ЛитМир - Электронная Библиотека

Казалось, это будет длиться вечно. Когда Реннати наконец-то завершила свой рассказ, ее покинули все чувства, Кроме боли. Теперь леди Лидиэль знает о ней все до последней капли, и, конечно же, наказание, которого девушка так жаждала, не замедлит последовать.

В конце концов леди устало вздохнула:

— Вставай, дитя, и сядь, чтобы с тобой можно было поговорить нормально.

Реннати не могла пошевелиться — и тогда ее мгновение спустя пошевелили. То есть сдвинули с места. Леди Лидиэль просто подхватила ее под руки, подняла и усадила обратно в кресло — так легко, словно Реннати была легче пушинки. Возможно, для леди она и вправду была ненамного тяжелее пушинки. Лидиэль наверняка была искушена в эльфийской магии, а откуда Реннати знать, на что способна магия и на что не способна?

— Итак, — сказала леди, — ты понимаешь, что ты натворила. Готова ли ты исправить причиненный вред?

Реннати казалось, будто взгляд леди проникает ей в самую душу.

Теперь у девушки из всех чувств осталось лишь одно — надежда. Она пробилась через гнетущее беспросветное отчаяние и чуть-чуть ослабила оковы, стискивающие ее горло, так что Реннати стала дышать немного свободнее. Девушка молча кивнула.

И леди Лидиэль, изъясняясь кратко и точно, объяснила Реннати, что та должна будет делать. И Реннати согласилась, не возразив ни единым словом и даже не спросив, что с ней произойдет в тот неминуемый момент, когда она станет не нужна.

***

День выдался долгий и очень трудный, и большую его часть пришлось провести в седле, а потому к тому моменту, когда с Киртианом связалась мать, он уже был здорово вымотан.

До сих пор кампания против молодых лордов ничем не походила на ту тяжкую, упорную битву, которую Киртиану вроде как полагалось вести. В действительности же, если бы не свидетельства в виде опустошенных поместий, сожженных и разрушенных усадеб, полей, поросших сорняками, Киртиан заподозрил бы, что это какой-то фарс.

Потому что в тот момент, когда он принял командование, вот буквально-таки в тот самый момент молодые лорды тут же прекратили открытое сопротивление. Они просто развернулись и пустились наутек.

И Киртиан как командир не мог не оценить их тактику. Он ведь вел с собой своих собственных людей, способных составить костяк любого войска. Первое же сражение стало бы решающим. Армия молодых лордов находилась вдалеке от тех мест, где у них имелись надежные базы. Да и с припасами у них было туговато, невзирая на магию. Киртиан на их месте поступил бы точно так же.

Вот только сейчас он был не на их месте, а вовсе даже наоборот, преследовал их. А это означало, что когда они остановятся, то смогут застать его врасплох — причем сделают они это по своему усмотрению. И очень может оказаться, что его уставшему войску придется столкнуться с их отдохнувшей армией.

Киртиан смотрел на изображение матери, появившееся на крохотном телесоновом экране, вделанном в его походный стол. А Джель, заглядывающий ему через плечо, время от времени заинтересованно сопел.

— Триана? — в конце концов переспросил Киртиан. — Я понимаю — Аэлмаркин. Но Триане-то что от нас надо?

Зачем ей засылать к нам шпиона?

Прежде чем Лидиэль успела ответить, Джель насмешливо фыркнул:

— Чего тут неясного? Они работают вместе. Или Аэлмаркин думает, что они работают вместе. Судя по всему, что я слышал, эта су… — он кашлянул и поправился:

— Эта женщина — куда большая дрянь, чем твой кузен, хоть это и трудно вообразить. Но что она пронырливее — так это даже не вопрос. А что вы скажете насчет этой девчонки? Можно ли положиться на ее слова? Можно ли вообще на нее положиться — теперь, когда вы…

Лидиэль улыбнулась:

— Джель, брось. Не забывай — ты говоришь с леди.

Сколько наших людей владеют людской магией? И сколько, по-твоему, во время нашей беседы наблюдало за ее мыслями — помимо тех, кого я об этом попросила, — просто так, на всякий случай, чтобы удостовериться, что остальные ничего не пропустили?

У Джеля хватило тактичности покраснеть.

— Это называется — не учи свою бабушку грибы собирать. Прошу прощения, миледи. Так она не опасна?

— Более чем не опасна. Думаю, нам стоит оставить ее у себя, — последовал поразительный ответ. — Она очень умна. Она сообразительна, а это вовсе не то же самое, что ум.

И она в глубине души добрая девочка. Я только порадуюсь, если она найдет у нас свой дом. Она может очень пригодиться нам: у нас не так много людей, выросших в рабских бараках, а она может сообщить нам множество ценнейших сведений об этом мире.

— Только не в качестве моей наложницы!.. — ляпнул, не подумавши, Киртиан — и покраснел, услышав смешок Джеля.

— Я сильно сомневаюсь, что после того, как девушка найдет себе место среди наших людей, она пожелает становиться чьей бы то ни было наложницей, — сухо отозвалась Лидиэль. — А суть именно в этом, не так ли?

Киртиан поспешил перевести разговор в другое русло.

— Насколько я понимаю, ты хочешь с помощью этой девушки скормить ненаглядной Триане столько ложной информации, сколько в ту влезет?

— Я бы сказала, что стыдно упускать такой случай, — созналась Лидиэль. В глазах ее заплясали озорные огоньки — во всяком случае, так показалось Киртиану. Но вообще-то изображение было слишком маленьким, чтобы утверждать это наверняка. — Если уловка сработает, возможно, стоит даже впоследствии прислать ее к тебе. Насколько я понимаю, многие офицеры возят с собой одну-двух наложниц…

Прежде чем Киртиан успел возразить, в разговор вмешался Джель.

— Прекрасная идея, леди! — восторженно заявил он. — Если, конечно, вы твердо уверены, что ей можно доверять.

Если Триана будет делиться новостями с Аэлмаркином, мы можем накормить ее чушью, подмешав туда ровно столько правды, чтобы сложилось впечатление, что девушка преуспевает даже больше, чем надеялась эта су.., эта женщина.

— Джель, я бы все-таки не стала называть Триану сукой, — невозмутимо заметила Лидиэль. — Не стоит так оскорблять всех собак женского рода. Все-таки они в большинстве своем очень милые существа.

Джель заржал, а Киртиан почувствовал, что у него горят уже не только щеки, но и уши. Что это такое творится с его матерью в последнее время?

А может, просто в последнее время мама сочла его достаточно взрослым и стала говорить при нем без лишних церемоний?

— Ну, теоретически идея вроде бы неплохая, если, конечно, девушку можно доставить сюда без риска для нее, — попытался схитрить Киртиан. — Я, собственно, не имею в виду опасность, связанную с боевыми действиями — тут что-то все получается куда.., куда спокойнее, чем я ожидал. По крайней мере, пока что. Кто-то убедил молодых лордов, что отступать им сейчас выгоднее, чем остановиться и принять бой. Не сказал бы, что я очень из-за этого страдаю — благодаря этому я кажусь великолепным командующим. Но пока девушка у нас в поместье, Триана не сможет до нее добраться. Если же она приедет сюда, а Триана решит, что коротких разговоров по телесоновому кольцу ей мало, ей не составит особого труда похитить девушку. Вокруг меня постоянно вертится куча людей и эльфийских лордов, а доверить ее охрану я смогу лишь Джелю. Брать же ее с собой на время битвы вообще ни Джель, ни я не сможем.

«И мне совершенно не хочется, чтобы у меня под ногами путалась какая-то женщина. У меня и без того хлопот хватает», — подумал Киртиан, но предпочел этого вслух не говорить. На самом деле, ему совершенно не хотелось лишний раз заставлять мать волноваться. И потому он рассказывал ей далеко не обо всем. Когда же молодых лордов припрут к стенке — а рано или поздно это обязательно случится…

Лидиэль задумчиво прикусила губу.

— Да, об этом я как-то не подумала, — призналась она. — Если посмотреть на дело с этой стороны, Триане и вправду не составит большого труда подослать кого-нибудь к тебе в ставку, чтобы шантажировать девушку. Ну что ж, оставим пока эту уловку про запас, на тот случай, если Триана начнет давить на нее. Ну а пока мы сделаем вид, будто после твоего отъезда я взяла девушку в личные служанки, и время от времени ей удается «подслушать» наши с тобой разговоры. Авось Триана проглотит эту байку.

55
{"b":"20928","o":1}