла к отверстию и увидела чуть ниже края платформу — не полной протяженности, а только часть ее. Возможно, она ожидала возвращения вездехода, чтобы спустить его в бездну. Внизу я ничего не видела, и мне казалось, что этот колодец глубиной в перевернутую башню идет от самого центра земли.

За ожидавшей платформой виднелось начало лестницы, висевшей на стене шахты.

Я пыталась бороться с приказом, тащившим меня к лестнице, но не было никакой возможности освободиться, и я начала спускаться в бездну.

Я быстро обнаружила, что ни в коем случае нельзя смотреть вниз, а только на стену, чтобы избежать головокружения.

Мне казалось, что я спускаюсь целые часы, если не дни. Стена была то гладкой, то каменистой, хотя и ровной. Свет луны не доходил сюда, и я спускалась медленно, ногой ощупывая каждую ступеньку, но то, что тянуло меня, не ослабевало.

Наконец я почувствовала под ногой твердую почву. Дрожа, я прислонилась к стене и боялась отойти от нее, потому что она давала мне чувство безопасности, если только в таком месте могла быть какая-либо безопасность. Но давление на меня так и не прекращалось.

Я пошла вдоль стены, ведя по ней рукой, осторожно ставя ноги. Через какое-то время моя рука встретила пустоту. Поток тащил меня в это отверстие. Там я тоже отчаянно ощупывала стену и шла, осторожно переставляя ноги.

После первой опознавательной вспышки мысленный луч, захвативший меня, стал механической передачей. Мне хотелось проверить, что за личность стоит за ней, но я боялась открытого вторжения. Мы знаем, что маг может сделать с более слабой колдуньей или колдуном, и такая зависимость хуже всего, хуже всякого рабства тела. Я бежала из Эскора от такой зависимости, а попасть в нее здесь — это значит пропасть навеки.

Впереди раздался слабый свист, а затем появился свет. Я подошла к открывшейся двери и вошла. Как только я шагнула в свет, внушение исчезло, и я была свободна, но у меня не было времени воспользоваться передышкой, потому что, как только я хотела отступить, дверные створки сошлись, оставив узкую щель, через которую я не могла пролезть.

Я стояла, мечтая о каком-нибудь оружии.

Как и в складе транспорта, я стояла на балконе. Передо мной развернулась сцена, которую я не сразу поняла. Там был экран, и на нем то вспыхивал, то гас свет, пробегая по неразличимому узору. Слышалось какое-то звяканье.

Экран делил пространство внизу на две части, и был еще проход с низкой стеной, шедшей из какой-то точки непосредственно под балконом, на котором я стояла, к узкой арке с экраном. С каждой стороны этой стены имелись отделения вроде камер с перегородками на высоте плеча. Некоторые из них были заняты. Взглянув на их обитателей, я отступила к двери. Мне казалась, что у фигур на складе и у тех, которые вели Айлию, были несколько необычные очертания, но вполне человеческие, теперь я видела их при полном освещений и поняла, что это пародия на человека, что они гораздо хуже чудовищ Эскора. Лопнула моя последняя надежда, что я найду здесь своих, тоже захваченных Вратами.

Они были малорослые, с отталкивающей мертвенно-бледной серой кожей. У полулюдей в башнях головы оканчивались металлом, а у этих слегка покрывались желтовато-белыми волосами, которые росли прядями, а между ними проходили красные пятна, похожие на шрамы. Их одежда так туго прилегала к телам, что выглядела почти второй кожей. Она тоже была серой, но темнее тела. Тонкие скелетообразные руки с костлявыми, торчащими из рукавов пальцами казались оправой для ногтей.

Я заставила себя снова шагнуть вперед и еще раз посмотреть на них. Лица у них были до удивления одинаковы, как копии с одной модели, а различались только морщинистыми рубцами или грубыми оспинами.

Двигались они неуклюже, если двигались вообще. Большая часть их лежала на узких койках в своих индивидуальных каморках, другие сидели, глядя на низкие стены, и словно бы ждали приказа, которого их тупой разум не мог понять, но который следовало выполнить. Двое ели, доставая пальцами из мисок что-то зеленоватое.

По общим очертаниям это были люди, но стоявшие ниже животных моего мира.

Свет на экране изобразил символ. Раздался звук. Лежавшие на койках поднялись и встали возле своих дверей. Едоки уронили миски и тоже подошли к дверям.

Но лишь немногие вышли из своих комнатушек, выстроились в проходе и прошли под тем балконом, где стояла я. Остальные остались на месте, не выражая никакого нетерпения или недовольства, что их оторвали от еды и от отдыха.

Символ на экране снова растаял в бегущем свете, и я задумалась над своим непосредственным будущим. Совершенно ясно, что мне не пробиться через дверь, теперь плотно закрытую.

Ни в одной из камер внизу не было признаков Айлии. Оставалась секция за светящимся экраном. Я не знала, что там и за выходом под моим балконом, куда ушли Серые. Увидит ли кто из оставшихся, если я спущусь вниз? Я не решалась сделать это и боялась коснуться мозга Айлии.

Но мне не дали времени на размышления. Если меня привело сюда что-то вроде прикосновения к мозгу, то сейчас были приняты другие меры воздействия со стороны правителя этой подземной территории. Без всяких предупреждений я была схвачена чем-то, что никак не поддавалось моим попыткам освободиться. Я могла только моргать глазами, а все тело обратилось в камень, как в детских сказках.

Плененная этой неизвестной мне силой, я смотрела, как четверо ожидающих повернулись и пошли опять-таки под балкон, но не исчезли там, а поднялись ко мне на платформе. Один прицелился в меня из какого-то орудия наподобие арбалета. Оковы, держащие мои руки и ноги исчезли, и я получила способность двигаться. Они направили меня на платформу и спустили вниз, напротив экрана.

Зрелище этого экрана отсюда, а не сверху, внушало страх. Он был полностью чужд мне, однако, вокруг было что-то знакомое — сила влияния, управляемая Мудрой женщиной, но она направлялась не на меня и не была частью потока, приведшего меня сюда.

26
{"b":"20923","o":1}