ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В результате подобных визитов коллекция магазина пополнялась новыми живыми диковинами. Но их обычно размещали во дворе, где содержались не слишком ценные экземпляры. К тому же, по наблюдениям Троя, выходило, что личных посетителей хозяина было значительно больше, чем новинок из дальних миров. Правда, многие могли оказаться бывшими товарищами экс-космонавта, решившими проведать его, пользуясь заходом их кораблей на Корвар. Вовсе фантастичной казалась связь этих посещений с нападением на флиттер и поведением Вармса.

Впрочем, так ли уж она фантастична? Богачи ищут на планете развлечений удовлетворения всех своих страстей и пороков. Поэтому в Тилле процветал незаконный ввоз крепких напитков и наркотиков. Этот подпольный промысел прибыльнее любого законного бизнеса. Заниматься им могли в первую очередь те, кого не слишком дотошно досматривают на таможне. Торговля животными — закрытые клетки, контейнеры с экзотической пищей — как нельзя лучше могла маскировать контрабанду. Трой тут же подумал: если Кайгер играет с законом, его это не должно касаться.

Четвертый день контракта начался, как обычно, с кормления животных и уборки клеток. Незадолго до обеда Троя вызвали в салон — там ждал покупатель, которого интересовали хищные птицы Хаттра. Кайгер находился тут же, он был занят с высокопоставленной посетительницей, носившей титул Первого Великого Вождя Сидона. Ее народ, населявший три планеты у далекого угасающего светила, жил по законам матриархата. Но Первый Великий Вождь не только пользовалась неограниченной властью в своем мире, но имела известное международное влияние: Сидон занимал выгодную стратегическую позицию на фланге Галактического Сектора.

Посетительница была в весьма почтенном возрасте, делавшем особенно нелепым ее экстравагантное прозрачное одеяние, без всякой меры усыпанное драгоценностями. Тощая угловатая фигура, резкий каркающий голос отнюдь не добавляли Первому Великому Вождю женственности и обаяния.

Трою невольно вспомнилась другая богатая особа, купившая кошек, насколько больше в ней было вкуса, подлинного аристократизма. Эта явилась за кошками, чем немало озадачила Кейгера: его фирма гарантировала, что у купленных здесь животных не окажется на Корваре двойников. Но Кайгер недаром слыл торговцем экстра-класса.

— …Почему непременно кошки? — брови хозяина, демонстрируя недоумение, взлетели вверх. — Уверяю вас, Джентль Фем, что среди земных животных есть множество не менее красивых и умных. Вот взгляните…

Сверху по стене спустился экран, остановившийся на уровне глаз посетительницы.

Трой вспомнил о своем покупателе и предложил ему посмотреть серию снимков с пернатыми Хаттра. Но клиент жестом остановил юношу: он с интересом смотрел на светившийся экран.

— Ну, что скажете? Это редчайшее животное на Земле зовется лисой, — с гордостью проговорил Кайгер, нажимая кнопки проектора, чтобы продемонстрировать товар в наиболее выгодных ракурсах.

Существо на экране выглядело как живое. Густой длинный мех переливался всеми оттенками от желтого до красно-коричневого. Лапки у основания были черными, а кончик пушистого ярко-рыжего хвоста — белым. Остромордую головку венчали аккуратные ушки. Зверек был крупнее кошки и выглядел иначе. Но было и нечто общее: живой взгляд зеленоватых глаз, любопытных, смышленых, как показалось Трою, лукавых и даже разумных.

— Лиса… — прошептал покупатель Троя, задумчиво рассматривая трехмерный снимок. — Значит, лиса… И кошки…

Казалось, этот человек решает какую-то трудную задачу. Неужели и его обуревает тщеславное желание иметь самое дорогое и редкое, что есть у Кайгера — земных животных?

В салоне воцарилась благоговейная тишина, все глядели на экран. И в этом безмолвии каркающий голос царственной дамы прозвучал особенно резко.

— И сколько же галактических кредитов это будет стоить, торговец?

— Для вас, Джентль Фем, предложу пару великолепных лис. Да-да, они, как и кошки, содержаться парами (Кайгер знал, какие струны в душе честолюбивой посетительницы нужно задеть!) А стоимость… — И тут хозяин назвал сумму.

Еще три дня назад Трой решил бы, что он ослышался. Цифра превышала стоимость стада тупанов! Но теперь юноша лишь спокойно прикидывал, как долго продлится торг.

Покупатель Троя, похоже, потерял всякий интерес к происходящему. Он повернулся к юноше:

— Мне говорили, что здесь есть и ястреб?

— Да, Джентль Хомо.

— Он уже испытан в воздухе?

— Нет. Путешествие в корабле напугало птицу, ей необходимо время, чтобы успокоиться.

Взгляд желтоватых глаз упал на пояс юноши.

— Ворден?

— Я там родился, — лаконично ответил Трой.

— Значит, и с ястребом охотились?

Губы юноши дрогнули, еще немного — и его лицо озарила бы улыбка. Но тут же вокруг рта вновь залегла твердая складка.

— Я видел такую охоту, Джентль Хомо. Давно… До войны.

Этот человек заинтересовал Троя. Он не походил на космонавта. Но лишь один из многих тысяч корварцев мог безошибочно узнать пояс Ворденского Всадника, и только один из миллионов имел представление о том, что ворденцы владели земным искусством охоты с ястребом.

Отобрав на складе снимки, юноша возился с проектором, незаметно разглядывая между тем необычного посетителя. Тот был высок ростом, не ниже Троя, но значительно старше его, как минимум лет на десять. Тело сильное, подтянутое, хотя этот человек не похож на аристократа из виллы, щедро оплачивающего штат медиков и инструкторов, чтобы сохранять хорошую форму. Партикулярная одежда исключала его принадлежность к любой из трех официальных служб. Но загорелая кожа, какая-то особая грация выдавала в нем человека действия. Одновременно в облике незнакомца присутствовал налет аристократизма. Уступая требованию моды, длинная прядь волос на темени была перехвачена парой золотых колец. Сами же волосы отливали старым серебром. Свободный костюм сшит из прочного металлопласта, светло-коричневого, с переливчатой золотистой искрой. Но ни отделанная жемчугом рукоятка поясного ножа, ни самоцветы, сверкающие на браслетах, не делали незнакомца похожими на праздного франта, какими кишит этот город.

— Я вижу вас здесь впервые. А где Зум? — в его голосе звучал живой интерес к собеседнику, без всякого намека на снисходительность.

— Он ранен… Авария флиттера… — Трой решил не вдаваться в подробности, но все же после секундной паузы, добавил: — Я здесь временно… Недельный контракт.

— Диппль? — Незнакомец сказал это просто, без столь брезгливой нотки, которая делала это слово бранным среди граждан Тилла, и тут же перевел разговор:

— Вы собирались показать мне снимки, — напомнил он, усаживаясь против экрана.

Юноша собрался подкатить поближе к клиенту столик с напитками, но незнакомец отрицательно качнул головой.

— Включайте.

Замелькали трехмерные изображения, красочный парад обитающих на Хаттре крылатых хищников, которых можно обучить для охоты. Но, просмотрев всю коллекцию, покупатель развел руками:

— Если можешь получить первый сорт, не хочется брать второй. Раз у Кайгера есть ястреб, и он в порядке, мне больше ничего не нужно. — Он провел ногтем по курительной палочке. Кончик задымился, по салону поплыло ароматное облачко.

— А, Кайгер! — крикнул он подошедшему хозяину. — Ну что, сторговались? Долго ли Большая Мать трех планет будет ждать новой игрушки?

Трой уловил возникшее вдруг напряжение, едва ощутимое, словно немой сигнал из клетки с кошками. Какой-то невидимый барьер разделял торговца и покупателя. Но внешне оба держались спокойно, даже любезно. Кайгер уселся напротив посетителя:

— Ей ждать недолго: на подходе партия с Гаммарана.

— Вот как? Рискованный, но прибыльный бизнес — земной импорт, не так ли?

Бывший космонавт пожал плечами:

— На земных животный колоссальный спрос. Кстати, друзья по Космослужбе шепнули мне, что скоро на вывоз этого товара будет официальное разрешение.

6
{"b":"20925","o":1}