ЛитМир - Электронная Библиотека

– Здесь, Лорри, собраны сокровища, которые, может быть, действительно должны находиться в таком месте, где о них заботились бы и показывали их тем, кто сумеет оценить их историю и красоту, как твоя тётя. Но в Доме есть и другие сокровища, которые нельзя измерить мерками внешнего мира.

Нет, дорогая моя, хотя твой план и хорош, он не сможет защитить Дом-Восьмистенок. Но, – тут она снова посмотрела на Лорри, – ты не должна печалиться об этом. Поверь мне, для этого есть решение. Тебе нечего бояться за Дом-Восьмистенок. Совершенно нечего бояться.

И Лорри поверила ей. Девочка с облегчением вздохнула. Мистер Трастон, наверное, суперадвокат.

– А ты, Лорри, как дела у тебя? Пока будешь рассказывать, можешь привести в порядок вот эти клубочки.

И Лорри уселась на своё старое место и принялась распутывать и сматывать обрезки тканей и обрывки ниток, оставшиеся от вышивки, аккуратно заправляя торчащие хвостики. Неожиданно она обнаружила, что говорит о Кэти и о своих бедах, которые навлекла на неё собственная задумчивость.

– Валентинова ярмарка, – медленно повторила мисс Эшмид. – Валентинова ярмарка, чтобы собрать для школы деньги. Лорри, видишь тот толстый альбом, вон там, на нижней полке? Принеси его сюда.

Лорри быстро вернулась с большим альбомом. Он был переплетён в тёмно-красную кожу с вытисненными маленькие сердечками в венках из цветов. В уголках рисунка ещё сохранились тоненькие золотые полоски. – Возьми это с собой, Лорри. А вечером скажешь Кэти, что хочешь показать ей что-то особенное. И скажи Кэти, что если она заинтересуется этим, то пусть делает то, о чём подумает. А ты ей поможешь.

– А что… – Лорри собралась было открыть альбом, но мисс Эшмид остановила её.

– Нет. Откроешь его вместе с Кэти, моя дорогая. И запомни – скажешь ей, что поможешь. Это всё. И, наверное, тебе пора идти, уже поздно. Будешь уходить – выпустишь Сабину. И не беспокойся о нас, Лорри. Мы прекрасно управимся со строительством.

Мисс Эшмид сказала это так убеждённо, что Лорри тоже поверила в это.

Чарльз

Альбом оказался большим, слишком большим, чтобы спрятать его в сумку, и Лорри всё время боялась, что уронит его в снег. Поэтому, наконец входя в подъезд, она с облегчением вздохнула.

– А я соображу с печеньем…

Лорри застыла на пороге. В подъезде стояли Кэти и Бесс. Когда она вошла, обе обернулись.

– Привет, Лорри, – сказала Бесс с таким видом, словно не знала, что сказать, и поэтому выбрала первое, что пришло в голову.

– Привет, – Лорри направилась прямо к Кэти. Конечно, Кэти могла повернуться и гордо уйти вверх по лестнице, прямо на глазах у Бесс. Но всё равно – с того злосчастного классного собрания это был самый удачный момент, чтобы поговорить с ней.

– На этот раз, Кэти, тебе придётся выслушать меня.

– И не подумаю, – фыркнула Кэти. Но Лорри встала прямо перед ней:

– Я вовсе не собиралась вредничать, Кэти, когда не поддержала тебя на собрании. Я просто думала о другом, очень важном, и совсем забыла про всё остальное.

– Забыла, как же! – Кэти ухмыльнулась. – Как будто ты…

– Я забыла, Кэти Локнер, и это правда, самая настоящая правда!

– Интересно, что же это такое важное, что ты забыла обо всём остальном? – на этот раз Кэти говорила не так уверенно.

– Для меня это было очень важно. Слушай, – Лорри показала ей альбом, – я хочу тебе кое-что показать. Мисс Эшмид сказала, что это просто необходимо.

– А кто такая мисс Эшмид?

– Леди, которая живёт в Доме-Восьмистенке.

– Это та старая ведьма! – вмешалась Бесс. Лорри резко обернулась. – Ты возьмёшь свои слова обратно, Бесс Кэддер, ты немедленно возьмёшь свои слова обратно! Мисс Эшмид хорошая. Она пригласила меня и тётю Маргарет к себе на Рождество, и там было просто чудесно. И Дом-Восьмистенок очень красивый.

– Старая развалина, – взвизгнула Бесс. – Мой папа так говорит. И его снесут, а вместо него проложат дорогу, вот так-то, Лорри Маллард!

Забирай ведьмину книгу и убирайся. Кэти и я заняты делами комитета, а ты – ты не в комитете. Кэти тебя не примет, после того, что ты сделала! Но Кэти всё ещё смотрела на альбом в руках у Лорри.

– А что это?

– Это альбом. Я тоже в него ещё не заглядывала. Мисс Эшмид сказала, чтобы мы посмотрели вместе. Пошли наверх… – тут Лорри заколебалась, косо посмотрела на Бесс и добавила, – давайте все поднимемся наверх и посмотрим.

– Ну, хорошо, – согласилась Кэти. – Поднимайся, Бесс. Позвони маме искажи, что остаёшься у нас обедать. Всё равно уже почти пять.

– Да по какому праву она лезет в наш комитет?

– Кто говорит об ярмарке? Мисс Эшмид просто попросила показать книгу Кэти.

– А откуда она меня знает?

– Я рассказала ей, что случилось, и как мне жаль, что я так забылась. И мне действительно очень жаль, Кэти, извини меня. Ты просто не давала мне сказать это раньше.

– Ну, ладно. Пойдём, Бесс, посмотрим – нас не убудет.

Лорри отперла дверь и прошла в гостиную. Там она положила книгу на журнальный столик. Мгновение спустя она открыла толстую кожаную обложку и они увидели первую страницу альбома.

– Валентинки! – воскликнула Бесс. Да, это были валентинки, приклеенные к страницам… но какие валентинки!

– Ой, посмотрите на эту кругленькую! – потрогала Кэти открытку пальцем. – Какие цветы, это же настоящая вышивка! Вы только посмотрите! А два ангелочка с венком из роз!

– А вот эта? Это бумажная кукла, а, Лорри? – присмотрелась Бесс. – А платье на ней, ух, какое старинное!

– А вот ещё какая! В середине – атлас, на нём нарисована леди, а вокруг – бабочки, – Кэти увидела ещё одно чудо. – Ой, Лорри, я и не думала, что раньше валентинки были такие – с кружевами и цветочками, с птичками, бабочками…

– Они куда красивее, чем наши сегодняшние. Ой, а вот какая – с расписным веером, шнурочком и кисточкой!

– Они очень старые, – задумчиво проговорила Лорри. – Но вот эти узоры – как кружева на бумажных салфетках. У тёти Маргарет есть немного таких салфеток под блюдца.

– Цветочки, птички, – Бесс потрогала одну пальцем. – По-моему, в книжном магазине продаются такие переводные картинки – есть с цветами, а есть с птицами. Первоклашки ещё клеят их на тетрадки.

– А здесь настоящие кружева, – Кэти наклонилась, чтобы получше рассмотреть. – Я видела такую тесьму в магазине тканей, с такими же маленькими розочками.

– А вы не видели новогодние открытки Лизабет? Подождите, я сейчас покажу, – Лорри отложила альбом в сторону и подошла к столу.

– Она сама их делает. Я спросила, где она берет картинки, разные золотые звёздочки и листочки, и она сказала, что знает один магазин, и там их сколько угодно. Они их из Германии привозят. Вот, посмотрите, разве этот ангелочек с открытки не похож на вон того?

Кэти взяла новогоднюю открытку и сравнила их.

– Похож, – с неохотой признала она.

– И Лизабет может показать, где тот магазин.

– Но вы же с Лизабет не в комитете! – Бесс выпрямилась на кушетке. – Кэти? – она посмотрела на подругу, ища поддержки.

Кэти разглядывала альбом.

– Послушай, Бесс, мы хотим собрать деньги для подарков старшеклассникам, так? Мы будем продавать пирожные и печенье, как обычно. Но такое – такого раньше ни разу не делали. И я могу поклясться, что даже взрослым это понравится. Однажды я с мамой ходила в гости к её знакомой, миссис Лейси, она живёт на Лейклэнд Хайте. Так вот, у неё на журнальном столике под стеклом лежали такие же валентинки.

– Да, но то были старые валентинки, как в этом альбоме, – возразила Бесс, – а не такие, как делают сейчас.

– Но они очень красивые, и поэтому их не выбрасывают. Скажи, Бесс, сколько валентинок в прошлом году у тебя задержалось больше, чем на две недели?

– Ну… парочка, – задумалась Бесс.

– И ты сохранила их не потому, что они были красивые, а потому, что их послал кто-то особенный. Правда?

– Ну, так.

26
{"b":"20924","o":1}