ЛитМир - Электронная Библиотека

Никулин поднял руки вверх и сделал шаг назад, старательно разыграв изумление.

— Ну, почему, когда я появляюсь, всех самых хорошеньких женщин уже разобрали? А я-то обрадовался…

Он говорил с сильным акцентом, но на вполне сносном английском.

Росс с такой силой стиснул зубы, что ему стало больно, но заметил он это только теперь. Он заставил себя расслабиться. Ему все ещё ужасно хотелось врезать по этой ухмыляющейся физиономии, но надо было сдерживаться.

Ничего не случилось.

Ничего не случилось.

— Я надеялся когда-нибудь познакомиться с вами, Росс Мердок, — продолжал русский. Он говорил неторопливо, с расстановкой, но его манера ни на секунду не обманула Мердока — поза Никулина, его взгляд наглядно демонстрировали, что он готов к любому выпаду со стороны Росса.

«Русский знал, что она моя жена, — догадался Мердок. — И он сделал все нарочно».

Эта мысль разозлила его ещё сильнее, но приходилось признать — блондин быстро сориентировался на чужой территории и сразу начал разведку боем.

— Мы наслышаны о ваших успехах, — продолжал Никулин, не переставая улыбаться, оценивающе глядя на Росса. — У меня есть кое-какие вопросы. Мы выпьем и поговорим с глазу на глаз.

Мердок заставил себя пожать плечами и подать голос. И обрадовался тому, что его голос прозвучал естественно:

— Мы сядем и просмотрим кучу записей — прямо сейчас.

— Да, мы уже немного опаздываем, — сказала Эвелин. Росс заметил, с каким облегчением она взглянула на него. — Прошу вас сюда, мистер Никулин.

— Михаил Петрович, — поправил её русский. — А ещё лучше — просто Миша.

Риордан взяла мужа под руку и решительно зашагала вперёд. Михаил пристроился по другую сторону от неё. Он шёл лёгкой, размашистой походкой, и Росс, который искоса следил за ним, замечал, что русский по-прежнему сохраняет бдительность. Мозолистые руки Михаила, его уверенные повадки говорили: этот человек многое пережил и не раз бывал в переделках. Только теперь, обдумав слова Никулина, Мердок понял, как много о нем известно коллегам из-за границы.

«Может ли быть так, что Михаил Петрович Никулин — мой русский партнёр, призванный меня, как говорится, пасти?»

Эта мысль не прибавила Мердоку радости — с этим человеком ему предстояло работать.

Они подошли к одному из залов, где их уже ждали Келгэрриз и остальные члены отряда — русские, эфиопка и американец. Росс заметил невысокую русскую женщину, с которой виделся днём раньше во время ужина. Как же её зовут? Ирина… А отчество? Женщина улыбнулась и поприветствовала Михаила, что-то быстро протараторив по-русски. Высокий блондин стал разговаривать со своими соотечественниками, а Эвелин сжала руку мужа.

Он посмотрел на жену.

Она прошептала:

— Позволь, я сама с ним разберусь.

— Он знал, кто ты такая, — буркнул Росс и снова вспылил.

— Конечно знал, — прошептала в ответ Риордан. — Это просто-напросто словесная дуэль. Он хочет вывести тебя из равновесия, и, пока ты будешь фыркать, пялясь на него, как бык — на красное, он будет заигрывать со мной.

Она усмехнулась.

Считай это комплиментом своей репутации. На самом деле так все и есть, только в завуалированной форме.

— Если бы он хотел сделать мне комплимент, он так бы и сказал: «Вы — молодчина! Рад, что мы вместе с вами будем участвовать в этой экспедиции». Или в России так не принято?

Эвелин негромко рассмеялась и прошептала с настойчивой решимостью:

— Повторяю: позволь, я сама с ним разберусь.

— Прошу вас, — сказал Келгэрриз. — Нам пора начинать. Пожалуйста, садитесь за столы по одному.

Росс скрипнул зубами.

«Это не экспедиция, — думал Мердок, — а сущее стихийное бедствие».

Но тут он заметил на одном из столов свой ноутбук, рядом с которым лежали наушники, и уселся за него.

Гордон Эш оказался за соседним столом. Эвелин села по соседству с Сабой Мариам.

— Хорошо. Начнём с записей, обнаруженных вместе с генератором поля. На экране вы можете выбрать, на каком языке хотите их прослушать. Моим сотрудникам порядок известен, — продолжал Келгэрриз, — но ради наших гостей я позволю себе объяснить, как мы обычно работаем. Вся запись прослушивается от начала до конца один раз. В это время вы можете делать заметки. Как только все заканчивают, мы ставим запись снова и на этот раз будем останавливать её, задавать вопросы, искать объяснения. Но до начала обсуждения нам всем следует войти в курс дела, поэтому давайте без лишних разговоров приступим.

Росс поудобнее устроился на стуле, раскрыл ноутбук и подключился к терминалу базы данных. Надевая наушники, он украдкой бросил взгляд на жену. Эвелин сидела, положив голову на руки, — именно в такой позе она обычно слушала записи, — и, судя по всему, напрочь забыла о существовании русского блондина.

Эш уже делал заметки, Саба — тоже. Забавно. Русские, все до одного, сидели, сохраняя вежливое спокойствие. Неудивительно: они все это уже слышали раньше.

Пошла запись. Перевод звучал в бесстрастном, профессиональном исполнении чтеца.

«Начало отчёта исследовательского отряда „А“, записанного Екатериной Семёновой, архивистом. День первый. Мы только что прибыли…»

Росс опустил глаза и заметил, что машинально постукивает кончиками пальцев по крышке ноутбука. Он отдёрнул руку и сел прямо. Будет неловко, если его нервозность заметят.

Он злился не только из-за треклятого русского донжуана. Мердок терпеть не мог начало работы над такими записями. Всегда в них звучало одно и то же: в подробностях описывались любые мелочи, причём потом, после того как отряд накапливал больше данных, оказывалось, что на большинство этих мелочей можно было не обращать внимания.

«…нечто вроде пернатых кошек».

Росс мысленно усмехнулся. Пернатые кошки! Их он хорошо помнил. Вот это в самом деле диковинка. В какой биологической нише могло найтись место для пернатых кошек?

Росс посмотрел на экран своего ноутбука и быстро вписал пометку. «Никогда нельзя угадать наперёд, — подумал он, — какие подробности окажутся потом малозначащими».

Закончив пометку, он снова стал слушать запись и обнаружил, что русские уже совершили скачок в прошлое. Он прислушался внимательнее — и точно: голос сообщил, что пропал биолог.

Из-за того, что время поджимало, а сведений было собрано слишком мало, отряд разбился на двойки и стал действовать более осторожно. Теперь для них главными стали поиски пропавшего товарища и старания оставаться незамеченными.

Когда по записям миновала неделя пребывания русских в прошлом, Мердок вдруг отвлёкся. Он опять вспомнил про пернатых кошек. Пернатые кошки — какой цели они могли служить? Как они могли эволюционировать?

Неожиданно голос зазвучал иначе, и Росс поймал конец фразы, которая была наполнена неподдельным изумлением.

«… никаких признаков присутствия крылатых людей, в отличие от сведений, сообщённых участниками американской экспедиции. Но мы уже в третий раз наблюдаем за существами, которых, в отсутствие достоверной информации, называем племенем ласок — так их называли и американцы. Мы видели их только по ночам и только в большом городе. Днём встречаются представители всех других видов, но только не этого. Мы пока не показывались им на глаза, однако следует снова упомянуть о том, что в отличие от описанного нашими предшественниками поведения наблюдаемые нами повадки этих существ совершенно не агрессивны…»

Ласки? Не летуны?

Может быть, ещё кто-то устремился в прошлое и вызвал серьёзные изменения на линии времени? Но все остальное совпадало…

Росс помотал головой — словно бы для того, чтобы прогнать эти мысли. Путешествия во времени всегда сопровождались противоречиями и ответвлениями. От такого мог свихнуться даже гениальный учёный, не говоря уже об обычном человеке.

Мердок решил не размышлять об этом. Он сосредоточился на записи, и на этот раз обратил пристальное внимание на все новые и новые сюрпризы очередного экспедиционного дня, которые перечислял бесстрастный голос чтеца.

9
{"b":"20927","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Закрытый сектор. Капкан
Братство обмана
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Магическая сделка
Полное собрание рассказов
Мастер иллюзий
Приключения Серёжи Царапкина
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Душа собаки. Как и почему ваша собака вас любит