ЛитМир - Электронная Библиотека

Это предчувствие ей понравилось.

А когда она открыла глаза, то увидела над собой знакомый круглый потолок «ячейки» нурайлского общежития и пустые закруглённые стены. Женщина повернулась на бок, прислушалась к еле слышному шуршанию матраса, с которым он елозил по полу, вдохнула запах стираного постельного белья и пыли.

«Больше этого не будет», — подумала она.

А потом Риордан поняла, с чем связано радостное предчувствие: не надо идти на работу. Теперь это стало не нужно. Очень скоро они должны были отправиться домой.

Она рассмеялась. Сегодня её не удручала ни постоянная жажда, ни вечное желание поесть белковой пищи, ни головная боль, ни нытьё в суставах. Скоро она будет дома — там, где свежая клубника и горячая ванна, где нет никакого безумия. Дома.

Тут из душевой кабинки вышел Мердок и улыбнулся в ответ на улыбку жены.

— Хороший сон? — спросил он.

— Нет. Приятное пробуждение, — ответила Эвелин и неторопливо поднялась. — Ну что, будем сворачивать этот дурацкий матрас? О Росс, я так рада, что мы летим домой. Надеюсь, Гордон уже вывел Сабу из Дома знаний, потому что… — Её прервал стук в дверь. — Откроешь, ладно? Пойду освежусь.

Эвелин вошла в кабинку и впервые за все время, что они жили здесь, несколько минут, показавшихся ей вечностью, наслаждалась странным ощущением, напоминающим прохождение через пластиковую плёнку.

«Больше этого никогда не будет, — с радостью подумала Риордан, выйдя из кабинки. — И этого тоже», — добавила она, протащив через очищающее поле одежду.

Из комнаты доносились взволнованные голоса, но женщина не ощутила тревоги, поскольку узнала высокий голос Веры — та всегда разговаривала на повышенных тонах.

Она заплела волосы в косу и подколола на затылке — прогулка по джунглям обещала быть жаркой, особенно если день сегодня окажется таким же солнечным, как вчера.

Войдя в комнату, Эвелин застала странную сцену. Росс стоял, опустив голову и подбоченившись. Его поза заставила женщину встревожиться.

Она обернулась к Вере. Та стояла, раскинув руки. Её круглая мордашка излучала полную беспомощность, кудряшки растрепались. Казалось, она за ночь глаз не сомкнула.

— Везде, — продолжала Павлова, от волнения говоря с сильнейшим акцентом. — Везде, где только можно придумать. В каждом из домов мува. Во всех местах, где мы собирали ягоды и орехи. Пряталась от йилайлов. Ирины нигде нет.

— Что? — вскрикнула Риордан и сама не узнала собственный голос. У неё вдруг до боли свело мышцы живота, и она прижала к нему ладонь. — Что? Только не говорите мне, что Базарова пропала.

— Если ты не хочешь этого слышать, я, конечно, ничего не скажу, — мрачно пошутил Росс — Но факт есть факт. Она не появлялась весь вчерашний день и, что гораздо важнее, не пришла ночевать.

— Гордон, — выпалила Эвелин, лихорадочно соображая. — Он говорил с ней, когда выходил вчера утром из нашей комнаты. — Он в курсе?

— Да, — кивнула русская. — Я связалась с ним вчера поздно ночью, перед тем как лечь спать. Он не беспокоился. Сказал, что она, наверное, уточняет какие-то подробности. Ну, и я тоже волноваться не стала. Но она так и не вернулась.

Риордан спросила:

— А на работе она появилась?

— Этого я не знаю, потому что мы работаем на разных мува. В полдень она не явилась на обычное место встречи, но иногда она не обедает со мной, потому что бывает занята. Это меня не слишком встревожило.

— И никто из мува тебе ничего не говорил?

Павлова покачала головой.

— Это не в их правилах. Мы на них работаем, все остальное их не интересует.

Росс заметил:

— И все же я бы пока не стал слишком сильно пугаться. Ты говоришь, что она порой куда-то уходит, чтобы лично проверить какие-то сведения, да?

— Это верно, — ответила Вера, глубоко вдохнула и испустила долгий судорожный вздох. — Она не всегда рассказывает мне, над чем именно работает. Но ночевать она не пришла впервые.

Мердок взглянул на жену. Та едва заметно покачала головой и поняла: они с мужем подумали об одном и том же: Ирина могла отправиться к Михаилу — по какой угодно причине. Но допускать это, не имея веских доказательств, ни ему, ни ей не хотелось.

— Например, она могла отправиться к пещерам джекков, — задумчиво протянул мужчина, — чтобы составить окончательный отчёт.

Эвелин предприняла отчаянную попытку сгладить обстановку.

— Вот здорово! Значит, отчёт об этом не придётся писать тебе!

— Ой, вряд ли мне удастся сачкануть, — угрюмо отозвался Росс. — Вот увидишь: Миллард и Келгэрриз потребуют, чтобы все мы описали каждую мелочь и предоставили отчёты в трех экземплярах.

Эвелин посмотрела на Павлову и перевела взгляд на Росса.

— А не стоит ли нам связаться с Михаилом и Виктором? — спросила она, надеясь, что этот вопрос прозвучал тактично.

— Я уже звонила им, — ответила Вера без тени улыбки. — Они не знают, где она. Миша сказал, что они прочешут джунгли.

Риордан стало не по себе. Значит, Базарова — куда бы она ни направилась — не была с Михаилом. Романтический вариант — свидание русских агентов в джунглях — это было бы слишком просто и хорошо, невзирая на крушение всех надежд Павловой.

— Ну, знаете, что-то я не пойму, с чего бы это Ирине мотаться по джунглям, — рассудительно заметил Мердок.

— Она могла отправиться туда, чтобы своими глазами осмотреть места стоянок пропавшей экспедиции, — сказала Эвелин. — Ведь она вообще такая: любит все увидеть и потрогать сама.

Русская кисло усмехнулась.

— Это правда. Ей кажется, что все делают все недостаточно внимательно и хорошо. — Она снова горько вздохнула. — Виктор осмотрит Поле бродяг — вдруг Ирина решила зачем-то ещё раз осмотреть захоронение биолога, а Миша обещал наведаться на место последней стоянки, и если к тому времени Ирина ещё не объявится, то он попробует проследить за тем, как в последние сутки двигались тележки по древней транспортной системе.

— Базарова знала о ней? — спросила Эвелин.

— О, да. Виктор показал схему, когда передавал ей свои карты. Она заявила, что должна просмотреть все-все, вот он и показал ей все, что только мог придумать.

Риордан посмотрела на мужа. У неё неприятно засосало под ложечкой.

— Мне в голову лезут только мысли об исчезновениях. Правда, мы ещё не дожили до дня Цветения…

— А кто сказал, что все должно случиться именно так, как это вышло с Екатериной? Нам ведь уже доподлинно известно, что остальные исчезли не в один день с ней, — болезненно морщась, проговорил Росс.

— Да, но не раньше, а позже неё, — уточнила Павлова с робкой надеждой. — Все они. После Екатерины. А не до.

— Однако мы до сих пор точно не знаем, почему они исчезли так неожиданно, — тихо произнёс Мердок. — Мы знаем, что случилось с ними потом, но не понимаем, что заставило их бросить все и пропасть.

Эвелин спросила, боясь того, что ответ ей известен:

— Наверное, Виктор решил заодно проверить и…

Русская сжала губы.

— Да.

Риордан мысленно закончила свой вопрос: «…нет ли свежих могил на Поле бродяг», а вслух проговорила:

— Так что же нам делать? Тоже начинать поиски?

Вера сказала:

— Гордон распорядился очень чётко. Он велел всем встретиться здесь и никуда не выходить после того, как я схожу к себе и к Ирине на работу. Это я только что сделала. Её на рабочем месте нет.

Словно бы опомнившись, Павлова развернула свёрток и разложила на полу еду.

— Я не голодна, — покачала головой американка и, сев возле стены, обхватила себя руками и подтянула колени к подбородку.

— Нам нужно перекусить, — рассудительно заметил её муж.

— Чтобы силы были, — кивнув, добавила Вера.

Эвелин заставила себя немного поесть. При этом она не спускала глаз с товарищей, словно боялась, что они возьмут и пропадут без следа. Ею владела буря эмоций. Нет, Базарова не стала ей близкой подругой, ни в коем случае. Просто она уважала эту женщину, как коллегу и очень хорошего агента. Она не хотела, чтобы её убили, но она не хотела и другого: чтобы некто — безымянный, неизвестный, какая-то тварь — странным образом завладела разумом Ирины и заставила её — сделать что, что? — бежать на остров летунов, да?

61
{"b":"20927","o":1}