ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну-ну, Сабина. Тебе тоже налили чаю, но там, где тебе положено. А здесь нет ничего, что могло бы заинтересовать маленькую кошечку.

– Идём, Сабина, – позвала Халли. – Про тебя не забыли.

Сабина торопливо скользнула мимо Халли, направляясь на кухню, и мисс Эшмид снова рассмеялась.

– Уж про неё-то не скажешь, что она равнодушна к прелестям стола.

Зимний вечер наступил рано. Когда они возвращались домой, тётя Маргарет неожиданно сказала:

– В этом доме меня как будто окунули в сказку. Это было колдовство, Лорри. Время там словно остановилось. Её голос угас, она задумалась. – Они не могут снести его! – выразила Лорри свой испуг, который время от времени возвращался к ней.

– Это мы думаем так, Лорри. Но во имя прогресса сегодня совершаются и большие грехи. Я только думаю, кто же будет радоваться, когда последний клочок травы скроется под асфальтом, когда последнее дерево упадёт под бульдозером, или когда последнего дикого зверя пристрелят, отравят или поймают. Лорри, – тётя Маргарет снова заколебалась, – …не тешь себя насчёт спасения Дома– Восьмистенка.

– Но… куда же денутся мисс Эшмид, Халли, Сабина? Тётя покачала головой и ничего не ответила. Тогда Лорри сердито повторила: – Я в это не верю! И не собираюсь думать, что это случится!

– Пожалуйста, Лорри! – тётя Маргарет с тревогой посмотрела на девочку. – Ты должна уметь надеяться, но ты должна и быть готовой к разочарованию. Запомни всё, что ты видела в Восьмистенке, выучись всему, чему сможешь, – а там есть чему научиться тому, кто видит. Но Дом принадлежит прошедшим дням, тем дням, когда время шло медленнее. Да, мы думаем, что как-то можем управлять временем, но когда ты хочешь взяться за что-то новое, ты теряешь что-то старое. Ты понимаешь, что я хочу сказать?

– Да, наверное. Но всё равно – какая польза в том, чтобы проложить это шоссе именно здесь?

– Может быть, только мы так думаем, Лорри. Но вряд ли многие согласятся с нами. Потом, это ещё не решено окончательно. Ещё будет собрание, и может быть, этот план строительства не пройдёт. А пока – мисс Эшмид пригласила нас к себе на Рождество.

– Честно? – Лорри изо всех сил вцепилась в руку тёти Маргарет. – И мыпойдём?

– Конечно. Она любезно разрешила мне взять с собой фотоаппарат и сфотографировать эти чудесные вышивки. Их нельзя даже скопировать, такой работы сегодня никто не сможет повторить. Конечно, кое-какие узоры можно будет упростить. Но всё равно, – тут тётя вздохнула, – для того, кто видел оригиналы, копии будут лишь жалким подобием.

Дни, оставшиеся до Рождества, тянулись бесконечно долго. Но к счастью, у Лорри было столько дел! Она должна была петь в хоре на рождественский вечер, и распевала дома "Веткой падуба украсим" до тех пор, пока тётя Маргарет не цыкнула на неё. Тётя заметила, что ничего не имеет против рождественских песен, но в это время года они прямо лезут отовсюду в уши и мешают думать.

А потом тётя принесла билеты на специальный сеанс мультиков Уолта Диснея. И Лорри пригласила Кэти и Роба Локнеров, и Лизабет Росс, которая стояла рядом с ней на репетициях хора. Они пообедали в "Бамберс", потом ещё перекусили в "Уокерс", а потом, уже под вечер, успели заскочить в магазин игрушек Фримена.

– Ну, Лорри, мисс Джерсон, это было шикарно! – восхищался Роб, пока они поднимались по лестнице.

– Мне так понравилось, когда фея превратила их всех в зверей, – поддакнула Кэти. – Спасибо, мисс Джерсон.

Лорри согласилась – всё действительно получилось просто отлично. Но когда она зашла в коридор и села на скамеечку, чтобы снять сапоги, её лицо стало грустным.

– Объелась мороженым, пересмотрела кино, или просто устала? – съехидничала тётя. – Хотя должна заметить, что проталкиваться через эту толпу – действительно утомляет.

Лорри подняла голову.

– Послушай, – начала она обвиняющим тоном. – Почему, ну почему Кэти не хотела сидеть рядом с Лизабет? Она толкнула меня вперёд, когда я хотела её пропустить. И Лизабет заметила это. И она потом почти не разговаривала. Это же нечестно! Лизабет славная, она умница и красивая. А Кэти – просто вредина.

– Не думаю, что Кэти – такая уж вредина, – возразила тётя Маргарет. – Кэти просто смотрит на всё немного по-другому, Лорри. С давних времён между людьми существует разделение. Сейчас всё больше людей понимает, что это неправильно. Но всё равно, когда люди разделены и не пытаются сблизиться, между ними вырастает стена. И тогда они начинают верить всевозможным бредням о соседе по ту сторону стены. И чем меньше они знают о незнакомце, тем охотнее верят, что он плохой.

Не думаю, чтобы Кэти хоть раз в жизни провела день с Лизабет. Или с любой другой девочкой другой расы или цвета. Поэтому она чувствует себя неловко и не знает, что же ей делать. А Лизабет тоже попятилась и не пыталась подружиться с Кэти, когда та в первый раз оттолкнула её. У них обоих была возможность разрушить эту стену, но ни та, ни другая даже не попробовали.

– Но вы же пробовали, правда, тётя Маргарет? – Лорри отставила сапоги в сторону. – Вот почему вы повели их на фильм про то, как звери в беде помогали друг другу.

– Да. И думаю, в следующий раз Кэти поймёт, что Лизабет такая же, как она. Им обоим нравятся старый лис и совята. Когда они не думали друг о друге, они ведь болтали об мультике, помнишь?

– Значит, ты думаешь, что Лизабет… не будет на меня сердиться?

– Ни капельки. Ох. Я старая больная тётка, Лорри. Как насчёт того, чтобы приготовить ужин самой, как и положено хорошей, доброй и послушной племяннице?

– Один ужин, заказ принят! – Лорри вскочила и побежала на кухню.

Заглянув в холодильник за творческим вдохновением, она вдруг вспомнила Финеаса и Фебу. У них тоже не было друзей. Мисс Эшмид сказала, что они остались в Доме-Восьмистенке. Странно. Лорри замерла на полпути меду столом и плитой. Она ни разу не рассказывала тёте о кукольном домике. А ведь именно он там самое большое сокровище, а не все эти вышивки.

Нет. Кукольный домик был чем-то ещё. Когда, интересно, он был сделан? Внутри домика не было его миниатюрной копии. В той комнате стояло только кресло, рисунок на полу, полки с книгами и бутылочками, связки каких-то сушёных растений на стенах и рядом та потайная комната, где Лота спрятала Финеаса и Фебу.

Лотта жила в том доме. А кто ещё там жил? Лотта была всего лишь маленькой девочкой, ненамного старше, чем Лорри. Были ли у неё отец или мать? Братья или сестры? Кто испёк хлеб и имбирный пряник, которые украл Финеас? Может быть, тот кукольный домик был сделан для Лотты, много лет назад?

Сколько вопросов. Возможно, Лорри сможет найти ответы хоть на несколько. Только вот… Лорри снова остановилась и задумалась. Смотреть на кукольный домик ей хотелось вовсе не так уж часто. Она удивилась этому. В первый раз она увидела его, когда мисс Эшмид разрешила ей посмотреть дом. Второй – когда мисс Эшмид отправила её на поиски Сабины. И она была уверена – мисс Эшмид оба раза знала об этих путешествиях в другое время. Значит, это была идея мисс Эшмид – отправить её туда? Но зачем? И сделает ли она это ещё?

Лорри поставила на стол блюдце с маслом. Что-то ей не очень хотелось ещё раз отправляться туда.

Рождественский праздник в школе закончился и начались каникулы! Тёте Маргарет пришлось работать до среды, а рождество приходилось на субботу. Во вторник Локнеры уехали, но, к счастью, Лорри удалось убедить их, что ей ещё нужно закончить кое-какие рождественские подарки. Правда, она послушно пообедала с ними в понедельник и даже помогла Кэти помыть посуду.

А на следующее утро мальчишка из булочной принёс записку из Дома-Восьмистенка. Мисс Эшмид интересовалась, не сможет ли Лорри помочь ей украсить ёлку. Тётя Маргарет разрешила, и в десять утра Лорри ужа шагала по покрытой снегом кирпичной дорожке к чёрному ходу.

В прихожей она стянула свой лыжный костюм и сапожки. В дверях кухни появилась Халли с двумя большими мисками в руках, с клюквой и с воздушной кукурузой.

18
{"b":"20924","o":1}