ЛитМир - Электронная Библиотека

Из тех кабин, где разместились женщины, ничего слышно не было. Эш немного помедлил в растерянности, но потом осторожно постучал в дверь каюты и поспешно ухватился за скобу, чтобы его не отбросило назад.

— Да? — послышался голос Эвелин.

— Это Гордон. Вы в порядке?

— У нас все отлично.

Гордон добрался до лесенки, которая вела в круглое помещение командного отсека, где на одном из тоненьких (не толще листа картона) обзорных экранов, которые они во время последнего полёта прозвали «тарелочками», сейчас можно было наблюдать за окружающим космическим пространством.

Борис сосредоточенно трудился за клавиатурой, подсоединённой к загадочному пульту управления, установленному здесь неведомыми сборщиками этого корабля.

В следующее мгновение сбоку от Гордона что-то мелькнуло. Он повернул голову и увидел перед собой Зинаиду Васильеву. Она выглядела, как обычно, спокойно и сдержанно, только чуть-чуть запрокинула голову.

— Мы благополучно стартовали, — сказала она. — Ваши люди в порядке?

— Привыкают к невесомости, — ответил Эш.

— Может быть, займёмся составлением графика вахт?

— Давайте, — согласился Гордон.

Экспедиция началась.

Глава 9

Эвелин перелетела на верхний уровень и радостно огляделась по сторонам.

Вера улыбнулась. Сейчас, с растрёпанными рыжими кудряшками, она была похожа на шкодливого херувима. Остальные женщины, у которых были длинные волосы, заплели их в косы и закрепили заколками, чтобы они не попадали на лицо.

— Нравится? — спросила Павлова.

— Просто потрясающе, — воскликнула Риордан. — До старта я думала, зачем столько пустого места. Забыла о невесомости.

Саба заметила:

— Построившие этот корабль, кем бы они ни были, видимо, проводили много времени в космосе.

Ирина, находившаяся позади них, серьёзно проговорила:

— Поэтому мы назвали эти корабли «разведчиками». Мы считаем, что они были посланы для исследования других планет. Видимо, они совершали весьма долгие перелёты от одной посадки до другой.

Эвелин знала, что специальность Базаровой — анализ информации, и, по всей вероятности, она была очень хорошим аналитиком. Исподтишка наблюдая за русскими, Риордан пришла к выводу о том, что по тонким чертам Ирины трудно судить о её настроении — в отличие от Веры, у которой все было написано на лице. Павлова обладала подлинным даром коммуникабельности — по всей вероятности, её задача как раз и состояла в том, чтобы вызывать людей на разговор.

«Будем надеяться, что она и инопланетянина разговорить сумеет», — подумала Эвелин.

Она отвлеклась от русских женщин и продолжила осмотр сферического звездолёта. На внутренней обшивке рекреационного зала были закреплены различные записывающие приборы, поскольку грузового отсека как такового на корабле не имелось. Но нашлось тут место и для бытовой аппаратуры — в частности, для парочки видеомагнитофонов и множества кассет с записями на русском и английском языках, а также для стереосистемы с полудюжиной наушников, чтобы сразу несколько человек могли одновременно слушать музыку.

Наушниками были оборудованы также каюты, но они были подсоединены к главному корабельному компьютеру, в памяти которого хранились записи на йилайлском языке и прочие важные данные.

Рядом с земной развлекательной аппаратурой располагались странные ящички и стеллажи, смонтированные теми чужаками, которые построили шарообразный корабль. На одном из стеллажей стояли кубики, в которых, стоило только прикоснуться рукой, появлялось все, что пожелает зритель.

Эвелин провела рукой по поверхности кубика, гадая, как выглядели руки хозяев этого странного оборудования. Они были коричневыми, синими или радужными? С пятью пальцами или с девятью? Какие пейзажи кубики показывали этим существам какие чувства владели теми, кто к ним прикасался?

Риордан подумала о звуковом душе, который Вера называла «комнатой пузырьков». Такая кабинка на корабле была всего одна, но этого было вполне достаточно. Эвелин вышла из неё, ощущая себя не только чистой, но и необыкновенно бодрой, а это говорило о том, что неведомые владельцы сферического корабля, скорее всего, не так уж сильно отличались от людей.

— Нам нужно разгадать две загадки, — непроизвольно произнесла она вслух.

— Первая русская экспедиция — и наши новые товарищи, — согласно отозвалась Саба и кивком указала на двери кают.

История данного сферического корабля им уже была известна: его, как и тот, который Росс с Гордоном обнаружили пятнадцать тысяч лет назад, русские нашли в далёком прошлом, его экипаж погиб. Но в отличие от «американского» звездолёта, команду которого на тот момент убили совсем недавно, «русский» корабль по неизвестным причинам опустел задолго до того, как был найден. Может быть, их атаковал другой звездолёт? Скелеты инопланетян были не тронуты, и значит, на них не напали местные хищники. Возможно ли, что виной всему стала какая-то болезнь?

Эту проблему до сих пор изучали бригады учёных — специалистов по внеземным цивилизациям, и эти учёные работали в обстановке такой же строжайшей секретности, как и агенты времени.

Новому экипажу предстояло обживать звездолёт, а потом, проведя какое-то время среди других инопланетян, с удачей возвратиться домой.

Эвелин осторожно поставила кубик на место и обернулась. Ирина вышла, а оставшиеся женщины осматривали комнату.

Взглянув на часы, которые русские повесили во всех помещениях на корабле, Риордан заметила:

— Время отдыха почти закончилось. Может быть, займёмся делом?

Саба серьёзно кивнула. Вера шутливо отсалютовала.

Базарову они нашли в небольшой каюте, которая была отведена для учебных занятий. Зинаида и Гордон уже успели объявить всем о том, что, как только кто-то заходит в это помещение, разговоры по-русски и по-английски сразу отменяются. Говорить здесь полагалось только по-йилайлски.

— Здесь, в месте знаний, яводитель транспорта — работаю, — просвистела Ирина.

Странно. Порядок слов в йилайлских фразах давался Эвелин легко, но, когда она пыталась думать по-английски и переводить сказанное, в мозгу у неё все путалось.

Саба сказала что-то насчёт повторения, все согласились с ней и принялись за учёбу.

Миновала неделя по корабельному календарю. Эвелин снова сидела в учебной каюте с остальными женщинами и занималась йилайлским. Все уже успели выбрать для себя любимое место и договорились о методе занятий: сначала все вместе прослушивали фрагмент записи, а потом по очереди повторяли новые фразы. Затем они задавали друг другу вопросы, отвечать на которые полагалось с использованием только что пройденного материала. В конце занятия Саба рассказывала о том, что им предстоит слушать завтра, после чего каждый мог у себя в каюте либо слушать новые фрагменты, либо повторять старые — кому как больше нравилось. Мало-помалу Риордан брала приступом странную систему времён глаголов и эмоциональных противоречий, заложенную в наиболее формальные высказывания, содержавшие вызов.

— Что такое «зелёный вкус»? — вдруг спросила Вера. — Правильно ли мы это понимаем?

— Говорится именно так, — заметила Ирина, взглянув на экран своего ноутбука. — Но понять этого я не могу.

Все посмотрели на профессора Мариам. Та медленно проговорила:

— Какое-то изощрённое оскорбление, возможно, но это всего лишь моя догадка. Давайте двигаться дальше. Может быть, эти нелепицы со временем обретут больше смысла.

Эвелин кивнула и включила запись.

Продолжая занятия, Риордан наблюдала за окружающими и думала о собственной жизни.

«Как это по-человечески, — размышляла она, — любым, самым безумным обстоятельствам придать видимость нормальности».

У человека развивались привычки, а привычки превращались в традиции, если они укоренялись у большого числа людей. Как только возникало некое подобие порядка, можно было жить и действовать. В хаотичной или совершенно чужой среде очень важно ясно мыслить, так как это благоприятно влияет на физическое состояние.

19
{"b":"20927","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ницше в комиксах. Биография, идеи, труды
Князь Рюрик и Вещий Олег. Потерянная быль. Откуда пошла земля Русская
Год наших тайн
Война миров 2. Гибель человечества
Счастлива без рук. Реальная история любви и зверства
Я был секретарем Сталина
Чужое прошлое
Как разговаривать с кем угодно, когда угодно, где угодно
В постели с миллиардером