ЛитМир - Электронная Библиотека

Полковник тем временем все говорила:

— Это была всего-навсего шайка любителей поживиться на дармовщинку, они хотели захватить электростанцию и заработать лёгкие деньги, взвинтив цены на электричество. Своего рода энергетические пираты. Они понятия не имели о том, что мы — агенты времени, что у нас — корабль чужаков. И они, конечно, вернутся с подкреплением. Нам следует позаботиться о том, чтобы бандиты и нашли здесь только гидроэлектростанцию. Ни больше и ни меньше. Ничего, — с расстановкой произнесла она ледяным тоном, — такого, что могло бы вызвать хоть какие-то вопросы.

— Простите, — наконец выговорил Михаил, хотя сделать это ему было не легче, чем приподняться и сесть.

Васильева откинулась на спинку стула, потёрла пальцами висок — так, словно у неё болела голова. Но если бы кто-то предположил, что этот жест — проявление слабости, он бы ошибся.

— У американцев есть корабль, — сказала она. — Теперь мы союзники. Есть корабли у немцев и у французов, а также у норвежцев и у африканцев. Должна ли я напоминать вам, Михаил Петрович, что все они теперь — наши союзники? Агентства времени трудятся по всему миру. Предстоящая миссия будет осуществлена до конца, даже если кто-то из нас потеряет корабль.

Михаил покачал головой и поморщился от боли.

— Прошу прощения. Просто не верится, что американцы нам помогут. А даже если помогут — неизвестно ещё, что они потребуют взамен.

— Этого не знает никто из нас, — ответила женщина. — Я сама привыкла им не доверять, но изменившаяся ситуация требует, чтобы мы изменили своим привычкам.

Раненый поморщился. Полковник продолжала:

— Сейчас наши люди заканчивают работы на электростанции. Потом они отправятся в Санкт-Петербург и подготовятся к путешествию. — Она уронила руки на колени. — Никто из нас не доверяет американцам. Но с фактами не поспоришь — положение правительства крайне неустойчиво, в любой момент могут начаться волнения. Ты сам прекрасно понимаешь: в сложившихся обстоятельствах никто не должен узнать про инопланетные артефакты — межпланетные корабли и аппаратуру для путешествий во времени. Подобные секреты не должны попасть в плохие руки. Ради сохранения тайны нам следует быть готовыми взорвать корабль даже вместе с собой. Представители всех стран, вовлечённых в Проект, согласились на такие условия. Поэтому необходимость вынуждает всех нас идти на компромисс. Работать сообща, разгадывать тайны, с которыми мы сталкиваемся, до тех пор, пока за пределами земного притяжения мы не встретимся с проблемами более серьёзными, нежели все те, что мы создавали друг другу прежде — здесь, на Земле.

Васильева снова откинулась на спинку стула.

Михаил вздохнул, потрогал рукой бок. Было больно.

— Что с экспедицией?

— Завтра вылетаем в Нью-Йорк. Мы начинаем тренировки там.

Глаза Никулина метнули молнии. Собрав все силы, он поднялся и встал с кровати.

— Я лечу, — заявил Михаил, не обращая внимания на то, как дрожит и срывается голос. — Отправьте меня этим рейсом.

— Но врач…

— Мне все равно. Я буду участвовать в этой экспедиции, даже если для этого мне придётся пробиться через восемь часовых поясов. А вы знаете: я никогда не бросаю слов на ветер.

Они молча смотрели друг на друга.

— Зина, — проговорил он наконец. — Пожалуйста.

У Васильевой едва заметно дрогнули губы.

Никулин опустился на набитый соломой матрас. У него закружилась голова. Но это не имело значения. Он понял, что победил.

— Мы улетим завтра, — сказала Васильева. — Но без тебя. Как только спадёт температура, присоединишься к нам… — Она указала на кровать. — А теперь спи.

И за ней закрылась дверь.

Глава 1

Зазвонил телефон. Росс Мердок вздрогнул и обернулся.

На миг он встретился взглядом с женой, Эвелин Риордан. Женщина, стоя у противоположной стены, укладывала скатерть в корзину для пикника, которую они только что вместе собрали.

Странно было услышать телефонный звонок. Никто так бесцеремонно не нарушал их уединения на протяжении долгих роскошных осенних дней — здесь, в Сейфарборе, на побережье штата Мэн. Ни телефона, ни телевизора, ни газет — ничего, кроме морских птиц да шума волн, разбивающихся о прибрежные скалы у подножия холма, на котором стоял дом. Птицы, волны — и они. Рай.

— Давай не будем брать трубку, — сказал Росс.

Женщина покачала головой.

— Это не наш дом. Это дом Гордона. Может быть, кто-то ему звонит.

— Кто? — спросил Мердок, когда телефон зазвонил во второй раз.

Эвелин выразительно глянула на него своими большими карими глазами.

— Друзья? Родственники?

— У него нет друзей, кроме сотрудников Проекта, — полушутя отозвался мужчина. — И родственников, думаю, тоже. Проект для него — и друзья, и родственники.

Эвелин проговорила:

— Я думаю, все-таки надо ответить.

— Ладно, я возьму трубку, — сказал Росс. — Я ближе к телефону.

На четвёртом звонке он поднял трубку.

— Дом Эша.

— Мердок. — Этот голос трудно было не узнать. Майор Келгэрриз. — Всюду тебя разыскиваю. У нас чрезвычайное происшествие.

Мужчина бросил трубку.

— Торговля по телефону, — сказал он, с трудом заставив себя улыбнуться. — Давай-ка поторопимся на пикник, пока погода снова не загнала нас в дом.

Эвелин улыбнулась в ответ, взяла корзину и открыла дверь.

Телефон снова зазвонил. Росс закрыл за собой дверь.

— А может, нам и повезёт с погодкой, — проговорил он громко и весело.

Жена посмотрела на него, вздёрнув брови, но промолчала, а он взялся за ручку корзины, их руки оказались рядышком, и они зашагали по тропинке, уводящей от дома.

Час спустя Мердок лежал, растянувшись на прохладной траве, и смотрел, как плывут по небу облака.

«Чрезвычайное происшествие, — думал он. — Ну, естественно. В Проекте всегда какие-нибудь треклятые чрезвычайные происшествия!»

И почему-то получалось так, что в большинстве из них Росс принимал деятельное участие.

Он считал, что заслужил отдых. Ему и Эвелин был обещан медовый месяц, и Мердок не собирался от него отказываться. «Медовый месяц» — это когда они только вдвоём, наедине, никто не мешает и ничто не угрожает — кроме разве пары-тройки шмелей.

Росс посмотрел на жену, а она наблюдала за чайками, пикирующими и кружащими над пенным прибоем у скал. Наконец Эвелин повернула голову, и их взгляды встретились. Она прищурилась.

— Торговля по телефону? — проговорила она.

— Что-что? — удивлённо спросил мужчина.

Уголки губ Риордан опустились.

— Может быть, мне не стоит поднимать эту тему, но разве не странно, что ты злишься целый час просто из-за дурацкого звонка.

— Я? Злюсь? — фыркнул Мердок.

Жена наклонилась и провела кончиком пальца по его подбородку.

— Ты стал такой… зажатый. Напряжённый. Ну, просто будто какой-то герой боевика, в которого, того и гляди, начнут палить из автоматов штук двадцать очень плохих парней. — Она нежно прикоснулась к руке мужа, и он только тут заметил, что барабанит пальцами по земле. — Костяшки пальцев у тебя пока не побелели, но до этого, по-моему, недалеко.

Росс смущённо улыбнулся.

— Это был Келгэрриз.

Эвелин присвистнула. Позади неё крикнула чайка, а далеко внизу, словно бы в ответ, послышались мяукающие голоса множества морских птиц.

— Нам с тобой обещали это время, — заявил Мердок. — И пошли они к чертям собачьим, если отступаются от данного слова.

— Но ты же понимаешь: случилось что-то чрезвычайное, иначе бы нас не побеспокоили.

Припомнив, что словечко «чрезвычайное» прозвучало и по телефону, Росс пожал плечами.

— Милый, — чуть насмешливо проговорила его жена. — Ты только не старайся сделать вид, что тебе это безразлично. Или что ничего важного не происходит. Как ни крути, а призрак Келгэрриза сидит вот тут, между нами, иначе бы ты так не злился. Так что лучше бы нам вернуться в дом и выяснить, что у них там за проблема.

3
{"b":"20927","o":1}