ЛитМир - Электронная Библиотека

— Проклятье.

Мужчина встал и принялся укладывать вещи в корзину.

— Означает ли «проклятье», что я права? — с усмешкой поинтересовалась Эвелин. — Жене было бы приятно узнать, что она способна разгадывать вот такие маленькие загадки в поведении супруга.

— «Проклятье» означает «проклятье», — буркнул Росс и повесил корзину на плечо.

— Я это запомню, — кивнула Риордан, улыбаясь, и они тронулись в обратный путь.

Через полчаса после того, как они возвратились в дом Гордона Эша, снова зазвонил телефон. Эвелин чуть насмешливо посмотрела на Мердока.

— На этот раз трубку возьму я, — сказала она и подошла к телефону.

— Дом Гордона Эша, — ответила она вежливо. — Эвелин Риордан у телефона. Могу я принять ваше сообщение?

Россу ужасно захотелось — хотя он и понимал, насколько это глупо, — чтобы она после небольшой заминки сказала: «Извините, вы ошиблись номером» или, может быть: «Нет, нам не нужна алюминиевая обшивка».

Но прошло десять секунд. Тридцать. Женщина не проронила ни слова.

Мердок подошёл к ней, молча встал рядом и стал ждать.

Наконец она проговорила:

— Я все понимаю, майор. Мы ценим вашу заботу и очень благодарны за то, что вы позволили нам побыть вместе ещё немного. До завтра.

Она бережно опустила трубку на рычаг и обернулась к Россу.

— Действительно, дело срочное.

— Проект «Звезда», — процедил Мердок, будто ругательство. — Нужно было дать этой треклятой машине времени команду унести нас куда-нибудь в прошлое или в будущее, чтобы нас никто не нашёл. — Он вздохнул. — Ну, что у них стряслось на этот раз? Он сказал? Впрочем, он ведь не стал говорить об этом по телефону.

— Вот именно. Он сказал только, что нам нужно явиться в Центр.

— А Гордон?

— Он уже там.

Мужчина протяжно вздохнул.

— Все было слишком хорошо и долго продлиться не могло, — пробормотал он, хотя на язык так и просились более пространные выражения. Но он мог сколько угодно проклинать судьбу, весь мир и своё начальство — это ничего бы не изменило. Так что Мердок спросил только: — Завтра?

— Они пришлют за нами вертолёт. По крайней мере, не придётся колесить по всем этим серпантинам от побережья.

— Но зато мы бы дольше оставались наедине… — мечтательно проговорил Росс.

Эвелин усмехнулась и иронично приподняла бровь.

— У нас ещё вся ночь впереди. Давай не будем тратить время попусту.

Её муж нисколько не возражал.

Гордон Эш налил себе чашку свежесваренного кофе и сел к столу, за которым рассаживались сотрудники во время проведения совещаний. Он посмотрел на майора Келгэрриза, в кабинете которого они находились. Тот ответил на его взгляд кривой усмешкой и бросил:

— Они будут здесь завтра.

— Росс, небось, пришёл в бешенство? — спросил Гордон, стараясь придерживаться шутливого тона.

Келгэрриз, высокий, крепкий мужчина с грубыми чертами лица, сказал:

— Мердок швырнул трубку. Я потом ещё долго звонил. На десятый раз ответила Эвелин. Когда я упомянул о деле чрезвычайной срочности, она, похоже, сумела оценить то, что мы дали им столько времени, сколько смогли. Думаю, Росс отреагировал на это, скажем так, острее, но с этим, к счастью, пришлось разбираться его жене, а не мне.

Его собеседник улыбнулся и кивнул. На самом деле он с нетерпением ожидал Эвелин и Росса. Эш хотел, чтобы они поскорее вернулись и подключились к выполнению, судя по всему, очень трудного задания. Сам Гордон никогда не позволял себе такой опасной роскоши, как влюблённость: это слишком напоминало слабость. И все же он был вынужден признать, что Риордан и Мердок прекрасно подходили друг другу.

Вот только из-за этого Росс и Гордон больше не были напарниками.

Так что же, значит, на этот раз ему предстояло отправиться на задание в одиночку? Или, может быть, они с Россом и Эвелин стартуют втроём?

Минутку. Нельсон Миллард, верховный босс, говорил что-то насчёт того, что вопрос о составе группы, участвующей в экспедиции, будет решён позже — значит, следует отложить бесполезные размышления.

Гордон отхлебнул кофе и мысленно приготовился к ожиданию длиной в сутки. За годы работы археологом он приучился к терпению.

На следующий день, около двенадцати, вертолёт с Россом и Эвелин, уже второй на их сегодняшнем пути, приземлился неподалёку от невыразительного здания на окраине небольшого города в штате Нью-Йорк.

Супруги вышли из вертолёта и сразу низко пригнулись, чтобы не попасть под вихрь, поднятый замедляющими вращение винтами, и хоть как-то укрыться от шквалистого ветра и дождя.

Погода словно согласилась с тем, что их медовому месяцу пришёл конец: ночью с севера налетела сильная гроза, следовавшая за ними по пятам всю дорогу. А лететь пришлось долго: вертолёт, потом — небольшой самолёт и снова вертолёт.

Мердок почувствовал, что пальцы на его покрытой шрамами руке непроизвольно сжимаются в кулак. Они с женой прошагали по асфальтированной площадке и подошли к фасаду здания, на котором красовалась скромная табличка: «Институт полярных исследований». Из-за ощущения опасности, подогретого то ли грозой, то ли страхом перед тем, что ожидало за дверью, Росс нервничал.

Когда охранник распахнул перед ними двери из толстого стекла, Мердок бросил взгляд на отражение Эвелин. Та выглядела, по обыкновению, безупречно и подтянуто: каштановые волосы уложены в узел, брюки и блузка не стесняют свободы движений, но подчёркнуто элегантные. Человек, знающий толк в боевых искусствах, мог бы распознать в чётком изяществе агента Риордан повадки профессионала, всегда готового к бою. Выражение лица доброжелательное, на губах играет улыбка, но Росс понимал, что она тоже нервничает.

Женщина быстро глянула на него. Он усмехнулся — и она усмехнулась.

Вот так. Они начинали чувствовать настроение друг друга.

Открылись, пропуская их, двери лифта. Но супруги не поднялись на этаж вверх, где, как предполагал Росс, находились самые обычные кабинеты. Кабина опустилась этажей на пять-шесть вниз, глубоко под землю.

В лифте они молчали. Когда двери снова открылись, перед ними предстало знакомое зрелище — главная контора учреждения, известного под кодовым названием «Проект „Звезда“». Тут работало правительственное агентство настолько секретное, что для него даже не придумали аббревиатуры — аббревиатуры возбуждают интерес.

Дневное освещение, множество комнатных растений в горшках — благодаря этому в помещениях было светло и легко дышалось, хотя они располагались на уровне пятидесяти футов под землёй. Росс и Эвелин шли мимо множества небольших тесных кабинетов, поглядывая на занятых работой сотрудников вспомогательного звена. Эти люди разрабатывали проекты миссий для агентов времени, а потом сортировали данные, собранные теми во время странствий в прошлое.

Скольким из этих сотрудников, с большинством из которых Мердок не был знаком, доводилось читать его отчёты и на их основе писать собственные?

Наверное, если бы он захотел, то смог бы это выяснить. Так агент размышлял, когда они с женой миновали двойные двери в дальнем конце зала. Но вправду ли ему хотелось знать, много ли работы он создавал для других?

Эта мысль вызвала у Росса усмешку, которую он поспешно стёр с лица на подходе к двери в кабинет Нельсона Милларда, главного руководителя Проекта.

Когда они вошли, обернулись все, находившиеся в кабинете: трое мужчин и одна женщина. Миллард выглядел как типичный главный администратор — крупный, седой, с резкими движениями. Сразу видно человека, которому дорого время. В майоре Келгэр-ризе, непосредственном начальнике Росса в Проекте, безошибочно угадывался военный. А вот третий мужчина, Гордон Эш, непосвящённому показался бы в этом кабинете посторонним — смуглый, голубоглазый, каштановые волосы со светлыми, выгоревшими на солнце прядями, хорошо сложенный и физически развитый. Трудно было предположить, что Эш — обладатель докторской степени по археологии и руководитель с необычайно гибким умом.

4
{"b":"20927","o":1}