ЛитМир - Электронная Библиотека

Но они ничего не знали о джекках. А Россу чутьё подсказывало: происходящее каким-то образом укладывается отдельным кусочком в общую головоломку.

Он обернулся и увидел, что Риордан неторопливо прибирает на рабочем месте.

Было бы лучше, чтобы она спокойно вернулась домой. Уж если и делать что-то глупое, так в одиночку, чтобы опасность грозила только ему одному.

— Да, — сказал он Боку. — Я приду.

Глава 22

— Прошло два часа, — сказала Эвелин, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не зарычать в микрофон рации.

Эш был ни в чем не виноват. Никто не был виноват — кроме Росса.

Проклятье!

— Он подавал признаки жизни? — спросил Гордон.

— Да, — ответила Риордан. — Два раза посылал кодовый сигнал, что с ним все в порядке. Я знаю, что он жив, но не знаю, где он.

— А что именно случилось? — осведомился археолог.

— Ничего. То есть в самом конце рабочего дня я видела, как он прибирался на рабочем месте. Рядом с ним в этот момент находилось пятеро или шестеро джекков. Все они вели себя на редкость тихо и спокойно, что для этих типов очень нехарактерно.

— Я с джекками не сталкивался, — заметил Гордон.

— Тебе повезло, — буркнула Эвелин и вздохнула. В комнате хотя бы было прохладно, но находиться тут одной… Она зажмурилась — настолько неприятен ей был вид негостеприимного инопланетного жилища.

— А я так радовалась, что работе конец, потому что от жары у меня голова разболелась ещё сильнее, чем раньше. Но когда я все прибрала и выключила, то оглянулась, а его уже нет. Сначала я подумала, что не заметила его, поэтому обошла весь цех — никого. Тогда я вернулась сюда той дорогой, какой мы обычно возвращаемся, — никого. Тогда я включила рацию. На самом деле мы их не носим с собой, потому что работаем вместе и всегда можем лично обменяться новостями. И батарейки не тратятся. Но сегодня муж свою рацию взял. Я попробовала его вызвать. Ответа не было.

— Но ты же сказала, что получила от него сигнал, говорящий о том, что с ним все в порядке, — напомнил ей Эш.

— Это случилось уже после того, как я ещё раз сбегала в транспортный Центр. — Эвелин не стала говорить о том, насколько тяжело ей было пробежаться по такой жаре. Гордон знал, какая жуткая стоит погода. Все это знали. — Его там не оказалось, тогда я ещё раз попыталась вызвать его голосом, а когда он не ответил, попробовала импульсный код и получила ответ. Сигнал о том, что с ним все нормально.

— А не мог кто-то отобрать у него рацию?

— Вот и я первым делом то же самое подумала, — кивнула Эвелин и, протянув руку, взяла чашку с водой, жадно выпила её и сказала: — Прошу прощения.

Археолог негромко рассмеялся.

— Я сам воду хлещу галлонами. И профессор Мариам тоже.

— Ты говорил с Сабой? — на мгновение отвлеклась от своей беды женщина.

— У нас с ней был долгий разговор, — не стал вдаваться в подробности Гордон. — Вернёмся к Россу. Значит, ты не допускаешь, что кто-то забрал его рацию?

— О нет. Если, конечно, этот кто-то не обладает способностью читать чужие мысли. Понимаешь, во время полёта мы тоже разработали парочку персональных кодов. На всякий пожарный. Вот он и ответил мне одним из условных сигналов. А час назад он послал другой сигнал, означающий: «Сейчас говорить не могу, но со мной все нормально».

Риордан не стала упоминать о том, что первый сигнал означал: «Я люблю тебя», — но вряд ли Эш об этом не догадался.

«Да, — мрачно подумала Эвелин, — жалко, что мы не придумали такой сигнал, как: „Я тебя люблю, но ты поступил так глупо, что я тебя задушить готова!“

— Это очень похоже на того агента Мердока, с которым я хорошо знаком, — отметил Гордон, и Риордан немного успокоилась, хотя по-настоящему утешиться, конечно же, не смогла. — Вот что я думаю. Им руководит интуиция, какая-то догадка, но он понимает, что все мы восстали бы против его вылазки. Между тем чутьё его до сих пор никогда не подводило.

До сих пор. Вот-вот. Женщина вздохнула.

— Верно.

— Свяжись со мной, если появится что-то новое, — сказал Эш.

Эвелин хотелось поговорить ещё — хотя бы для того, чтобы кто-то поддержал её, но она заставила себя прервать связь. Она понимала — на самом деле Гордон ей ничем помочь не может. О сложившемся положении дел он знал ещё меньше, чем она сама, а у него и без этого забот и тревог хватало.

Он знал меньше, чем она…

Эвелин резко вскочила. В висках у неё пульсировала боль. Идиотка!

Она снова включила рацию и набрала номер Михаила.

— Никулин слушает, — последовал ответ почти мгновенно.

Никулин? Ах да, это была фамилия русского.

— Миша, — обратилась к нему Риордан, — скажи, пожалуйста, во время ваших странствий вам доводилось встречаться с джекками?

— С джекками? Да. У них, можно сказать, логово в пещерах. От города — прямо на юг, ближе к полуострову.

Эвелин шумно выдохнула.

— А ты, случайно, не мог бы меня туда проводить?

Никулин негромко рассмеялся.

— Случайно мог бы. Есть причина?

Риордан вкратце посвятила его в суть дела.

Михаил молча выслушал её до конца, а потом сказал только:

— Я пойду с тобой.

И связь прервалась.

По подсчётам Эвелин, на момент разговора с ней русский находился в нескольких часах ходьбы, и ей стало неловко из-за того, что ему придётся тащиться в такую даль по жаре. Но дело было слишком важное.

Главное для неё сейчас было отдохнуть перед дальней дорогой. До прихода Никулина вполне можно было попытаться поспать.

Поэтому женщина расстелила матрас, постаралась не думать о том, что лежать на нем ей придётся одной, сложила в ранец все, что собиралась взять с собой в дорогу, легла и сразу уснула. Но когда послышался торопливый стук в дверь, ей показалось, будто она только что закрыла глаза.

Открыв дверь, она увидела Михаила. Риордан взяла рацию и ранец, а потом вышла в коридор.

Никулин улыбнулся ей. Понять по его взгляду, что у него на уме, было трудно.

— Есть проблема? — спросил он.

Судя по тону, он намекал на проблемы между ней и Россом. Эвелин сдержала раздражение. Она понимала, что такой вопрос вполне закономерен, что на чаше весов — успех экспедиции. Поэтому она спокойно ответила:

— Нет. На самом деле все наоборот. — И тут она начала догадываться. — Он так обходителен… И… — У неё даже голова закружилась, когда она все поняла. — Глупо, но, думаю, я поступила бы точно так же.

Она на миг живо представила себе такую картину: её муж шагает рядом с Михаилом и на каждом шагу ругается. Эвелин громко рассмеялась, но поспешно прикрыла рот ладонью.

Никулин с любопытством взглянул на неё.

Во избежание дальнейших расспросов Эвелин спросила у него:

— А далеко идти? Всю ночь?

Михаил покачал головой.

— Увидишь.

Они спустились по пандусу до самого низа, и Эвелин обнаружила, что снаружи довольно темно. Выходить сейчас не полагалось. Согласно правилам, в это время свободно разгуливать могли только йилайлы. Однако русскому все же удалось благополучно добраться до города.

С часто бьющимся сердцем Риордан обошла следом за Никулиным здание общежития. В эту сторону она никогда не ходила.

«А почему я никогда не ходила в ту сторону?» — спросила она у себя.

Ответ был прост: они с Россом все время проводили вместе и друг друга оберегали. Наверняка, живи они поодиночке, на долю каждого из них выпало бы гораздо больше приключений.

Но ни он, ни она ни разу и словом об этом не обмолвились.

Глядя под ноги, женщина невесело усмехнулась.

«Ну, ничего, — подумала она, — вот теперь и наверстаем упущенное».

Но для начала им с Михаилом предстояло найти Мердока и вернуть его обратно, но так, чтобы никого из них троих не застигли среди ночи в лесу.

Никулин поднял руку. Эвелин остановилась. Он старательно осмотрелся, а потом вытащил из кармана и раскрыл небольшой приборчик, похожий на лорнет, и снова вгляделся во все стороны — на этот раз с помощью прибора, представлявшего собой инфракрасный сканер. Медленно повернувшись по кругу, Михаил сложил прибор и убрал в карман.

49
{"b":"20927","o":1}