ЛитМир - Электронная Библиотека

Киртиан-таки добился своего: заданный им вопрос повис в воздухе, и Аэлмаркин заметил, что на лицах враждующих лордов появилось настороженное выражение.

— Очевидно, у тебя имеется идея получше? — пророкотал чей-то новый голос.

Аэлмаркин и Киртиан одновременно развернулись к новому участнику разговора; ранее он незаметно сидел среди свиты своего сына, а теперь поднялся с места. Аэлмаркин изумленно уставился на него; он не заметил, что лорд Лайон тоже явился сюда вместе со своим сыном Гилмором…

«Проклятье! Он был здесь все это время или прибыл перед самым боем? Вдруг он оскорбится, что я его не заметил? Что еще стрясется за сегодня?»

Мысли Аэлмаркина заметались, словно перепуганные рабы, пытающиеся убрать невесть откуда возникшую кучу мусора. В'кель Лайон лорд Киндрет — глава Великого Дома Киндретов — стоял, завернувшись в алый плащ, расшитый изображениями распластавшегося в прыжке оленя, и скрестив руки на груди. Аэлмаркина пробрала дрожь: Киндрет был одним из самых могущественных членов Совета.

Голос лорда Лайона в Совете стоил трех других голосов.

А если еще вспомнить, сколько у него союзников.., скольких он может вознести или ниспровергнуть одним лишь словом…

Аэлмаркин затаил дыхание. Возможно, через несколько мгновений все его молитвы сбудутся. Если Киртиан достаточно сильно оскорбил лорда Лайона.., если лорд Лайон решит, что Киртиан действительно безумен и не отвечает за свои действия, как утверждал Аэлмаркин…

Тогда, возможно, еще до исхода дня, Аэлмаркин сможет отдать своим рабам приказ о переезде в новое поместье.

Киртиан посмотрел на лорда Лайона, на этот истинный символ могущества, так, словно перед ним был не то младший сын какого-то семейства, не то чей-то прихлебатель.

— Да, — просто произнес Киртиан. — Имеется. И я готов продемонстрировать ее, здесь и сейчас, перед всеми присутствующими.

Глава 6

— Это В'кель Лайон лорд Киндрет! — прошипел Джель на ухо Киртиану. Тот знаком показал «я понял», не отводя при этом взгляда от высокого, крепко сбитого знатного лорда. Это имя было хорошо известно Киртиану, и полуоформившийся план, пришедший ему в голову в этой отчаянной ситуации, вдруг приобрел новое значение. Если ему удастся убедить лорда Лайона пользоваться его методами, причем не только для тренировок, но и для судебных поединков, сколько же жизней удастся спасти! Если лорд Лайон того пожелает, и тренировки, и поединки повсюду будут проводиться по методу Киртиана.

И потому Киртиан принялся блефовать напропалую.

— На самом деле, — продолжал Киртиан столь невозмутимо, словно говорил чистейшую правду, — я явился сюда в надежде прекратить подобную чушь.

— Неужели? — Похоже, слова Киртиана позабавили лорда Лайона; это было неплохим предзнаменованием. — И каким же образом? Надеюсь, это будет наглядная демонстрация, а не какое-нибудь представление посредством иллюзий?

— Выставьте против моего телохранителя любого бойца по вашему выбору, — храбро заявил Киртиан. — Они будут пользоваться моими методами боя. Они будут биться насмерть, но ни один из них не пострадает. Вы можете использовать лучшего из ваших людей — самого ценного.

С ним ничего не произойдет, и вы не лишитесь его услуг.

— В самом деле?

Лорд Лайон посмотрел сперва в одну сторону, затем в другую.

— Виварна, Мартиэн, если я предложу использовать в этой схватке моего телохранителя, согласитесь ли вы счесть результаты этой дуэли решением вашего спора — вместо использования ваших собственных гладиаторов?

Лорд с белым единорогом насупился. Лорд с синим змеем ответил первым:

— А как мы будем решать, кто из бойцов кого представляет?

— Бросьте жребий, — небрежно произнес Лайон. — Я знаю, что моему человеку мало равных, но, думаю, человек лорда Киртиана тоже достаточно опытен.

Он снова повернулся к Киртиану.

— Я, в принципе, согласен, что это — напрасная трата ценных ресурсов. Обучение стоит дорого, а когда бойца убивают — или когда он удирает, чтобы присоединиться к этим изменникам волшебникам, — все расходы идут насмарку. Конечно, до начала нынешних неприятностей никаких волшебников, к которым удирают люди, не было, как не было и необходимости выводить на бой целые армии, но сложившаяся ситуация требует некоторого изменения обычаев. На самом деле, некоторые члены Совета уже в открытую поговаривают, что, возможно, разумно бы было запретить вызовы, чтобы предотвратить бесполезное уничтожение обученных бойцов.

По губам его скользнула легкая улыбка.

— Некоторые даже предлагают, чтобы спорщики, если они не хотят или не могут улаживать разногласия при помощи магической дуэли, сами брались за мечи.

Эти слова вызвали приглушенный гул среди зрителей и несколько сдавленных возгласов изумления. А лорды Виварна и Мартиэн даже не стали скрывать охватившего их смятения.

Лорд Лайон устремил взгляд на Киртиана. В этом взгляде сквозил некий сардонический интерес. Киртиан вздернул подбородок и напомнил себе, что его род не уступает древностью и знатностью Дому Киндрет.

— Вот и я говорю: не лучше ли будет, если вы сможете проводить поединки, не теряя ни одного бойца и не проливая ни единой капли крови? — решительно вопросил он. — Возможно, ваши гладиаторы прекратят убегать, если увидят, что им не грозит опасность погибнуть в бессмысленной схватке. И я думаю, столь мудрому и многоопытному лорду, как вы, нет надобности указывать, что подобный способ тренировок поможет нам создать такие войска, каких врагу никогда не подготовить. Подумайте, каких бойцов вы сможете выставить, когда сможете получать потомство от самых лучших из них, а потом давать им настоящую боевую подготовку, чтобы они могли учиться на собственных ошибках!

— Бескровные бои? А какое в них удовольствие? — пробормотал кто-то за спиной у Киртиана.

Киртиан пропустил это замечание мимо ушей, равно как и постепенно усиливающееся ворчание зрителей. Ему удалось завладеть вниманием лорда Лайона, и он не собирался упускать его.

— Я прекрасно понимаю, что в прошлом мое увлечение многим казалось эксцентричным, — продолжал он, — но именно благодаря этому увлечению я узнал по меньшей мере одну из тайн, утраченных после того, как мы покинули Эвелон и пришли сюда сквозь Врата. Теперь мне известно, как Предки проводили свои дуэли чести и тренировки — как они обучались бою: не пользуясь тупым оружием, не останавливая удар, и все же не проливая крови.

Неужто вам никогда не приходило в голову, что у них должен был быть какой-то способ учиться биться на мечах, не калечась при этом? В конце концов, они, в отличие от нас, — при этих словах Киртиан обвел презрительным взглядом сидящих вокруг молодых лордов, — они сражались на дуэлях сами, а не выставляли кого-то вместо себя.

Их методами я и пользуюсь для обучения моих бойцов. Более того: каждый человек в моем поместье, кому только позволяет здоровье, изучает основы боевых искусств на тот случай, чтобы они могли оборонять поместье до того момента, когда на помощь подойдут настоящие бойцы.

Киртиан не стал уточнять, от какого такого врага намерены обороняться его люди — он понадеялся, что лорд Лайон предположит, будто речь идет о волшебниках или Диких людях, а не об армии под руководством кого-нибудь из лордов. Теперь с лица лорда Лайона исчезла последняя тень недоверия, и на нем читался лишь живейший интерес.

А если хоть кто-то из присутствующих прикидывал, не захватить ли владения Киртиана силой, теперь у них появится повод серьезно призадуматься.

— Если все это правда… — Лорд Лайон повернулся к молчаливому огненноволосому человеку в черной одежде, стоявшему у него за спиной, подобно тени. — Каэт, спустись на арену и подбери себе доспехи и оружие. Я желаю посмотреть на это в деле.

Человек отсалютовал лорду Лайону и спрыгнул на арену. На гладиаторов он просто не обратил ни малейшего внимания, словно это были не люди, а статуи. Киртиан поймал взгляд Джеля и кивнул. Джель последовал примеру Каэта.

17
{"b":"20928","o":1}