ЛитМир - Электронная Библиотека

Келгэрриз сказал:

— Мы частенько действуем примерно по таким же правилам, если есть возможность. Существуют способы осуществления микроскачков внутри определённого промежутка времени, но эти скачки сопряжены с невероятно высокими затратами энергии и с ещё более высоким риском. Несколько произошедших в результате наших экспериментов аварий заставляют нас предположить, что из-за этих скачков ткань времени опасно растягивается. Мы стараемся добиваться того, чтобы операции осуществлялись параллельно с реальным временем.

Полковник согласно кивнула.

— Мы до сих пор не слишком хорошо разобрались в этой инопланетной технике — как она работает и почему.

Росс спросил:

— А как же генератор поля?

— У нас существует стандартная схема, — ответила Васильева. — Простите меня за многословие, но думаю, будет лучше, если я все объясню подробно.

— Конечно, — кивнул Эш. — Пожалуйста, продолжайте.

Полковник отпила глоток кофе и устало откинулась на спинку стула.

— Мы никогда не знаем заранее, сколько времени потребуется отряду на выполнение полученного задания — несколько часов или несколько недель, поэтому мы в первую очередь производим сбор научной информации. Базовый, сторожевой отряд собирает образцы в непосредственной близости от Ворот и подвергает их анализу. Организуются посты для наблюдения за местными жителями. В данном случае отряд, согласно приказу, должен был разыскать башню, некогда обнаруженную вами, доктор Эш, и изучить её, если бы это позволили местные племена летунов. Наш отряд захватил с собой предметы, которые мы надеялись обменять на древние свитки — если таковые обнаружатся.

— Обнаружили что-нибудь? — спросил Гордон.

Васильева покачала головой.

— Вы и ваши коллеги обнаружили первичные образцы, — сказала она и одобрительно кивнула. — Но нам хотелось все проверить ещё раз. Мы ожидали, что нашей группе удастся взять материалы гораздо более высокого качества из работающей библиотеки — и что эти материалы дополнят уже имеющиеся. Очевидно также, что все собранное нами исчезло бы на текущем отрезке линии времени.

Присутствующие одобрительно закивали.

— Затем, — продолжала полковник, — наши сотрудники должны были расширить изучаемую зону, исключая только ареал враждебных ласок. Некоторым из наших людей было поручено обследовать здания, другие должны были постепенно продвигаться, концентрически удаляясь от точки прибытия, собирать и анализировать пробы. — Она нахмурилась, глядя на чашку с кофе. Её взгляд стал задумчиво-отстранённым. — Когда базовый отряд прочёсывал третий круг, они обнаружили останки одного из членов экспедиционного отряда.

В кабинете стало тихо.

— Прочёсывая шестой круг, мы засекли сигнал, — продолжала Васильева. — Этот сигнал означал, что экспедиционный отряд по какой-то причине бросил генератор поля.

Росс нетерпеливо заёрзал, поймал на себе взгляд Эвелин и промолчал. Келгэрриз, взглянув на Мердока, едва сдержал улыбку, но тоже не проронил ни слова.

Однако полковник все это заметила и вежливо кивнула Россу.

— У вас есть вопрос, мистер Мердок?

— Просто мне стало интересно, почему ваш экспедиционный отряд не нашёл свою брошенную технику по прибытии?

— Если бы они её обнаружили, они не стали бы совершать скачок, — с усмешкой ответил за полковника Эш.

Риордан криво ухмыльнулась.

— От всех этих разговоров о времени у меня начинают вскипать мозги.

— У меня тоже, — признался Миллард.

— Это ведь как с квантовой механикой и кошкой Шрёдингера[4], понимаете? — проговорила Васильева и склонилась к столу. Она была обеспокоена тем, насколько верно её понимают, и это беспокойство делало её акцент ещё заметнее. — Генератор поля и обнаруживался, и не обнаруживался одновременно до «скачка» первого отряда. Потом суперпозиция отказала. А после этого аппаратура только… была. Была — по-русски это звучит вернее.

— Похожая история вышла с нападением лысоголовых на нашу станцию на крайнем севере несколько лет назад, — сказал майор. — Когда мы прибыли и основали базу, следов их вмешательства обнаружено не было до тех пор, пока все не случилось и мы не поняли, что именно нам нужно искать.

Росс догадался, что на его лице крупными буквами было написано изумление, поскольку Келгэрриз продолжал:

— Да, мы уже обменялись подробной информацией по всем миссиям с обеих сторон. Чтобы появилась хоть какая-то надежда спасти этот экспедиционный отряд, нам нужно знать как можно больше.

«Насколько подробной информацией вы обменялись?» — хотелось спросить Мердоку, но он от вопроса удержался.

Васильева проговорила:

— Можно поставить вопрос таким образом: где мог сосредоточить поиски наш отряд? Стали бы они на протяжении многих недель прочёсывать всю планету, чтобы разыскать генератор поля Ворот, который на самом деле мог оказаться где угодно? Не забывайте: сигнала на месте перемещения не было, поэтому наш базовый отряд понятия не имел о том, что необходимо организовывать поиски. Шестой круг оказался очень большим.

— Все ясно, — сказал Росс, стараясь, подражая Келгэрризу, реагировать на поступающие факты как на нечто само собой разумеющееся. — Простите, что прервал вас.

Полковник едва заметно качнула головой.

— Когда имеешь дело с прошлым, настоящим и тем, как они взаимосвязаны, все вопросы важны. Больше мне сказать почти нечего. От группы отчёты поступали ежедневно, но связь оборвалась после шестьдесят второго дня — то есть, согласно корреляции с настоящим временем, примерно за три недели до того, как мы обнаружили брошенную технику. Единственное, что было между ними общего, — это болезненное состояние. Что-то вроде аллергической реакции — так мы решили. Точно такое же недомогание переносили учёные в настоящем времени, только реакция не была такой выраженной. Сразу по возвращении в сферический корабль все симптомы исчезли.

— Эту проблему можно ликвидировать с помощью курса антигистаминных препаратов, — заметил майор.

Васильева кивнула.

— Мы не приняли таких мер предосторожности, поскольку в отчёте вашей группы, — сказала она и кивнула Гордону, — ничего не было сказано о патологических реакциях.

— Мы ничего серьёзного не заметили, — отозвался Эш. — А не может эта проблема носить сезонный характер?

— Как раз так мы и предположили, — ответила полковник.

Эвелин негромко поинтересовалась:

— Не найдены ли хоть какие-то сведения об исчезнувшем отряде?

Васильева покачала головой.

— С момента обнаружения сигналов брошенной аппаратуры, естественно, был отдан приказ, и наша группа приступила к розыску. Кроме останков биолога, никаких вещественных улик обнаружено не было, хотя обследована была территория на много миль вокруг. То ли останки захоронены на одном из других островов, то ли просто пропали. Наша поисковая группа расширяла площадь поисков до тех пор, пока у них не закончились припасы, и только после этого вынужденно вернулась.

— Невесело, — констатировал Росс. — И чем мы можем вам помочь?

Келгэрриз сказал:

— Как уже упоминала полковник, недавно чужаки нанесли серьёзный ущерб их базам и оборудованию. Русские до сих пор ещё оправляются после этого потрясения.

— Медленно — слишком медленно, — проговорила Васильева, не скрывая отчаяния. — Наше правительство не желает выделять нам денег, не видя результатов, а мы не можем продемонстрировать результаты, если у нас не будет средств для продолжения работы. У нас столько сил ушло на то, чтобы наверстать упущенное! — Она развела руками и пожала плечами. — Поэтому, когда майор вышел на нас с предложением поделиться информацией, мы вместо этого прибыли, чтобы попросить о помощи.

— И эта помощь вам будет оказана, — объявил Миллард. — Исследуемая планета явно чрезвычайно важна. Только условия соглашения, по которым, вследствие распределения записей между странами, данные были переданы вам, удерживали нас от дальнейшего изучения этого мира. Нам тоже хотелось бы знать больше — и о космопорте, и, естественно, о лысоголовых. Разгадай мы кое-какие тайны, связанные с ними, нам, возможно, удастся лучше организовать оборону — на случай, если их внимание снова обратится в сторону Земли. А приходится предполагать, что так и будет.

вернуться

4

Имеется в виду иллюстрация на примере ящика с кошкой и капсулой с ядом проблемы измерения в квантовой механике, предложенная австрийским физиком Эрвином Шрёдингером (1887—1961), основоположником квантовой механики.

6
{"b":"20927","o":1}