ЛитМир - Электронная Библиотека

Саба усмехнулась.

— Ты права. Это не так-то просто.

— Ну, так вот… насчёт Миши. — Голова женщины вынырнула из ворота. Она подняла руки, подобрала волосы, заплела в косу. — Он что, пытался назначить тебе свидание? Или просто надеялся уговорить тебя восторгаться собой, красавчиком блондином?

— Он хочет заставить меня улыбаться, — сказала Мариам в ответ.

— Ну, это звучит довольно-таки безобидно.

— Я неправильно сказала. — И, придав голосу характерную — отчасти весёлую, отчасти вызывающую интонацию, — музыковед произнесла фразу иначе: — Он хочет заставить меня улыбаться.

Эвелин вздёрнула брови и просвистела одну из оскорбительных йилайлских фраз.

— Вот как. И что ты собираешься делать?

— Собираюсь и впредь его игнорировать, надеясь на то, что в конце концов кто-то из двоих — Вера, а может быть, и Ирина — окончательно завладеет его вниманием.

Риордан улеглась на койку и закрепилась ремнями.

— Согласись, в этой экспедиции не соскучишься?

— Верно, — ответила Саба, не выдержала и расхохоталась. Затем тоже приготовилась ко сну и выключила свет в каюте.

Настали последние дни пребывания в невесомости. Профессор Мариам ощущала неминуемое приближение посадки. Собственно, его ощущали все. Теперь уже не было необходимости следить за соблюдением графика — экипаж отдавал обучению все силы. Научная группа готовила оборудование.

Саба каждый день встречалась с Гордоном. Они довольно быстро разработали код для связи, и оба без труда запомнили его. Напарники постарались предусмотреть все неожиданности, какие только могли возникнуть, и даже оставили простор для синтеза новых комбинаций сигналов, которые можно было бы задействовать по мере развёртывания деятельности экспедиции.

Миша, естественно, продолжал свои ухаживания, но даже он стал каким-то рассеянным и флиртовал с женщинами, словно бы больше по привычке или для того, чтобы никто не догадался об испытываемых им чувствах. Музыковед не совсем понимала, что это за чувства, но в том, что Никулиным владела некая страсть, сомнений у неё не было.

Наконец Борис включил на корабле сигнал, возвещавший о скором выходе из гиперпространства, и все поспешили пристегнуться к койкам.

Саба понимала, что в самом скором времени звездолёт приземлится на планете йилайлов. Она приняла таблетки от тошноты. Через несколько минут начались чудовищные перегрузки. Казалось, что тело выворачивается наизнанку.

Когда наконец муки закончились и она пришла в себя, то увидела, как Эвелин неловко выбирается из паутины ремней, покачивающихся от её прикосновений.

Риордан отстегнулась и, зацепившись ступнёй за скобу, выполнила несколько движений, которым научила её соседка и которые были очень эффективны для восстановления кровообращения и мышечного тонуса.

Мариам молча присоединилась к ней.

Закончив упражнения, обе женщины покинули каюту и обнаружили, что все остальные собрались возле отсека управления.

На обзорном экране уже была видна звёздная система, к которой они направлялись. В стороне светился голубовато-белый серп. Вскоре он исчез из поля зрения.

— Мы пролетаем мимо второй планеты, — сообщил пилот.

— Тем лучше, — буркнул Росс Мердок.

— Аминь, — тихо добавил Кейс Ренфри.

Довольно скоро все увидели Йилайл — большой голубовато-зелёный, с такого расстояния он чем-то напоминал Землю. Полумесяц быстро вырастал в размерах и смещался к центру «тарелочки».

Прошло ещё немного времени, серп превратился в шар, и члены экипажа уже могли различить на поверхности планеты острова, плотно разместившиеся по линии экватора, а также — белые шапки полюсов. И острова, и полюса скрывались за плотными завесами облаков, скрученных циклоническими вихрями.

— Всем вернуться на койки, — скомандовала Зинаида. — Скоро посадка и начало нашей работы.

Возразить было нечего. Даже Миша притих.

Саба и Эвелин молча вернулись в каюту и приготовились к посадке.

Глава 11

Сила притяжения нарастала. Россу казалось, что какой-то великан сжал в своём здоровенном кулаке его кишки и скручивает их. Он собрал все силы и сосредоточился на том, чтобы дышать по возможности ровно. Корабль снижался. Шарообразный звездолёт содрогался, поскрипывал и с бешеной скоростью мчался к Йилайлу.

Мердок пытался представить себе, что за мир их ожидает: множество островов, опоясывавших синий блестящий шар. Океан покрывал всю планету целиком — кроме полярных шапок. Космопорт располагался не на самом крупном из островов, а на самом плоском и спокойном. На большинстве остальных островов имелись действующие вулканы, так что там неразумно было бы строить города. Росс гадал, долго ли они пробудут на планете и удастся ли группе учёных исследовать хотя бы некоторые из этих островов, а их на планете было никак не меньше десяти тысяч, а скорее — больше.

Мердок надеялся, что не намного больше.

Посадка прошла быстрее, чем в предыдущий раз, — но, возможно, это впечатление сложилось, поскольку все заранее знали, чего ждать. Звездолёт с мягким толчком приземлился. Росса подбросило на койке. Он повернулся с боку на бок, размял руки и ноги.

С разных сторон слышались голоса. Один за другим выбрались из своих кают члены экипажа и, не теряя времени даром, сразу начали готовить к выгрузке оборудование. Гордон уже руководил работой. Мердок услышал стремительную английскую речь. Переговаривались Эш и Ренфри.

— Проклятье, — выругался Ренфри. — Ну и тяжеленная же штуковина! Жаль, мы не знали, что можем не экономить энергию.

Росс задумался о загадочном топливе и о том, как вести корабль, если оно вдруг закончится, — несомненно, у них ничего не получилось бы. При мысли о бесконечном дрейфе в пустоте по спине агента пробежали мурашки. Ещё хуже стало Мердоку, когда он представил, как корабль теряется в чуждом и жутком гиперпространстве.

Американец предпочёл поскорее отстегнуться и подняться с койки. Он зашнуровал ботинки и вышел из каюты.

— А, Росс! — поприветствовал его Кейс с явным облегчением. — Первым делом нам надо вытащить этот чёртов генератор по частям и наладить снабжение лагеря энергией.

Мердок кивнул, наклонился и поднял тяжёлый ящик. Это оказалось непросто, поскольку мышцы за несколько недель невесомости ослабли, несмотря на все тренировки. Что ни поднимешь — все, казалось, весит не меньше тонны.

— Михаил и Виктор отправились на разведку? — спросил Росс.

— Как только Борис опустил трап, — ответил Ренфри. — Этот Миша ведёт себя так, словно целый месяц прожил не в невесомости, а при силе тяжести в два g. Он, как с трапа сошёл, принялся прыгать и скакать так, что это зрелище привело бы в восторг любого сержанта морской пехоты.

Мердок фыркнул и тут же охнул от натуги, спускаясь по лестнице следом за Кейсом. Единственное, что его сейчас радовало, так это то, что Никулин не видит, как он гнётся и кряхтит со своей тяжеленной ношей.

Они подошли к наружному люку. Росс выглянул наружу, вдохнул знакомый, жаркий и пряный воздух и громко чихнул, от неожиданности чуть не выронив ящик.

Ренфри тоже чихнул — раз, ещё раз, затем поспешно поставил ящик и, чихнув в третий раз, смущённо высморкался.

Мердок шмыгнул носом. Надо было дать органам обоняния привыкнуть к новым запахам. В ожидании он огляделся по сторонам. Корабль совершил посадку на утренней заре. Лилово-розовая, оранжевая и жёлтая краски играли в густой траве, заполнившей трещины на поле древнего космопорта.

— Фью! — Рядом с Россом появилась его жена, державшая в руках несколько плоских ящичков. — Пахнет как после взрыва на парфюмерной фабрике!

— Хорошо, что мы захватили большой запас противоаллергических препаратов, — рассудительно заметил Валентин, вышедший из люка следом за Эвелин.

— Мы не болели, — возразил Кейс, — но, может быть, нам просто повезло. Хорошо, что у нас есть иммунитет — или, по крайней мере, мы можем надеяться на то, что он у нас есть, — уточнил он, прищурившись и окинув взглядом незнакомые деревья и кусты.

24
{"b":"20927","o":1}